Суббота, 24 Июнь 2017

Курс тенге: никакой экономики, только политика

Опубликовано в Интервью Вторник, 01 Ноябрь 2016 11:26
Оцените материал
(0 голосов)

Экономист Жарас Ахметов рассказал, почему казахстанцы видят стабильный тенге.

На прошлой неделе глава Нацбанка Данияр Акишев посетил Усть-Каменогорск. Он рассказал о денежно-кредитной политике регулятора, золотовалютных резервах страны. А также заявил, что начиная с сентября 2016 года Нацбанк не проводит интервенций на валютном рынке и доля участия регулятора составляет 0%. Жарас Ахметов пояснил, можно ли верить словам главы Нацбанка и почему.
Сколько стоит доллар?

 

— Акишев заявил, что с сентября курс тенге формируется исключительно под воздействием фундаментальных факторов. Когда государство в 2015 году отпустило тенге, делались такие же заявления, а интервенции все равно были. Можно ли верить словам Акишева сейчас? Какова реальная стоимость доллара в Казахстане?

 

— Раз он так говорит, значит так и есть, ведь эти слова легко можно проверить. Скорее всего, в этом просто не было необходимости, мы видим, что курс ведет себя достаточно уверенно, даже укрепляется периодически. В предыдущие периоды интервенции были, то есть Нацбанк на курс так или иначе влиял. И помимо паритета покупательской способности или ценовых соотношений между нашими и импортными продуктами еще важны ожидания населения.

 

Большую часть года население готовилось к ослаблению курса тенге. Интервенции Нацбанка же проводились исключительно для того, чтобы отбивать спекулятивные атаки.

 

— А вы сами пытались посчитать, сколько реально должен стоить доллар?

 

— Нет. А зачем? В Казахстане курс тенге – не экономический, а политический фактор. Даже социально-политический фактор, я бы сказал.

 

Зимой опробовали уровень 380-390 тенге и увидели рост протестных настроений населения.

 

Поэтому будут стараться не опускать ниже этой планки любыми средствами. Обсуждать курс тенге с экономической точки сегодня вообще бессмысленно.


Кому важен курс тенге

 

— Недавно ваш коллега Асет Наурызбаев говорил о том, что для большей части населения курс доллара важен только с позиции подорожания импортных товаров. И все. Но мы ведь и потребляем все импортное – одежду, бытовую технику. Значит, влияние доллара куда больше, не так ли?

 

— Для значительной части населения с точки зрения потребления курс доллара большого значения не имеет. В основной массе потребляются товары отечественного производства, дорогая бытовая техника давно не потребляется или потребляется очень мало. На потребление стоковых вещей или привезенных из Китая, конечно, доллар влияет, но не так сильно, потому что там другое ценообразование. В этом Асет прав.

 

Укрепление доллара сказывается на псевдосреднем классе, то есть на городском населении, у которого потребление совсем другое, чем у соотечественников из села.

 

Реальная стоимость доллара – та, за которую люди готовы платить. Все остальное – большая сложная теория. Если сегодня курс тенге 332-333 тенге за доллар и люди готовы его по этой стоимости покупать или продавать, значит это его реальная цена. Другого критерия нет. Если мы с этой ценой не согласны, то существовал бы черный рынок, на котором доллар и тенге торговались бы по другому курсу. А у нас черного рынка нет. Значит, мы все воспринимаем эту цену как справедливую. В Узбекистане, к примеру, 10 лет назад официальный курс был 100 сумов за доллар, а на черном рынке он стоил 1000 сумов. Это значило, что курс доллара был государством несправедливо занижен и поэтому сложился черный рынок.


Показатель самочувствия экономики

 

— Акишев сказал, политика плавающего курса тенге позволила не только сохранить золотовалютные резервы (ЗВР) страны, но и начать процесс их восстановления. За сентябрь они выросли и составили 31,4 млрд долларов. Это много или мало? Что эта цифра значит для рядового потребителя?

 

— В 1995-1996 годах все ЗВР страны были в районе 1 млрд долларов. Вот и сравнивайте, много сейчас или нет. По сравнению с докризисными временами было примерно то же самое. ЗВР – величина непостоянная, в Казахстане она может перевалить за 33 млрд долларов либо опуститься ниже 30 млрд. Мы подобное наблюдали. Но общий тренд – нарастающий. Оценивать ЗВР вообще не нужно. На настроение простого человека это знание никак не влияет. Улучшение экономики страны не определяется золотовалютными резервами, поэтому цифра в 31 млрд долларов для рядового человека – ни о чем. Есть другие, более важные показатели, о которых сказал Акишев. Например, сальдо счета текущих операций. Чтобы было понятно: если оно положительное — это знак того, что тенге, скорее всего, будет укрепляться. Если наоборот – это знак того, что есть риски ослабления тенге. И чтобы этот показатель был объективным, надо сравнивать его с потоками по финансовому счету. Есть ли приток валюты по инвестициям и внешним займам или его нет.

 

А золотовалютные резервы только показывают, достаточно ли у Нацбанка средств для интервенций на валютном рынке в случае возникновения паники или спекулятивной атаки. Нынешних резервов достаточно.

 

Если вы имели в виду ЗВР как индикатор самочувствия экономики, то это не так. Самочувствие экономики отражает, например, уровень конечного потребления домохозяйств. Если он растет, значит экономика более-менее выравнивается. Если замер на месте или снижается, значит с экономикой не в порядке. Надо смотреть за розничным товарооборотом, за спросом. Это более точный индикатор.
Потребление — индикатор

 

— А как проверить уровень конечного потребления домохозяйств? В каждую семью зайти и посчитать, сколько съели?

 

— Комитет по статистике проводит ежемесячное бюджетное обследование 12 тысяч семей по Казахстану. Я не знаю, насколько это выборка репрезентативная, это нужно спрашивать у комитета по статистике.

 

— Значит, в качестве примера можно показывать стабильные середнячковые домохозяйства, которые ели как и раньше, а потом на этом основании выводить средние цифры, что у нас все в порядке с экономикой? А можно взять «нищету» и получить другие цифры. Но этого наша статистика не делает. Объективность где?

 

— Комитет регулярно готовит бюллетень по дифференциации доходов и расходов населения, где смотрят и потребление, и доходы, а затем распределяют их по разным группам – от самых богатых до самых бедных.

 

— Статкомитет даже учет 50-ки миллионеров Форбса стало быть отслеживает?

 

— Не обязательно. Учитываются 20% населения с самыми высокими доходами и 20% населения с самыми низкими доходами. Сюда входят не только миллиардеры из 50-ки форбса, но и даже люди с доходами в 300-400 тысяч тенге.

 

В первом квартале 2016 года, к примеру, доход домохозяйства в размере 300-400 тысяч тенге входил в группу 20% населения с самыми высокими доходами

 

Недавно появились свежие данные комстата: в группу 20% с наименьшими доходами входят домохозяйства с интервалом от 0 до 24 274 тысяч тенге на душу в месяц, с наибольшими — от 54 700 до 1 261 477 тенге на душу в месяц.

 

 

Источник 365info.kz

Прочитано 437 раз

Партнеры Редтрам

Loading...