Понедельник, 01 Май 2017

Данияр АКИШЕВ: «Говорить о проблемах честно – и президенту, и обществу»

Опубликовано в Интервью Пятница, 17 Февраль 2017 12:48
Оцените материал
(0 голосов)

В феврале глава Нацбанка получил серьезную поддержку – политическую от главы государства и профессиональную от МВФ. Мандат доверия, выданный при назначении Данияра Акишева председателем НБРК, не просто подтвержден президентом и продлен, но и рангом повышен.

Как представляется, это существенно понижает градус эмоционального накала вокруг деятельности финансового регулятора и позволяет ему профессионально заниматься своей работой, не отвлекаясь на псевдо-аналитиков и прочих критиков, мнящих «себя стратегами, видя бой со стороны».

 

Другое дело, что к финансовому регулятору были, есть и будут вопросы, честные ответы на которые хотят слышать люди. Они совсем непростые эти вопросы, и от ответов на них председатель Нацбанка Данияр Акишев не уходит. Но чтобы закрыть тему беспрецедентной атаки на Нацбанк, мы начали интервью именно с этой неудобной для него темы.

 

Критерий критики – объективность

 

– Данияр Талгатович, с чем бы вы связали такую активность СМИ в отношении деятельности финансового регулятора?

 

– Критика в СМИ должна быть. Могу сказать, что деловые СМИ всегда работают с регулятором на высоком профессиональном уровне, объективно освещают его деятельность. Мы удовлетворены их компетентным подходом. Но мы также считаем, что критика СМИ должна быть объективной. Другое дело, если критика не связана с деятельностью Национального банка, а персонифицируется, то возникает вопрос: почему?

 

– Вас поддержал президент. Да еще как! Что для вас значит такая поддержка?

 

– Доверие главы государства – самая важная основа той работы, которую мы проводим. Президент хорошо знает все проблемные вопросы финансового рынка, очень ценит честное, объективное мнение. Поэтому изначально моя политика заключалась именно в том, чтобы открыто, честно говорить и главе государства, и обществу о проблемах, которые у нас есть. Нам было важно получить от президента высокую оценку работы Нацбанка. Для нас это многократный рост ответственности за свою работу.

 

Видеть цели, двигаться поэтапно

 

– Можно, конечно, вспомнить, в какой ситуации оказалась финансовая система, когда вы возглавили Нацбанк. Так же, как и то, что в выданном вам «мандате» поручалось вернуть доверие народа к финансовой системе и тенге. Но результат важнее воспоминаний, поэтому спрошу о том, что сделано, какие из поставленных при вашем назначении задач удалось выполнить?

 

– Начнем с приоритетной задачи – снижение инфляции. По итогам 2016 года, согласно официальным данным Комитета по статистике, годовая инфляция сложилась на уровне 8,5%. Если учесть, что еще в летние месяцы она была выше 17%, то снижение в два раза за четыре месяца – это показатель правильности проводимой Нацбанком политики. По итогам января т.г. годовая инфляция составила уже 7,9% и вошла в пределы целевого коридора НБ РК. При этом наши исследования инфляционных ожиданий предприятий и населения показывают сокращение доли респондентов, ожидающих сильного роста цен.

 

Думаю, это самое большое достижение, поскольку мы преодолели инфляционный шок после изменения обменного курса. Мы сейчас выходим на траекторию дальнейшего развития. Это очень важно, поскольку невозможно эффективно осуществлять инвестпрограммы, кредитовать экономику, проводить модернизацию, если уровень цен растет выше 10%. Поэтому было важно снизить темп инфляции. В сложившихся условиях это было первоочередной задачей.

 

В 2016 году многие требовали от Нацбанка достижений всех целей одновременно: и инфляцию стабилизировать, и чтобы тенговые ресурсы были дешевые. Но все происходит поэтапно. Первый этап мы прошли – сократили инфляцию. Теперь можно решать следующие задачи. В первую очередь – задачу восстановления кредитной активности.

 

Другой важный результат – стабилизация ситуации на валютном рынке. Переход к плавающему курсообразованию отмечался высокой волатильностью обменного курса на начальном этапе. В начале 2016 года действия НБ РК были направлены на предотвращение резких колебаний обменного курса. И, начиная с марта, курс тенге стабилизировался. Этому способствовали: рост цен на нефть, стабилизация ситуации на валютных рынках в странах – наших торговых партнерах.

 

В итоге НБ РК постепенно сократил валютные интервенции. С сентября мы их не проводили. Формирование курса происходит под влиянием фундаментальных рыночных факторов. Участники рынка адаптируются к свободному плаванию тенге. Население, предприятия, банки должны понимать, какие процессы происходят на валютном рынке. Поэтому мы раскрыли информацию о наших интервенциях на валютном рынке, операциях с банками на денежном рынке, об остатках на корсчетах банков в НБ РК и другое. Возможно, этот аспект не самый значимый с точки зрения операционного воздействия, но очень важный для восстановления доверия и предсказуемости.

 

Одной из серьезных задач НБ РК в 2016 году являлась дедолларизация экономики. Мы решали ее комплексно, экономическими методами: повысили привлекательность и надежность тенговых активов. Наряду со стабилизацией обменного курса это способствовало тому, что население начало конвертировать свои валютные депозиты в тенговые. В результате за год депозиты в тенге выросли на 66%, или 3,3 трлн тенге, депозиты в иностранной валюте – снизились на 10%, или 1,1 трлн тенге. Доля депозитов в инвалюте снизилась с максимального значения 70% до 55%. Это очевидный прогресс – мы переломили негативный тренд!

 

Думаю, ситуация и дальше будет меняться к лучшему. Мы определили предельное значение эффективной ставки по депозитам населения – 14% в тенге. Оно не может быть превышено банками. Но мы уже отходим от их жесткого регулирования. В случае снижения ставок на денежном рынке банки должны будут самостоятельно определять их уровень и начинать снижение без решения регулятора.

 

Нам удалось достичь заметных результатов в оживлении рынка ГЦБ. Мы начали выпускать краткосрочные ноты НБ РК – недельные, месячные, трехмесячные, шестимесячные и годовые. Ставка по ним соответствует кривой доходности, которая демонстрирует ожидания рынка по процентным ставкам. Спрос на ноты превышает предложение. Мы уделяем большое внимание улучшению коммуникационной политики, обеспечивая рынок всей необходимой статистической информацией и сопровождая ее комментариями, разъяснениями специалистов НБ РК.

 

Помимо денег должна быть реальная почва

 

– Какие из проблем перешли на текущий год?

 

– Основной из задач был поиск компромисса в вопросе насыщения экономики деньгами. Поясню. В 2014-2015 годах в стране развился дефицит тенге. На тот момент это был большой вопрос. Но успешное решение задачи насыщения экономики деньгами было возможно только при восстановлении доверия к тенге. И за год мы восстановили утраченное доверие к национальной валюте, расширили денежное предложение в экономике.

 

Сейчас мы имеем самый высокий уровень монетизации – 45%. (Речь об отношении всех денег в экономике – наличных тенге, безналичных на счетах предприятий, населения, как в иностранной, так и в национальной валютах – к размеру ВВП). Исторически это самый высокий показатель. То есть, создав условия, мы постепенно решили задачу насыщения деньгами. Но теперь возник другой вопрос: как эти деньги должны пойти в реальную экономику. И эта задача – восстановление кредитной активности банков – перетекает из 2016-го в 2017 год.

 

Для ее решения требуется больше времени. Динамика кредитования пока остается умеренной. Объем кредитов банков экономике за год увеличился на 1,5% до 12,9 трлн тенге. Но, несмотря на незначительные показатели роста, произошли существенные структурные изменения в кредитовании. Так, кредитование малого бизнеса увеличилось более чем на 1 трлн тенге (на 51% до 3,1 трлн тенге). Рост их доли в кредитном портфеле достиг максимального значения в 24%. То есть каждый 4-й тенге был выдан банками малому предпринимательству. Активизировалось кредитование в обрабатывающей промышленности, сельском хозяйстве, торговле. Теперь надо выходить на рост показателей в целом по экономике.

 

– Вроде, инструментов достаточно, в чем загвоздка?

 

– Сейчас Нацбанк аккумулирует в разных инструментах 2,5 трлнтенге БВУ. Преимущественно ставка по ним – 11%. Очевидно, что какие-то проекты в реальном секторе могут приносить банкам больший доход. Но здесь есть две проблемы. С одной стороны – кредитный риск, который банки считают высоким. Второй вопрос – наличие жизнеспособных проектов в реальном секторе экономики.

 

Бизнес говорит: «Нет денег!». А когда спрашиваешь, для чего нужны средства, отвечают – ну, оборотка. И банки оборотку начинают кредитовать. Но вопрос – в инвестиционных, длинных деньгах на новые проекты. Многие же предприятия свою бизнес-модель не поменяли. Они по-прежнему ориентируются на секторы, которые генерируют высокий доход в коротком периоде времени. Прежде эти бизнес-модели работали. Но будут ли в нынешних условиях так же успешны? Не уверен. Думаю, эти вопросы задают и банкиры бизнесу: «Вы хотите взять кредит большой и длинный, а уверены ли, что ваш проект жизнеспособен и рентабелен?» Не всегда ответ однозначно позитивный.

 

Многие думают, что если будет много дешевых и свободных денег, сразу произойдет экономический рост. Я в это не верю. Любые дешевые и свободные деньги можно направить на покупку иностранной валюты и зарабатывать там. Это не запрещено – у нас либеральный валютный рынок. Но от этого никто не выиграет. Проиграют только государство, экономика и все мы. Поэтому важно искать компромисс, чтобы была среда для реального роста экономики. Помимо денег должна быть реальная почва.

 

Трудно, но возможно

 

– Недавно глава государства поставил достаточно жесткую цель по инфляции – 3-4% до 2020 года. После недавних двузначных чисел это представляется трудновыполнимой задачей…

 

– В Казахстане уже наблюдался такой уровень инфляция. Но это было в периоды, когда тенговая ликвидность «высушивалась»: в стране было очень мало тенге, цены практически не росли. Например, в середине 2015 года. Инфляция в этот момент была где-то 4%. Можно, конечно, достичь этой цели, «высушив» всю тенговую ликвидность. Но это точно не путь Нацбанка. Наша задача, с одной стороны, обеспечить снижение инфляции, но, с другой стороны, чтобы это не привело к снижению экономической активности. Поэтому важно найти баланс.

 

Задача, поставленная главой государства, очень сложна. Но, несмотря на то, что еще в середине прошлого года динамика цен была 17,7%, а сейчас 7,9%, дальнейшее движение будет совсем другим. Скорость снижения инфляции не будет такой же и дальше. Сложно будет двигаться по снижению, когда инфляция составит 6-7%. Нам важно найти системное решение для того, чтобы цены росли на уровень 3-4% и при этом происходил рост экономической активности. Здесь нам потребуется большая помощь правительства.

 

– Нацбанк вместе с правительством теперь отвечает и за экономику. Но это же не означает, что регулятор пойдет в реальный сектор, решая задачи создания, финансирования бизнеса напрямую?

 

– В условиях кризисных явлений, отсутствия тенговой ликвидности, НБ РК всегда рассматривается как единственный орган, который может ее предоставлять. Поэтому многие говорят, что Нацбанк должен более активно участвовать в этом процессе. Здесь есть некая подмена понятий: мы только должны создать необходимую среду. Цена на тенге должна быть предсказуемой. Как на отрезке одной недели, так и на отрезке 5-7 или 10 лет. Это так называемая кривая доходность. И мы ее создаем.

 

Как только будет понятна цена на тенговые ресурсы на ближайшую среднесрочную перспективу, банки и предприятия начнут понимать, сколько стоит тенге и по какой ставке можно привлекать. В этом смысл, суть поручения президента. И если такая задача поставлена, мы будем над ней работать.

 

Но хотел бы еще раз подчеркнуть, мы, как центральный банк, в любом случае будем ответственны за обеспечение низкого уровня инфляции. В Послании это также прозвучало. Президент подтвердил, что Нацбанк должен сохранять принцип инфляционного таргетирования. Главный элемент этого принципа – стабильность цен. А добавление такой задачи, как участие в экономическом росте, должно предусматривать ранжирование приоритетов. Мы рассматриваем это поручение таким образом: НБ РК готов участвовать в мероприятиях по обеспечению экономического роста, если это не будет противоречить нашей основной цели по инфляции.

 

Ближе к людям

 

– Еще о проблемах: удалось ли снизить накал проблемы ипотечников?

 

– Мы решили многие вопросы. Причем большинство – за счет средств Нацбанка, который прямого отношения к проблеме не имел. Люди самостоятельно брали кредиты под большие проценты, не оценивая объективно свои риски. Теперь Нацбанк помогает и при этом критикуется…

 

Но в сухом остатке: Нацбанк помогает, исходя из имеющихся возможностей. Эти возможности не охватывают весь спектр ипотечных заемщиков, но охватывают максимально большую долю наиболее уязвимых слоев населения. Те, кто не подпадает под эту программу, недовольны и требуют корректировки программы. Они, возможно, правы. Но, к сожалению, подобного рода корректировки требуют денег, которых в настоящий момент времени нет. Поэтому мы исходим из тех параметров, которые были заложены изначально, когда программа принималась.

 

– Рыночное формирование обменного курса, судя по всему, выбило почву из-под ног спекулянтов. С рынка ушла эта «группа товарищей»?

 

– Смотря, кого мы называем спекулянтами. Если люди в свое время пытались спасти свои накопления и покупали иностранную валюту, то никакие они не спекулянты. Но тем, кто так теперь делает и говорит, что на любую свою зарплату купят доллары, мы отвечаем: «Ситуация поменялась, нет однозначного тренда на то, что тенге и впредь будет обесцениваться». Сейчас может быть тренд на укрепление тенге. И они проиграют, кого тогда будут винить?

 

Свободно плавающий обменный курс означает, что колебание тенге возможно как в одну сторону, так и в другую. Поэтому тем, кто не занимается этим профессионально, мы подтверждаем свой «рецепт»: для сохранения сбережений храните средства, минимум, 50 х 50. Храните половину сбережений в тенге: за счет высоких ставок можно зарабатывать гораздо большую доходность. Вторую половину храните в иностранной валюте, если это связано с тратами за границей или зарубежными поездками. Но там доходность очень низкая.

 

Но если кто-то зарабатывал на колебаниях курса национальной валюты и считает это основным своим бизнесом, наверное, это и продолжает делать. Так что спекулянты никуда не ушли. Может азартнее, профессиональнее стали, ведь теперь надо следить не столько за шагами НБ РК, сколько за всей ситуацией на рынках, в том числе на мировых…

 

Это не синхронное плавание!

 

– В России активно продвигается идея девальвации рубля на 10%. Учитывая близость наших экономик, как это может сказаться на тенге?

 

– Во-первых, много словесных интервенций. Во-вторых, я бы не стал комментировать не произошедшие события. Пока же рубль не девальвирует!

 

Если говорить об исторических трендах, то корреляция возможна. Однако не обязательно в такой же пропорции, как и колебание курса рубля. У нас различаются экономики: и те денежные потоки, которые формируются на российском валютном рынке, не идентичны тем потокам и тенденциям, которые формируются на казахстанском финансовом рынке. К примеру, если в России ослабевает рубль, а у нас в этот момент крупный экспортер продает валюту, то никакого ослабления тенге не будет. Эластичность наших валют к событиям на мировом рынке разная. Несмотря на схожую структуру экономик Казахстана и России, мы не одинаковые абсолютно во всем. Разные финансовые рынки, разные системы налогообложения и т.д. Соответственно, реакция наших валют на одни и те же события может быть разной.

 

И, самое главное, российский финансовый рынок очень привлекателен для иностранных инвесторов, которые инвестируют короткие деньги или портфельные инвестиции. А казахстанский рынок, к сожалению, такой емкостью пока не располагает. Поэтому достаточно высокий приток капитала на российский финансовый рынок может стимулировать укрепление рубля, но такие потоки не приходят в Казахстан. Соответственно, тенге стабилен.

 

Пенсионные активы и перспективы

 

– Сегодня много говорится о неудачных инвестициях собственных средств ЕНПФ в ценные бумаги казахстанских эмитентов. На каком этапе происходит здесь сбой, и, учитывая, что НБ РК планирует и дальше либерализовывать правила фондового рынка, не закладывается тем самым «бомба» под фонд?

 

– KASE, как и любой организатор торгов, предоставляет возможность инвесторам и эмитентам заключать сделки по определенным правилам в рамках ее торговой системы. Правилами биржи могут быть установлены отдельные ограничения для эмитентов. Однако биржа не подменяет собой аудитора или оценщика и не должна ограничивать свободу заключения сделки. Каждый инвестор самостоятельно оценивает риски, которые сопряжены с приобретением того или иного финансового инструмента.

 

Меры же по либерализации фондового рынка, применяемые НБ РК, ни в коем случае не отменяют систему защиты прав инвесторов, а напротив, направлены на повышение качества их обслуживания, упрощение доступа к торгам на организованном рынке.

 

Если говорить в целом о доходах ЕНПФ, то по итогам 2016 года НБ РК в качестве доверительного управляющего пенсионными активами заработал 531 млрд тенге инвестдохода. Таким образом, средний ежемесячный доход по ним находился на уровне 44,3 млрд тенге. За год пенсионные активы фонда, находящиеся в доверительном управлении, увеличились на 848,7 млрд тенге до 6,7 трлн тенге.

 

– Но когда речь идет о таком инвесторе, как ЕНПФ, который аккумулирует деньги людей, неизбежен вопрос о жестком контроле даже его собственных средств…

 

– Всему, что касается печально известной сделки ЕНПФ за счет собственных активов, мы пока не даем комментариев, поскольку ведутся следственные мероприятия правоохранительными органами.

 

По собственным активам ЕНПФ. Фонд обратился к нам с предложением о передаче их в доверительное управление НБ РК. Предложение уже одобрено правлением НБ РК. Думаю, это решение минимизирует риск в максимальной степени. Но фонд продолжит самостоятельно вести административно-хозяйственную деятельность, включая закупку необходимых товаров и услуг.

 

Отмечу также, что все дочерние организации Нацбанка передают свои активы нам под управление. У нас высококвалифицированный менеджмент. Но хочу, чтобы все понимали – у любого инструмента есть риск невозврата. Даже у супердоходного, даже у ГЦБ Минфина такой риск присутствует, просто он близок к нулю. Это рынок, и каждый инструмент имеет свою степень риска.

 

Что касается системного риска. Любые задачи по развитию фондового рынка, по поддержке банковского сектора, по поддержке реальных секторов экономики – все задачи второстепенные по отношению к ЕНПФ. Первостепенная задача – сохранность накоплений. Через призму этого приоритета должны решаться остальные вопросы.

 

– Но есть же госпрограммы – например, «Дорожная карта бизнеса», и ЕНПФ участвует в их финансировании. Получается, это также высокорискованные инвестиции. Есть ли необходимость прописать ЕНПФ новый регламент?

 

– Есть. Но решение находится не только в сфере компетенции Нацбанка. Этот вопрос увязан и со снижением доли государства в экономике. На расширенном заседании правительства президент говорил о необходимости сокращения доли участия государства в экономике. Пока она высокая, у нас всегда будет риск, что государственные деньги используются неэффективно.

 

Что касается средств ЕНПФ. Это деньги граждан. И они должны работать, зарабатывать владельцам счетов доход. Доход на активы формируется за счет инвестирования в различные инструменты. В том числе в ЦБ. Законом разрешено инвестировать пенсионные активы в инструменты с более высокой степенью риска. И, скорее всего, нам придется разрешать это и дальше. Напомню также, что депутаты сами принимали закон, который давал разрешение ЕНПФ формировать собственные доходы за счет комиссий. Другое дело, что Нацбанк своими решениями эту комиссию несколько раз снижал. Но сейчас это никого не интересует.

 

Банки и риски

 

– Что происходит с нашими банками? Процесс их трансформации активный, но управляемый ли – волнуются вкладчики?

 

– Процесс управляемый. Все банки являются членами Фонда гарантирования депозитов. Соответственно, все они подпадают под эту программу, и население, которое имеет накопление в национальной валюте в пределах 10 млн тенге, по иностранной валюте – 5 млн тенге, может не волноваться за свои сбережения.

 

– Не стало ли ошибкой присоединение БТА к Казкому, и не станет ли фатальной ошибкой для всей системы объединение Казкома и Халык банка?

 

– Решение о сделке приобретения было принято акционерами Казкоммерцбанка, поскольку БТА Банк имел широкую разветвленную сеть филиалов и клиентскую базу. Безусловно, у него были и проблемы, связанные со значительным объемом неработающих займов, которые, как и «хорошие» активы, перешли в ККБ. Сейчас основной проблемой в активах ККБ является требование в виде займа на БТА, который обеспечен проблемным ссудным портфелем банка.

 

Касательно сделки Казкоммерцбанка и Народного банка. Пока между ними идет процесс обсуждения, поэтому говорить об их объединении прежде­временно. До фактической реализации сделки банки должны получить согласие регулятора на смену крупных акционеров. Это возможно только в случае обеспечения защиты интересов всех депозиторов и кредиторов банков, а также наличия финансовых возможностей у новых акционеров для устойчивого развития бизнеса банков. Для нас приоритет – защита прав депозиторов банка. Любые сделки, слияния возможны, если права депозиторов стопроцентно защищены. Регулятор заявляет о готовности осуществлять мониторинг в части исполнения обязательств финансовых институтов по соблюдению прав их миноритариев, а также по исполнению иных сопутствующих обязательств в полном объеме.

 

– Идет обсуждение сделки по БЦК. Регулятор пока не давал комментариев по этому поводу…

 

– Мы вовлекаемся в процесс, когда акционеры приходят и показывают конкретную схему, план сделки. Центральный банк может дать согласие на подобного рода сделки, когда будут представлены документы. На нынешней стадии мы можем прокомментировать лишь то, что процесс обсуждения идет в рамках правового поля.

 

Государство гарантирует

 

– Учитывая тревожные слухи о ККБ, ситуацию в КИБ, люди интересуются, состоянием Фонда гарантирования вкладов. Способен ли фонд отвечать по обязательствам, которые гарантируются государством?

 

– По состоянию на начало года сумма средств специального резерва, предназначенного для выполнения гарантийных обязательств фонда, составила 503 млрд. тенге. Накопление средств фонда идет как за счет взносов банков-участников, так и за счет капитализации со стороны НБ РК. В случае необходимости, законодательством предусмотрена возможность получения займа у НБ РК. Таким образом, средств фонда, в том числе с учетом возможности получения дополнительного фондирования, достаточно для выполнения обязательств перед вкладчиками-физическими лицами в случае принудительной ликвидации любого из банков-участников системы. Права 99% депозиторов по количеству мы полностью защищаем.

 

Риск-ориентированный надзор

 

– Какие задачи ставятся Нацбанком на текущий год?

 

– Мы сохраняем на 2017 год целевой коридор по инфляции в размере 6-8%. Помимо этого, продолжатся работы по формированию кривой доходности, которая является индикатором рыночных ожиданий по процентным ставкам. Также НБ РК сохранит режим свободно плавающего обменного курса. Кроме того, планируется приравнять официальную ставку рефинансирования к базовой ставке, чтобы она отражала адекватную стоимость денег в экономике.

 

Одна из наших важных задач – проведение более глубокого и тщательного анализа ссудного портфеля, в том числе с использованием лучших международных подходов и практик. Мы также планируем приступить к реализации риск-ориентированного надзора за банками.

 

 

Источник: Деловой Казахстан

Прочитано 303 раз

Партнеры Редтрам

Loading...