Пятница, 20 Октябрь 2017

Умут Шаяхметова: Казком интересен Халыку без плохих активов

Опубликовано в Интервью Вторник, 31 Январь 2017 11:07
Оцените материал
(0 голосов)

Председатель правления Народного банка Умут Шаяхметова в эксклюзивном интервью Forbes.kz подвела итоги 2016 и рассказала о возможной сделке с Казкомом.

- Г-жа Шаяхметова, Народный банк вышел на первое место в банковской системе Казахстана по активам на январь 2017. Какие мысли у вас по этому поводу?

 

- На 1 января 2017 наши активы составляли 4,890 трлн тенге, а нашего ближайшего конкурента - 4,869 трлн тенге. Разрыв, конечно, небольшой и краткосрочный. Я думаю, что уже на 1 февраля мы будем где-то рядом с Казкомом или они будут чуть больше нас по активам. Но, если посмотреть в суть, посмотреть на объем «живого» бизнеса, «живые» активы, «живой» кредитный портфель, депозиты физических лиц, на обороты, объем казначейских операций, то Халык давно уже является лидером рынка. Также мы занимаем ведущие позиции в страховом бизнесе, страховании жизни, у нас лучший инвестиционный банк. Об этом говорят многочисленные награды и наши рейтинги, одни из самых высоких среди казахстанских БВУ.

 

- Какие события, на ваш взгляд, были важнейшими для банковского сектора в прошлом году?

 

- 2016 был очень сложным. Начало прошлого года было связано с высокой волатильностью на рынке, явно ощущалась нехватка тенговой ликвидности: если вы помните, ставки доходили до 80%. Ситуация начала меняться к весне, когда стала приносить плоды новая денежно-кредитная политика Нацбанка с внедрением понятия «базовой ставки». Но конец года выдался непростым – отзыв лицензии Казинвестбанка, в декабре были задержки платежей, Нацбанку пришлось вмешаться и предоставить стабзаймы некоторым банкам, чтобы решить проблему с ликвидностью у этих банков.

 

За этот год Нацбанку удалось достичь определенных результатов в своей последовательной политике: произошла стабилизация курса, появилась кривая доходности ставок, стали формировать рынок ценных бумаг - ноты Нацбанка, которые стерилизуют ликвидность на рынке. В свою очередь, эта избыточная ликвидность не давит на курс, не идет на избыточное кредитование экономики, не нагоняет инфляцию. Нацбанк делает четкие, ясные вещи, которые понятны нам – банкирам. Мы видим, что Нацбанк соблюдает свои же правила, это дает стабильность и пространство для маневра. Если в таком же направлении продолжится работа, то вскоре можно будет даже говорить о привлечении длинных денег для кредитования внутреннего рынка.

 

- Каких действий и решений вы еще ждете от Нацбанка?

 

- К сожалению, те основные проблемы, что есть сегодня, накоплены с 2008-2009. Эти проблемы не решались последние 7-8 лет. Помню, когда назначали Данияра Акишева на пост главы Нацбанка, было много сочувствующих ему, мол, многое будет непросто, придется расчищать «авгиевы конюшни», публично некоторые эксперты его называли «камикадзе». Все понимали, что ему досталось очень тяжелое наследство как руководителю Нацбанка. Я считаю, что за год с небольшим Акишеву удалось сдвинуть ситуацию с мертвой точки: рынок меняется в позитивную сторону, но процесс этот, конечно, болезненный и долгий.

 

- Что дальше? Какие меры нужно предпринимать, чтобы сохранить позитивный темп в изменениях регулирования банковского рынка Казахстана?

 

- Сейчас сложно сказать однозначно, но, я думаю, это зависит от пути, по которому пойдет регулятор. Есть радикальные методы, образно говоря, когда можно при помощи хирургического вмешательства удалить опухоль, и развиваться уже обновленными. Можно выбрать мягкий вариант – постоянно лечить компрессами. Думаю, что правильный путь – это первый, но здесь нужна воля и решимость регулятора. Однозначно могу сказать только одно – легкого пути решения проблем нет. Болезненных вопросов за эти годы накопилось много: вопрос правильного формирования капитала, вопросы квалифицированного менеджмента, вопросы подхода к риск-менеджменту и другое. Банковский рынок очень сложный, это давно уже не уровень ростовщичества, как многие думают.

 

- Мы сейчас говорим о проблемах рынка и его регулирования. Однако у вас самих впереди сложный процесс, который, возможно, закончится слиянием двух местных гигантов – Халык банка и Казкома. Расскажите об этом.

 

- Переговоры идут. Эту информацию подтвердили и мы, и Казком. По последним данным совместная доля на рынке по активам двух банков составляет 38% (без учета компаний банковских групп). На рынке ходят различные спекуляции, мол, эта цифра составляет 50-70% - это не так.

 

Процесс обсуждения сделки идет, но никаких окончательных документов пока не подписано, ведь сделка сама по себе очень сложная. Мое мнение, что сделка Казкома с БТА была не до конца правильно структурирована, и не до конца правильно произошла консолидация, которая создала проблемы для Казкоммерцбанка. Вместо того чтобы оздоровиться и выделить плохие активы или в Фонд проблемных кредитов, или просто списать, Казком посадил их себе на баланс. Это решение ухудшило качество активов банка.

 

- Так будет ли слияние банков?

 

- Слияния банков не будет! Это невозможно с юридической точки зрения. В Казахстане нельзя слить два финансовых института. Речь может идти о присоединении, покупке. Мы понимаем масштаб вопроса, оцениваем свои риски, и очевидно, что мы должны действовать в интересах своих акционеров – как крупных, так и миноритариев. Главное – мы не должны допустить ухудшения финансового положения Халык банка. Поэтому те варианты сделки, которые мы сейчас обсуждаем, не предполагают, что Халык готов будет полностью купить или присоединить к себе Казком.

 

Ожидается сложная структура, скорее всего, присоединяться будет уменьшенный банк. Мы заинтересованы в структуре, которая подразумевала бы выделение плохих активов. Возможно, сделка пройдет при поддержке государства. Говорить о каких-то подробностях я не могу, потому что сейчас до конца непонятно, какова будет структура сделки: много мнений, много интересов. Разумеется, большую роль в этом процессе будет играть мнение государства.

 

Как только появится ясность, и, если мы подпишем, например, меморандум о намерениях, то мы как публичная компания, акции которой котируются на KASE и на Лондонской фондовой бирже, обязаны будем объявить об этом. Возможно, первая информация появится уже в феврале.

 

- Почему Халык участвует в этом процессе и для чего ему это нужно?

 

- Мы - крупнейший системообразующий банк страны с наивысшими рейтингами, у которого есть инфраструктура: огромная филиальная сеть, есть профессиональный менеджмент и есть избыточный капитал. Это очевидные факторы, которые определяют Халык как потенциального стратега в этой сделке.

 

- Какие проблемы могут возникнуть, например, в интеграции банковских систем?

 

- Как раз в этом аспекте я проблем не вижу. Технически это трудозатратно, но это не будет стоить огромных денег и не является непреодолимой проблемой. Мы видим, что Казком силен во фронтальных клиентских системах, Халык - в плане основных банковских систем, например, мы онлайн видим полную ситуацию по банку. У нас хорошие и надежные системы транзакционного банкинга. Такого нет сегодня ни у одного банка в стране, даже в масштабах СНГ мы считаемся лучшими в этом плане. Это мнение независимого IT-аудита.

 

У нас прекрасный опыт покупки «дочки» HSBC в Казахстане. Сейчас мы в процессе с CITIC банком, подписав меморандум о продаже акций Алтын банка. Мы проводили due diligence БТА банка в 2011, у нашей команды успешный опыт в сделках M&A. Один из лучших в стране.

 

- По нашим данным, на казахстанском рынке сейчас идет или обсуждается готовятся 5 сделок M&A. Что происходит с рынком и экономикой Казахстана в целом?

 

- Банки испытывают проблемы с капиталом, который не всегда сформирован в достаточной мере. Помимо этого, с 2017 увеличились требования по капитализации банков. Я думаю, Нацбанк будет повышать минимальный уровень капитала и в будущем. Уже поднялся уровень требований к капиталу где-то в среднем на 2%. Для системообразующих банков требования еще строже, нам подняли на уровень капитализации до 12%. Эти и другие процессы толкают банки к укрупнению, и это нормальный процесс.

 

Если говорить об экономике Казахстана, то она сжалась, ВВП страны сократился с $240 млрд до $170 млрд. Сегодня мы видим проблемы во всех крупных отраслях - банковском, строительном, металлургическом, нефтяном, аграрном. Проблемы испытывают нацкомпании. То, что сейчас более или менее работает, на мой взгляд – это средний и малый бизнес. Мы, банкиры, видим этот процесс через кредитование компаний по оборотным средствам и инвестиции. У всех остальных одинаковые проблемы – перезагрузка долгами. Большинство сидели на стратегии «купи-продай», последние лет 7 никто не думал об инновациях, о модернизации производства, не вкладывал деньги в новые производства, за исключением госпрограмм.

 

- Какие ожидания по 2017 году?

 

- Каждый год у нас новый вызов. В 2017 много вопросов к правительству. Как я уже сказала, основные отрасли у нас в больном состоянии, всех надо лечить. Вопрос – как? Хирургически или опять компрессами? Я считаю, все проблемы от того, что у нас очень высокий уровень госуправления в экономике. Не всегда государственный менеджмент эффективен, прозрачен, он подавляет конкуренцию и останавливает развитие.

 

Государственные деньги развратили не только банкиров. Зерновики на госденьгах, нацкомпании на госденьгах, банки держат депозиты от нацкомпаний. Нужно уменьшать роль государства в экономике, поддерживать и поощрять развитие частного бизнеса. Экономика будет сильна, только если будет сильным частный сектор.

 

 

Источник: forbes.kz

Прочитано 410 раз

Партнеры Редтрам

Loading...