Пятница, 28 Апрель 2017

Макроэкономический обзор на 2 квартал 2017 года: Неуправляемая Франция?

Опубликовано в Финансы Среда, 19 Апрель 2017 16:18
Оцените материал
(0 голосов)

Останется ли Франция без управления?

Впервые с 1981 года президентские выборы во Франции столь живо волнуют иностранных инвесторов. Индекс неопределенности экономической политики в стране достиг исторических максимумов, при этом спред по французским облигациям подскочил до 60 базисных пунктов (всего лишь несколько месяцев назад он держался в районе 20 пунктов).

 

После Брекзита и неожиданной победы Трампа в 2016 году инвесторы опасаются, что лидер партии «Национальный фронт» Марин Ле Пен также совершит невозможное, вопреки результатам опросов.

 

Во многих отношениях президентская гонка 2017 года уникальна для современной Франции. Впервые:

 

· действующий президент не баллотируется на второй срок из-за крайне низких рейтингов и давления со стороны собственной партии.

· две традиционные правящие партии (Социалистическая и Республиканская) не проходят во второй тур «автоматически».

· центристы - в лице Эммануэля Макрона - получили шанс на победу в гонке за президентское кресло (около 25% голосов в первом раунде). В последний раз такое было в 1974 году, когда победу одержал Валери Жискар д'Эстен.

· за крайне правых и крайне левых в первом раунде собираются голосовать около 40% избирателей, а за республиканцев и социалистов - всего лишь 34%. Сейчас во Франции наиболее высокий рейтинг дает популизм.

· два кандидата (Франсуа Асселино из Народного республиканского союза, который, согласно прогнозам, наберет 1% голосов, и один из лидеров гонки Марин Ле Пен) открыто выступают за выход Франции из Европейского Союза.

 

«Ле-Пенизация французского общества»

 

В 2002 году лидер партии Национальный фронт Жан Мари Ле Пен неожиданно для всех вышел во второй раунд президентской гонки, набрав 16,86% голосов (и опередив кандидата от социалистов). В ту пору у него не было никаких шансов стать президентом, и действительно, он проиграл второй тур, набрав всего 17.6%.

 

Пятнадцать лет спустя его дочь, Марин Ле Пен, уверенно лидирует в первом туре (27% голосов по данным опросов), и может получить вплоть до 44% голосов во втором туре. Даже по самым оптимистичным прогнозам по результатам Ле Пен во втором туре, лидеру Национального фронта до победы не хватает два-три миллиона голосов; это много.

 

В то же время за последние годы ей удалось добиться впечатляющих успехов, которые подтверждают процесс «Ле-Пенизации» французского общества.

 

В основе этого явления - шесть основных факторов:

 

· Марин Ле Пен провела так называемую «де-дьяволизацию» или чистку партии от наиболее радикально-правых элементов, кульминацией стало изгнание Жана Марин Ле Пен в 2015 году.

· Произошел идеологический сдвиг от капитализма в сторону статизма и популизма.

· Социалистическая партия больше не отражает интересы рабочего класса; Главный идеологический центр партии, Терра Нова, в своем небезызвестном докладе рекомендовал отказаться от рабочего класса и сделать ставку на состоятельные слои населения и на государственных служащих.

· Правые отказались от своей традиционной стратегии не идти на компромиссы и не заключать выборные соглашения с Национальным фронтом. С 2007 года политический дискурс правых стал гораздо более радикальным (например, за счет создания Министерства национальной идентичности с 2007 по 2010 годы), чтобы привлечь избирателей с ультраправыми взглядами. Эта стратегия оказалась по большей части провальной для партии, но помогла распространить в обществе идеи Национального фронта.

· Рост трудовой миграции, незаконной миграции и иммиграционный кризис.

· Ощущение растущего неравенства в связи с глобализацией и де-индустриализацией. Следует отметить, что это впечатление противоречит сухой статистике: за последние годы индекс Джини во Франции сократился до 0,29. В долгосрочной перспективе доля дохода, получаемого 1% богатейших людей снизилась с 40% по состоянию на конец 1930-х годов до 8% на сегодняшний день.

 

Традиционный французский ответ на кризис

 

С 1958 года центристы, как правило, при необходимости формировали коалицию с правыми. Однако если внимательнее изучить историю Франции, станет ясно, что центризм, как правило, является реакцией на кризис.

 

Это политическое движение восходит к таким политическим фигурам как Блез Паскаль, Мишель де Монтень, и группа Силлон (1894-1910). В середине 1970-х, во время Пятой республики, у них был свой момент славы, когда они попытались сгладить последствия нефтяного кризиса 1973 года и обеспечить рост занятости. Эммануэль MACRON и его движение «Вперед!» движение придерживается этой линии и реагирует на запрос избирателей, желающих избавиться от деления на правых и левых, как от изжившего себя наследия Революции, также от давнего раскола между жирондистами и якобинцами.

 

Во Франции центризм проявляется кратковременными вспышками, которым никогда не удавалось перерасти в ключевой компонент политического ландшафта. Но проблема движения в том, что их электорат крайне неустойчив в своих убеждениях. По данным исследования, опубликованного IFOP в конце февраля, только 36% избирателей, поддерживающих Эммануэля Макрона, полностью уверены в своем выборе по сравнению с 58% у Бенуа Хамона (Социалистическая партия), 62% у Жана Люка Меланшона (крайне левый), 70% у Франсуа Фийона (Республиканская партия) и 80% у Марин Ле Пен.

 

Учитывая непостоянность избирателей Макрона, нельзя исключать того, что они резко передумают и отдадут свои голоса Фийону или даже Хамону... хотя вероятность такого исхода невелика.

 

Главное не президентские выборы...

 

А выборы в законодательные органы, которые состоятся 11 и 18 июня. Франция - это президентско-парламентская республика, в рамках которой власть президента ограничена, ему приходится работать совместно с парламентом, где действует система сдержек и противовесов. На самом деле иностранные инвесторы напрасно концентрируются на президентских выборах; главное - это выборы в законодательные органы. И тут возможны два основных сценария...

 

1. Марин Ле Пен становится президентом, но при этом она лишена реальной власти.

 

Учитывая особенности избирательной системы Франции (учитывается большинство голосов в двух раундах, а не пропорциональный результат) Национальный фронт не сможет получить парламентское большинство на выборах в законодательные органы (для этого нужно набрать по меньшей мере 289 мест в парламенте против нынешних двух). Таким образом, страна окажется в положении «сожительства». Уже в четвертый раз с 1958 года и в первый раз с 2000 года, тогда состоялся конституциональный референдум и срок действия президентских полномочий выровняли со сроком действия полномочий депутатов, чтобы избежать такого сожительства.

 

В условиях сожительства Национальный фронт не сможет провести референдум по членству Франции в ЕС, хотя Марин Ле Пен собирается сделать именно это, если не удастся выторговать у Брюсселя более «выгодные условия». У президента Франции есть конституционное право провести такой референдум, но на практике для этого нужно предложение правительства или совместное предложение Национального собрания и Сената.

 

Даже в случае победы Ле Пен не сможет реализовать большинство пунктов экономической и политической программы своей партии. Она окажется в неудобном положении лишенного реальных полномочий президента Третьей республики.

 

С другой стороны, предыдущий опыт сожительства в 1980-х и 1990-х говорит о том, что она может сохранить за собой последнее слово в вопросах обороны (поскольку президент является главнокомандующим вооруженных сил), а также на дипломатическом фронте, если правительство уступит ей этот периметр. В любом случае, она не сможет влиять на внутреннюю политику.

 

2. Эммануэль Макрон победит на выборах, но ему будет очень сложно справиться с собственным большинством.

 

Победа Макрона поднимет два важных вопроса: сможет ли он набрать парламентское большинство? И если да, будет ли оно ему подчиняться, или ему придется все время бороться с противостоянием (как было в случае с Франсуа Олландом и левым крылом Социалистической партии)?

 

Скорее всего, ему удастся получить большинство, учитывая то, что кандидаты движения «Вперед» получат много мест в законодательных органах, а нынешние депутаты от других партий (Социалистической, UDI, Современной и сторонники Алена Жюппе) также присоединятся к нему. Однако работать с таким разношерстным большинством, в которое входят все от либералов до коммунистов, будет очень трудно.

 

Сначала Эммануэль Макрон хотел взять со всех своих кандидатов обещание поддержать дюжину ключевых реформ, но от этой идеи пришлось отказаться, поскольку это противоречит конституции. Теперь он может рассчитывать только на моральные обязательства поддерживать общую идею «модернизации экономики».

 

Как говорится, обещания связывают только тех, кто в них верит. Макрон рискует оказаться в ситуации политического паралича, вовлеченный в бесконечные дискуссии, цель которых - заручиться поддержкой правых для «правых проектов», и поддержкой левых - для «левых идей». Это снизит темп реформ и приведет к необходимости идти на уступки. Итогом станет политическая нестабильность, как это было в худшие времена Четвертой республики.

 

На самом деле не так уж важно, кто станет президентом. Оба лидера гонки столкнутся с проблемами: либо это будет президент без большинства, или президент со слишком разрозненным большинством.

 

Впервые с 1958 года парламентарии снова окажутся у руля, а учитывая опыт Третьей и Четвертой республик (1871-1958 годы) – это дурной знак.

 

В конечном счете, Франция может стать неуправляемой.

 

 

Источник: Saxo Bank

Прочитано 97 раз

Партнеры Редтрам

Loading...