Четверг, 27 Июль 2017

Между Ираном и Китаем: что выберет Трамп?

Опубликовано в Общество и политика Понедельник, 13 Февраль 2017 10:18
Оцените материал
(0 голосов)

Ранее допускавший отказ от принципа "одного Китая" президент США согласился с ним в состоявшемся накануне разговоре с лидером КНР. Возможно, вслед за заявлениями по Китаю Дональд Трамп скорректирует позицию и по Ирану, тем самым облегчив предстоящий диалог с Москвой?

До санкционной кучи

 

Накануне министр обороны Ирана Хосейн Дехган назвал "фальшивкой" сообщение американского телеканала Fox News о том, что иранская сторона вновь произвела ракетные испытания, использовав ту же стартовую площадку, с которой в конце января был осуществлен пуск ракет средней дальности. В связи с последним эпизодом американский Минфин объявил 3 февраля о дополнительных санкциях против Тегерана, внеся в "черный список" 13 физических лиц и 12 компаний из различных стран. И это, вероятно, не предел. На текущей неделе премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху в ходе встречи с британским коллегой Терезой Мэй также призвал к введению новых санкций против Ирана по примеру США.

 

Между тем, объявленные санкции не имеют отношения к тем, что были увязаны с иранской ядерной программой и подпадают под известную ядерную сделку, регламентированную "Совместным всеобъемлющим планом действий" (СВПД) летом 2015 г., заметила "Вести.Экономика" Нина Мамедова, завсектором Ирана Института востоковедения РАН. Как она напомнила, глава МИД Ирана Мохаммад Джавад Зариф отверг претензии в нарушении условий СВПД. Говоря о необходимости ракетной программы, иранская сторона ссылается на существующие конфликты в ряде соседних стран. При этом Тегеран, конечно, заинтересован в отмене санкционного режима и продолжении реализации СВПД, после подписания которого иранская экономика начала выбираться из кризиса и в прошлом году уже вышла на рост в 4%, констатировала Мамедова.

 

А потому неудивительно, добавила она, что в кулуарах международной конференции в Тегеране, посвященной 516-летию отношений между Россией и Ираном, тамошние собеседники в первую очередь спрашивали своих российских коллег о том, как поведет себя Москва в случае дальнейшего усиления давления со стороны Вашингтона на данном направлении. Понятно, что при таком повороте стоящие перед Россией задачи усложнятся. С одной стороны, для Москвы важно сохранить традиционное сотрудничество с соседним иранским государством, с которым она также взаимодействует, например, в урегулировании сирийского конфликта, а с другой - необходимо наладить более конструктивное взаимодействие с давними экономическими партнерами в Европе и США, сформулировала завсектором Ирана Института востоковедения РАН.

 

Судя по предыдущим заявлениям новоизбранного президента США, наряду с официально обозначенным врагом в лице террористического "Исламского государства", ключевыми внешними противниками Вашингтона также (по различным причинам) следует признать Иран и Китай. В связи с этим аналитики и предрекли неизбежное осложнение положения Москвы, которая традиционно сотрудничает с Пекином и Тегераном, но одновременно заинтересована в нормализации отношений с новой американской администрацией - после беспрецедентного их ухудшения при прежнем хозяине Белого дома.

 

Мягкое и сильное давление

 

Тогда как Дональд Трамп, напомним, ранее неоднократно называл китайскую политику своего предшественника провальной, а также угрожал ввести пошлины на китайский импорт, обвинив Пекин в девальвации юаня и краже американских рабочих мест. К тому же, еще в декабре побеседовав по телефону с президентом Тайваня Цай Инвэнь, далее в одном из интервью он упомянул о необязательности принципа "одного Китая". Тем не менее во время состоявшегося в четверг телефонного разговора с председателем КНР Си Цзиньпином президент США согласился придерживаться политики "одного Китая". При этом, как сообщалось в заявлении Белого дома, лидеры двух стран выразили надежду на осуществление дальнейших контактов, которые должны привести к "очень успешным результатам".

 

Учитывая последние обстоятельства, возможно, правомерно будет предположить, что, ограничившись сделанными ранее заявлениями, в дальнейшем американский лидер все же постарается воздержаться от реального обострения отношений с тем же Китаем или Ираном? И, быть может, в соответствии с другими собственными обещаниями, вообще, предпочтет сосредоточиться на внутренних задачах и в том числе, скажем, на осуществлении анонсированной накануне "феноменальной" масштабной налоговой реформы?

 

Такую постановку вопроса старший научный сотрудник Института востоковедения РАН Владимир Сотников счел резонной. Что касается Тегерана, подчеркнул он, то в Соединенных Штатах достаточно сильно проиранское лобби, в частности там активно действует американо-иранский деловой совет. Вдобавок, будучи прагматичным человеком, Дональд Трамп, разумеется, осознает важность взаимодействия с Тегераном в решении сирийской, иракской и афганской проблематики. И в этих условиях Вашингтон, очевидно, будет придерживаться политики мягкого давления в отношении иранской стороны, предположил Сотников.

 

По его мнению, в дальнейшем у Москвы могут возникнуть затруднения не столько из-за Ирана, сколько из-за Китая, в отношении которого американский президент, сегодня явно формирующий вокруг себя потенциальную антикитайскую коалицию, способен проводить политику более сильного давления, не исключил Сотников.

 

Простые рецепты

 

По предположению заведующего отделением востоковедения НИУ ВШЭ Алексея Маслова, Вашингтон и далее будет стремиться воспрепятствовать растущему влиянию Китая в мире. И даже отказавшись от торпедирования принципа "одного Китая", новая американская администрация, очевидно, продолжит выступать как против экономических устремлений Пекина по локализации предприятий в Поднебесной, так и против достаточно агрессивной его политики в Южно-Китайском море. Причем решительность соответствующих действий Вашингтона также будет определяться степенью воздействия китайского лобби внутри США и зависимости американской экономики от взаимосвязей с Пекином, оговорил Маслов.

 

Тогда как в отношении Ирана, допустил он, действительно, возможен некоторый откат, допустим, до уровня политики "позднего" Барака Обамы. На таком фоне отношения между Вашингтоном и Москвой неизбежно осложнятся, прежде всего из-за умножения числа возникших между ними проблем, заключил глава отделения востоковедения НИУ ВШЭ.

 

В период предвыборной кампании, пояснил директор Института США и Канады РАН Валерий Гарбузов, кандидат Трамп озвучил немало громких заявлений и простых радикальных рецептов. Но теперь, на практике решая конкретные проблемы, в качестве президента США он постепенно будет корректировать свою прежнюю позицию там, где она расходится с реальностью. Как в вопросе признания приоритета материкового Китая, к примеру, так и в отношении Ирана, ранее объявленного едва ли не главной цитаделью терроризма. "И сам Трамп постепенно будет меняться", - отметил Гарбузов.

 

Кстати, указал он, если ранее Дональд Трамп обещал поладить с Россией и ее президентом Владимиром Путиным, то в последнее время говорит об этом уже не столь однозначно. Понятно, что для Москвы было бы неправильно приносить в жертву своих традиционных союзников, перечеркивая сложившиеся отношения с тем же Китаем, с которым уже многое наработано и который выказал себя надежным партнером, пояснил директор Института США и Канады.

 

А в целом, убеждены аналитики, для Москвы сегодня важно придерживаться взвешенной выжидательной политики, подобной той, к слову, что продемонстрировал Пекин в период обострения ситуации вокруг России из-за Крыма. Впрочем, многие вопросы помогло бы прояснить личное общение лидеров государств. В этом смысле немалую роль могла бы сыграть и первая встреча российского и американского президентов, которую, допускают эксперты, возможно, удастся организовать уже предстоящей весной.

 

 


Источник: Вести.Экономика

 

Прочитано 145 раз

Партнеры Редтрам

Loading...