Четверг, 27 Июль 2017

Спасение утопающих банков дело рук… государства?

Опубликовано в Обзоры Среда, 01 Март 2017 16:38
Оцените материал
(0 голосов)

Проблемы банковского сектора Казахстана, похоже, приближаются к своему апогею, раз спасательный круг банкам вновь вынуждено бросать государство. Однако выбранный чиновниками путь санации проблемных банков второго уровня (БВУ) обходится слишком дорого и в конечном счете имеет шансы оказаться неэффективным.

Сразу стоит подчеркнуть, что приведенный ниже анализ не следует рассматривать как истину в последней инстанции и попытку создать негативный имидж кому-либо из участников банковского рынка, а стоит относиться к нему только как к одной из версий, истинность которой должны подтвердить или опровергнуть время и дальнейших ход развития событий.

Триллионы на санацию

На то, что трудности в казахстанской банковской системе достигли своего пика или по крайней мере близки к этому, указывает и лишение в конце прошлого года лицензии «Казинвестбанка», и дефолт, допустивший на позапрошлой неделе Delta Bank, и намерение третьего по величине активов «Цеснабанка» приобрести крупный пакет акций «Банка ЦентрКредит». И, наконец, на это указывают переговоры между двумя крупнейшими банками Казахстана - «Народным банком» и Казкомом. И хотя суть этих переговоров не разглашается, но мало кто, в том числе и международные рейтинговые агентства, сомневается, что речь идет о возможном слиянии этих двух банковских институтов.

Более того, на то, что ситуация в банковском секторе может выйти из под контроля без экстренного вмешательства государства, указывает и решение властей о выделении новых средств Фонду проблемных кредитов (ФПК) для последующей покупки у банков стрессовых активов. Как заявил еще 13 февраля зампред Национального банка Казахстана Олег Смоляков, на эти цели понадобится Т2 трлн!

Однако, если судить по внесенным и уже утвержденным президентом поправкам в республиканский бюджет, речь идет о выделении на оздоровление банковского сектора почти Т2,1 трлн, а точнее - Т2,094 трлн. Если считать по курсу доллара к тенге, заложенному в бюджет на этот год на уровне Т330 за $1 (согласно тем же поправкам), то размер господдержки банков за счет государственных средств составит почти $6,35 млрд!

Для сравнения: на технологическую модернизацию и улучшение бизнес-среды выделено всего Т231 млрд из Т2,6 трлн - суммы, на которую была увеличена, согласно изменениям в главный финансовый документ страны, расходная часть бюджета на этот год - в частности за счет выделения дополнительного целевого трансферта из Нацфонда в размере Т1,093 трлн. В результате получается, что средства на оздоровление банковского сектора составляют львиную долю от суммы увеличения расходов бюджета на 2017 год.

Много это или мало? Попробуем посчитать. Во-первых, в национальной валюте размер господдержки банков в этом году примерно на Т600 млрд больше размера средств, выделенных на все (подчеркиваем - на все) антикризисные меры правительства в 2009-м! Как известно, тогда государство влило в экономику $10 млрд. По курсу на 4 февраля того года, то есть в день первой после 1999-го обвальной девальвации тенге до Т150 за $1, эта сумма в нацвалюте достигала Т1,5 трлн.

Причем для стабилизации финансового сектора было направлено только $4 млрд из всей суммы, или Т600 млрд по курсу на тот момент. Тем самым в этот раз только на оздоровление банковского сектора планируется выделить на Т1,5 трлн, или в 3,5 раза больше средств в тенге, чем на пике кризиса в 2009-м!

Не это ли говорит о масштабе и глубине проблем банковского сектора, тем более что сумма господдержки БВУ в этом году оказалась почти в 10 раз больше, чем размер средств, направленных на технологическую модернизацию экономики, о которой говорилось в последнем послании главы государства народу Казахстана?

В приоритете Казком?

Однако если с основным источником выделения средств для Фонда проблемных кредитов все понятно, то по-прежнему нет внятных официальных ответов на вопросы, почему на поддержку банковского сектора направляется именно Т2,1 трлн и для каких банков предназначается эта сумма?

Впрочем, судя по официальным заявлениям на самом высшем уровне и даже по информации из открытых источников, столь масштабная господдержка пойдет в первую очередь на оздоровление Казкома. По крайней мере, все указывает на то, что основным получателем очередной порции финансовой поддержки от государства будет именно этот банк.

На это указывает в первую очередь то, что еще в ноябре прошлого года в интервью агентству Bloomberg Нурсултан Назарбаев пообещал оказать помощь Казкоммерцбанку (ККБ). «Мы должны вывести его в рабочее состояние. Мы упасть этому банку не дадим. Сейчас речь идет о его санации, об оздоровлении этого банка. Мы сейчас очень плотно над этим работаем», - заверил президент.

По словам главы государства, правительство рассматривает два варианта поддержки: либо акционеры найдут средства, чтобы увеличить его активы, либо банк обратится за господдержкой. И судя по выделению ФПК Т2,1 трлн, государство пошло на реализацию второго сценария. Однако пока нет информации о том, обращался ли с просьбой о помощи к правительству ККБ или нет. Более того, еще 26 декабря прошлого года банк сообщил, что не ведет никаких переговоров с Национальным банком и правительством о получении Т1,5 трлн.

Напомним, заявление Казкома стало реакцией на информацию агентства Bloomberg о том, что банк получил экстренный заем, который является началом специальной государственной программы по спасению банка, оцениваемой в Т1,5 трлн. В то же время банк подтвердил, что 14 декабря он «привлек краткосрочный заем Национального банка в размере Т400,8 млрд в рамках стандартных во всем мире процедур по предоставлению краткосрочной ликвидности банкам второго уровня».

Не знаем, было ли после этого обращение ККБ к правительству с просьбой об оказании финансовой помощи или нет, но факт остается фактом. Еще в конце июня 2015 года Казком сообщил, что предоставляет кредитную линию БТА на сумму Т630 млрд под 9% годовых и $5,6 млрд под 8% до 30 июня 2024 года для выплаты задолженности последнего перед Казкомом по договору об одновременной передаче активов и обязательств между ККБ и БТА в рамках их деконсолидации. На тот момент процентное соотношение суммы сделки к общей стоимости активов «Казкоммерцбанка» составляло 49,8%.

При этом предполагалось, что погашение задолженности будет осуществляться БТА ежеквартально в размере $334,9 тыс. по займу в долларах и Т37,68 млн по займу в нацвалюте с отнесением остатка задолженности на конец срока кредитной линии.

Стоит ли игра свеч?

Так вот, если перевести в тенге по нынешнему курсу кредит в долларах, выданный Казкомом БТА, и прибавить к нему размер тенгового займа, то получится более Т2,3 трлн, что на Т200 млрд больше, чем средства, выделяемые Фонду проблемных кредитов.

При этом надо учитывать, что займы, предоставленные БТА «Казкоммерцбанком», составляют более половины кредитного портфеля последнего. А согласно оценкам инвестиционной компании «Халык Финанс», БТА в первом полугодии 2016 года «не выплачивал проценты или выплатил незначительную часть процентов по кредитной линии, на что указывает низкая собираемость процентных доходов наличными при высокой доле процентных доходов от БТА во всех процентных доходах начисленных». Об этом говорится в анализе «Халык Финанс» долговых инструментов от 21 октября 2016 года.

Если это так, то львиная доля займов Казкома БТА попадают в категорию неработающих кредитов, под которые необходимо создавать соответствующие провизии, тем более что с нового года в группу неработающих займов банки обязаны включать и реструктуризированные кредиты. По существу, к таковым относятся и займы, которые были предоставлены БТА «Казкоммерцбанком» по кредитной линии в июне 2015 года. Причем следует обратить внимание на то, что они были выданы только на бумаге, поскольку, по сути, представляли собой те стрессовые кредиты и активы, которые были переданы БТА Казкомом при их деконсолидации.

Понятно, что досоздание столь существенных провизий требует дополнительных вливаний в капитал банка. Однако вряд ли у его акционеров, судя по размеру стрессовых активов, есть такие средства. И даже если бы они были, то создание дополнительных резервов покрывало бы возможные убытки банка, но негативно сказывалось на его кредитной активности.

Поэтому не исключено, что в том числе и по этой причине был выбран вариант поддержки Казкома через покупку Фондом проблемных кредитов стрессовых активов банка. Теперь весь вопрос заключается в цене, по которой ККБ будет готов их продать, а ФПК - купить.

Справедливо возникает вопрос: а стоит ли игра свеч? Если исходить из международного опыта, то ответ с точки зрения интересов стабилизации всей банковской системы будет утвердительным. Однако с учетом накопленного в Казахстане как негативного, так и позитивного опыта господдержки отдельных БВУ, нет никакой гарантии, что в этот раз государственная помощь окажется эффективной. И тем более нет никакой гарантии, что выделяемые средства когда-либо вернутся, а ведь они составляют почти половину расходной части бюджета на 2017 год.

Но единственное, что можно сказать точно, - какими будут последствия оказываемой банковскому сектору очередной финансовой поддержки государства и кто окажется главным спасаемым, остается ждать недолго.

 

Источник: КазТАГ

Прочитано 203 раз

Партнеры Редтрам

Loading...