Пятница, 28 Апрель 2017

Как государство «убивает» финансовый рынок

Опубликовано в Статьи Среда, 12 Апрель 2017 13:21
Оцените материал
(0 голосов)

Forbes.kz публикует вторую часть материала экономиста Жангира Рахжанова о ситуации в финансовом секторе Казахстана.

В первой части я писал о проблемах денежно-кредитной политики Нацбанка. В этой я хотел обсудить действия правительства, которые искажают рыночные отношения в финансовой системе так, что это не позволяет ей развиваться.

 

Наша банковская система и фондовый рынок играют непозволительно низкую роль в финансировании экономики. При этом на начальном этапе своего развития до финансового кризиса 2007-2009 наша финансовая система (особенно банковская) прогрессировала со всех точек зрения гораздо лучше, чем в любой стране СНГ, включая Россию. Однако после кризиса что-то пошло не так, и прогресс резко затормозился, а в некоторых секторах пошел вспять. К сожалению, в проблемах финансового рынка во многом были виноваты сами власти, которые до настоящего времени активно строили государственно-монополистический капитализм в стране.

 

Начиная с 2010, благодаря очень высоким ценам на нефть, государство сильно нарастило свою собственность в бизнес-активах, перешло на «ручное» управление и усилило контроль над экономикой. Причем такой контроль осуществлялся не только напрямую со стороны правительства, но и через громадные государственные холдинги, которые в большинстве своем занимают монопольное положение в Казахстане. Государство напрямую покровительствовало госкомпаниям и некоторым крупнейшим частным компаниям, позволяя им играть доминирующую роль в экономике и в экспортных поставках.

 

Финансирование государственно-монополистического бизнеса во многом было возложено на Нацфонд. Даже если это не делалось напрямую, то накопленные в фонде нефтедоллары дали высокий кредитный рейтинг стране, благодаря чему госкомпании могли очень дешево занимать деньги за границей, используя прямую или косвенную гарантию от правительства.

 

В целом госкапитализм, построенный в стране, является одним из крупнейших проявлений «ресурсного проклятия», которое без всяких сомнений висит над нашим государством. Именно такая система экономических отношений, построенная в стране, во многом не давала и до сих пор не дает развиваться финансовому сектору.

 

Давайте рассмотрим несколько примеров.    

 

Государство – крайне неэффективный собственник банков

 

До кризиса 2007-2009 вмешательство госсектора в финансовый рынок было минимальным. В банковской системе работали только частные банки. В системе накопительных пенсионных фондов было то же самое. Рыночные и конкурентные отношения на финансовом рынке активно развивались, что способствовало быстрому прогрессу в этой сфере.

 

Конечно, в финансовой системе были свои серьезные недостатки, которые ярко проявились во время кризиса. Однако целиком обвинять банки и пенсионные фонды в этом нельзя. Во многом эти проблемы появились из-за недостатков регулирования, которое проморгало надувание пузыря на рынке недвижимости и другие серьезные проблемы, которые можно было легко остановить до того, как они непозволительно сильно разрослись.

 

Когда начался кризис 2007-2009, из-за прекращения иностранного финансирования отечественных банков и последующего обвала рынка недвижимости качество кредитных портфелей банков и инвестиционных портфелей НПФ резко ухудшилось. У всех крупнейших банков дела пошли настолько плохо, что часть из них оказалась на грани дефолта, что потенциально означало катастрофу как для банковской системы, так и для всей экономики в целом. В такой ситуации национализация БТА «Темир банка», и «Альянс банка» и вход в акционерный капитал Народного и Казкома были абсолютно правильным шагом государства. Однако всё, что власти делали после этого, негативно влияло на развитие финансовой системы.

 

В развитых рыночных экономиках есть четкое понимание того, что государство не должно заниматься бизнесом. Поэтому, когда власти этих стран национализируют проблемный банк, они стараются максимально быстро выйти из него любым способом - либо продают, либо просто ликвидируют. У нас же государство в лице ФНБ «Самрук-Казына» владело проблемными банками более пяти лет с крайне негативным результатом. На их «оздоровление» из Нацфонда было потрачено существенно более $10 млрд, и сегодня на выкуп кредитов БТА Банка будут потрачены 2,4 трлн тенге, или $7,6 млрд.

 

Результаты работы правительства и ФНБ «Самрук-Казына» (далее ФНБ или СК) по многолетнему управлению и последующей продаже БТА, Темира и Альянса - ярчайший пример того, что государство – очень неэффективный собственник коммерческих компаний. Однако, помимо того, что без всякой ответственности были выброшены на ветер (а, может, частично в чей-то карман) невероятно большие деньги налогоплательщиков, действия государства в этих фининститутах приводили к ограничению развития всей банковской системы (об этом чуть позже).

 

Неэффективные ЕНПФ, «Байтерек» и «КазАгро»

 

Другим ярчайшим примером неэффективности госуправления финансовыми активами стала национализация частных пенсионных фондов и создание ЕНПФ. Я об этом уже писал несколько раз.

 

Однако, помимо собственной неэффективности, создание ЕНПФ фактически «убило» фондовый рынок, сведя к нулю рыночные отношения и конкуренцию в этом важном секторе рыночной экономики. Также ЕНПФ стал примером быстрого роста госкапитализма в стране. Государству было мало контролировать Нацфонд и госбюджет, а также квазибюджетные организации - ФНБ, «Байтерек» и «КазАгро» - еще ему захотелось управлять очень большими пенсионными активам. При этом оно решало свои собственные задачи, которые напрямую противоречили интересам вкладчиков ЕНПФ.

 

Приведу простой пример.

 

На прошлой неделе стало известно, что в конце 2015 Нацбанк проводил проверку Казкома, и по результатам проверки банк получил предписание от регулятора, в котором сумма дополнительных провизий по кредитным убыткам (по состоянию на 1 октября 2015) была оценена в 908 млрд тенге. При этом собственный регуляторный капитал банка на конец 2015 составлял 643 млрд тенге.

 

То есть, уже в конце 2015 Нацбанку было известно, что Казком фактически является банкротом (дополнительные убытки почти в полтора раза выше капитала). При этом общая сумма размещений средств ЕНПФ в Казкоме была и остается самой большой среди всех банков – 415 млрд тенге на начало 2016, увеличившись еще на 6 млрд в течение 2016.  

 

С точки зрения неэффективного госуправления также нужно упомянуть НУХ «Байтерек» и «КазАгро».

 

Вместо того чтобы работать, как классические институты развития, эти холдинги во многом выступают как простые агенты правительства, а не как профессиональные финансовые организации. Большинство крупных проектов, финансируемых через них, – это чисто правительственные проекты, решения по которым принимали чиновники. Также именно кабмин решал, откуда взять деньги на финансирование этих проектов, какие процентные ставки будет платить каждый участник процесса, и как будут субсидироваться заёмщики.

 

По финансовой отчетности на конец 2015 (данные за 2016 еще не доступны), если из кредитного портфеля НУХ «Байтерек» убрать ипотечные кредиты ЖССБК, то в оставшемся портфеле финансирование нефтегазовой, горнодобывающей, металлургической промышленности и минеральных ресурсов занимает 69%. Также 49% кредитного портфеля холдинга (без учета ипотеки) выдано госкомпаниям. То есть, по факту, основной задачей «Байтерека» является дешевое финансирование (субсидирование) госкомпаний и сырьевых гигантов.

 

Госкапитализм ограничивает развитие финансового рынка

 

Не будь государственного владения проблемными банками, Нацбанк не церемонился бы с частными банками и уже давно заставил бы их расчисть неработающие кредиты, возникшие в результате финансового кризиса 2007-2009 и обвала рынка недвижимости. Однако, поскольку государство никак решало проблемы неработающих кредитов в национализированных банках, регулятор вынужден был откладывать меры по оздоровлению банковской системы в долгий ящик. Во многом именно из-за этого после того памятного кризиса стагнировало кредитование в банковской системе.

 

Также в течение времени, когда ФНБ владел национализированными проблемными банками, он поддерживал их финансово, заставляя свои дочерние компании размещать депозиты в этих банках под низкие проценты. В этом были две ключевые проблемы. Во-первых, это ставит под сомнение коммерческую сущность госкомпаний, поскольку это делалось им в убыток. Во-вторых, это нарушало рыночные отношения в банковской системе.

 

В нормальных рыночных условиях компании обычно размещают свои свободные средства в нескольких банках (чтобы «не складывать все яйца в одну корзину»), в зависимости от их кредитных рейтингов. Правила размещения денег здесь простые: чем выше кредитоспособность банка, тем большую сумму там можно разместить. При этом, чем выше кредитный рейтинг банка, тем меньший процент он будет платить вкладчику. Здесь каждая компания сама находит баланс между риском дефолта банка и уровнем процентного дохода.

 

Нерыночное размещение денег в банках - это не только «болезнь» одного фонда. ЕНПФ, «Байтерек» и «КазАгро» занимаются тем же.

 

Пример размещения пенсионных активов в проблемном Казкоме – не единственный для ЕНПФ. Также все помнят скандал о пенсионных деньгах, размещенных в дефолтном Казинвестбанке. В феврале этого года ЕНПФ в срочном порядке вывел все свои деньги из преддефолтного Дельта банка, хотя юридически, вероятно, не имел права делать это. Помимо этого, можно вспомнить, как в середине 2015 Фонд проблемных кредитов разместил депозит в Казкоме на сумму 250 млрд тенге на 10 лет под 4% годовых.

 

Субсидирование процентных ставок «убивает» рыночные отношения

 

На сегодня основным источником госпомощи в виде очень низкой процентной ставки является Нацфонд, а основными её получателями являются нацхолдинги. С этой точки зрения особенно удивляет Самрук-Казына, который позиционирует себя как инвестхолдинг международного уровня, при этом не хочет занимать деньги по рыночным ставкам, как другие инвестиционные фонды.

 

В развитых рыночных экономиках государственные инвестиционные холдинги не просят дешевых денег у правительства, а идут либо в банки, либо на биржу, и получают заемные средства по рыночным ставкам. Наш фонд действует противоположным образом, и правительство полностью поддерживает это, субсидируя, таким образом, его деятельность.

 

В результате Нацфонд вместо банков и фондовой биржи финансирует госкомпании по крайне благоприятным условиям (сроком на 20-30 лет под 0,1% годовых). В этом также есть две ключевые проблемы. Во-первых, это опять ставит под сомнение коммерческую сущность и эффективность госкомпаний. Здесь возникает вполне очевидный вопрос: если компании фонда получали бы деньги по рыночным условиям, насколько они были бы жизнеспособными?

 

Вторая проблема заключается в том, что правительство в лице Нацфонда выступает конкурентом банковской системе и фондовому рынку, и оно готово в убыток текущему и будущему поколениям раздавать деньги неэффективным госкомпаниям.

 

То же самое касается «Байтерека» и «КазАгро». В отличие от Нацфонда, они раздают дешевые деньги частным компаниям, и часто – через коммерческие банки. Однако получатели такой помощи составляют лишь небольшую долю всех предпринимателей в любой отрасли экономики. То есть большая часть предпринимателей получает кредиты по рыночным условиям, а узкий круг «избранных» - по льготным. Такая ситуация однозначно «убивает» рыночные отношения на кредитном и фондовом рынках. Что касается развития РЦБ, то здесь возникает следующий вопрос: зачем финансово здоровая компания будет выпускать свои облигации или акции на рынке капитала, если правительство раздает «подарки» в виде кредитов по ставке ниже инфляции? 

 

Можно привести еще много примеров того, как действия властей убивают рыночные отношения и конкуренцию на финансовом рынке.

 

Нужна реальная «перезагрузка» участия государства на финансовом рынке

 

В конце января этого года глава государства поручил Нацбанку и правительству принять комплекс мер по обеспечению доступного средне- и долгосрочного фондирования в тенге. Вероятно, власти опять пойдут по пути госкапитализма, когда чиновники административным путем распределяют ограниченные финансовые средства государства по очень низким процентным ставкам. Это будет продолжать разрушать рыночные отношения в финансовой системе, что приведет дальнейшему стагнированию банковского сектора и фондового рынка.

 

Чтобы реально осуществить «перезагрузку» финансового сектора, власти должны коренным образом пересмотреть своё участие в нем с целью максимального развития рыночных отношений и конкуренции на рынке. Для этого достаточно сделать всего несколько кардинальных решений.

 

1. Государство должно полностью прекратить предоставлять деньги по процентным ставкам ниже рыночных. Если оно хочет оказать какую-то финансовую помощь определённой группе физических или юридических лиц, оно должно делать это не через низкую процентную ставку, а путем прямых выплат из бюджета. Это должно касаться как госбюджета, так и абсолютно всех квазибюджетных источников заемных средств.

2. Если госбюджет, Нацфонд, ФНБ, «Байтерек» и «КазАгро» выдают кредиты юридическим и физическим лицам или финансируют государственные проекты с коммерческой направленностью, то все такие кредиты должны быть предоставлены на рыночных условиях и софинансироваться со стороны коммерческих банков (отечественных или иностранных). Если ни один банк не выразил интерес, такие заемщики и проекты не должны финансироваться, поскольку они будут считаться как коммерчески не обоснованные.

3. ФНБ, «Байтерек» и «КазАгро» имеют громадный объем средств, размещенных в банках. Все эти средства должны распределяться между банками только на рыночных условиях и в зависимости кредитоспособности БВУ. Не должно быть никаких исключений из правил (особенно никакого скрытого субсидирования и финансирования проблемных банков). Счетный комитет должен регулярно и жестко отслеживать это.

4. Пенсионные активы должны быть целиком переданы в управление частным инвестиционным компаниям. Совет директоров, определяющий политику по инвестиционному управлению средствами ЕНПФ, необходимо сделать независимым от Нацбанка и правительства путем включения в него независимых профессионалов в инвестиционной и пенсионной сферах. В целом работу ЕНПФ необходимо целиком перевести на стандарты ОЭСР.

5. Как я указывал в прошлой статье, чтобы выполнить поручение главы государства по удешевлению кредитов, Нацбанк может достаточно серьезно снизить рыночные процентные ставки, перейдя от инфляционного таргетирования к политике по таргетированию номинального ВВП.

6. Если государство собирается помогать банкам, «Байтереку» и «КазАгро» в получении долгосрочного финансирования, это должно происходить только в виде покупки облигаций по рыночным ставкам и в зависимости от кредитного рейтинга.

7. Необходимо резко расширить список, увеличить доли продаваемых акций и ускорить вывод на IPO/SPO крупнейших госкомпаний, указанных в новой программе приватизации.

Приватизация - самый главный инструмент по борьбе с госкапитализмом и по развитию фондового рынка. К сожалению, заседание правительства по вопросам приватизации 10 апреля показало, что IPO/SPO крупнейших госкомпаний в который раз откладывается, и конца этому не видно.

 

 

Источник: Forbes Kazakhstan

Прочитано 104 раз

Партнеры Редтрам

Loading...