Четверг, 29 Июнь 2017

Умут Шаяхметова: Почему для поддержки Qazkom потребовалось больше, чем 2,1 трлн тенге

Опубликовано в Интервью Среда, 17 Май 2017 12:08
Оцените материал
(0 голосов)

Банковский сектор последние три года реконструируется: одни фининституты объединяются, другие уходят с рынка или меняют формат работы. История трансформации Казкома также войдет в историю — сделка особенна во всех смыслах…

На прошедшей пресс-конференции глава Народного банка сообщила, что, скорее всего, Казком станет «дочкой» Халыка. Одновременно, без помощи государства этой сделке не дано реализоваться… Окончательная сумма вливаний в Казком не была озвучена, но пока Нацбанк называет весьма внушительную сумму планируемой поддержки — 2,4 трлн тенге. В интервью Kapital.kz председатель правления Народного банка Умут Шаяхметова рассказала, почему объем заявленной Нацбанком поддержки Казкома изменялся с 2,1 до 2,4 трлн тенге и почему стресс-тестирование не имеет смысла.

— Умут Болатхановна, в Нацбанке в середине февраля отмечали, что Фонд проблемных кредитов (ФПК) будет докапитализирован на 2 трлн тенге. Подчеркивалось, что эти средства будут направлены на оздоровление банковского сектора. Позже финрегулятор сообщил, что только для поддержки Казкома планируется выделить 2,4 трлн тенге. Но эти средства не будут направлены на докапитализацию ККБ, они будут использованы для того, чтобы «отцепить проблемный актив БТА от Казкома». Почему сумма для поддержки Казкома так резко выросла? Были обнаружены какие-то весомые проблемы?

- Нет, думаю, что тут Нацбанк ориентировался на объем займа БТА, который висит на балансе Казкома (по данным на 31 декабря 2016 года — 2,46 трлн тенге. — Ред.). Этот заем состоит из тенговой и долларовой частей. За счет того, что в течение определенного времени менялся курс тенге к доллару, какие-то другие обстоятельства, долларовая часть (займа БТА. — Ред.) в тенговом выражении была переоценена. В целом же напомню, что для Народного банка всегда было принципиально, чтобы на момент входа в сделку по приобретению Казкома произошла деконсолидация займа БТА.

- То есть предполагается, что будет «плохой банк» и «хороший банк»…

- Можно и так сказать. Думаю, что «плохой банк» будет работать в формате коллекторской компании.

- В настоящее время в Казкоме проводится процедура due diligence… Вы уже отметили, что, учитывая сложность и трудоемкость сделки, процесс due diligence немного затянулся. И все-таки не возникла ли у вас мысль отказаться от сделки?

— Нет.

— Но, в принципе, у вас есть такая возможность…

— В принципе, такая возможность у Халыка всегда есть, нас никто не заставляет покупать Казком. Отказаться от сделки? Нет, на сегодня таких мыслей нет. Но если вдруг возникнут какие-то непреодолимые вопросы по сделке, которые мы не сможем решить, тогда у нас будет право отказаться. Но пока все идет по плану… Повторюсь, процесс due diligence сложный, в принципе, он движется в нормальном темпе…

— По сумме сделки не будете комментировать…

- Нет.

- В 2016 году Народный банк получил прибыль — 131,4 млрд тенге. Эта планка совпала с вашими прогнозами, которые вы делали в прошлом году — 140 млрд тенге. На днях стало известно, что акционеры приняли решение не выплачивать дивиденды по простым акциям за прошлый год. С чем это связано?

- Мы получили в 2016 году очень хорошую прибыль за всю историю работы банка. У нас уровень избыточности капитала высокий, поэтому мы приняли решение не выплачивать дивиденды по простым акциям. Конечно, в первую очередь решение по дивидендам связано с намечающейся сделкой по покупке Казкома. Если мы примем решение завершить сделку по Казкому, то, конечно, нам будет нужен дополнительный капитал (который высвободился за счет невыплаты дивидендов. — Ред.).

- На прошедшей пресс-конференции вы сказали, что банк сократил расходы на благотворительность и маркетинг. Если вспомнить, в 2016 году был объявлен мораторий на прием новых сотрудников. Сейчас планируете сокращать штат?

- Сжимать штат не планируем. В прошлом году мы не сокращали штат, вы правильно заметили, что был мораторий на прием новых сотрудников.

- В Нацбанке заявляли, что стресс-тестирование банков планируется закончить в 2017 году. Можете рассказать, как сейчас протекает это мероприятие?

- Та инициатива, которая была заявлена Нацбанком о начале стресс-тестирования, она не реализуется. Пока мы еще не видели даже методологию стресс-тестирования, разработанную финрегулятором. Я точно и не знаю, будет ли проведено это стресс-тестирование или нет. Помните, была точка зрения, что у Нацбанка на самом деле есть вся информация о реальном состоянии банков. Думаю, что такой дорогостоящий, дорогой и сложный процесс, как стресс-тестирование, сейчас не даст той отдачи, которую ожидают многие. Повторюсь, у Нацбанка есть понимание проблем каждого банка. Мы со своей стороны все время предлагаем, чтобы финрегулятор лучше бы переходил к решению проблем в банковском секторе, а не к изучению. Зачем изучать, если и так все известно.

- В Нацбанке сообщали, что стресс-тестирование банков будет проходить за счет финрегулятора. По информации Нацбанка, проведение стресс-тестирования предполагается в два этапа. Каждый из этапов мог обойтись в сумму от 3 млрд до 6 млрд тенге. По-прежнему ли банки не будут задействованы в оплате за стресс-тесты?

- Не будут, потому что иначе возникнет конфликт интересов. Понятно, что если какой-то банк заплатит за свой стресс-тест, то он будет заинтересован в положительном результате тестирования.

— Давайте перейдем к сделке по продаже 60% акций Altyn bank китайскому CITIC. Ранее глава Altyn bank Аскар Смагулов говорил о том, что CITIC после завершения сделки планирует оставить казахстанский менеджмент в банке. Намерения не изменились?

— Не изменились.

— Ранее вы говорили, что «дочка» Народного банка Halyk Finance готова участвовать в тендере по выбору управляющих компаний по управлению активами Единого накопительного пенсионного фонда (ЕНПФ). Есть ли у вас информация по критериям отбора управляющих?

- У меня нет информации на этот счет, пока все на уровне обсуждений — никакой конкретики.

— Судя по структуре ЕНПФ, Народный банк не привлекал средства от пенсионного фонда на свои депозиты. Не планируете?

— Нет, у нас избыток тенговой ликвидности.

— То есть дело не в ставках по вкладам…

- Да, причина не в условиях.

— На прошедшей пресс-конференции вы заявляли, что вложения в ноты Нацбанка составляют около 25% ссудного портфеля вашего банка. Насколько это критичная планка, можно говорить, что эта доля ощутима?

— Действительно, 25% — это очень много.

— Какова оптимальная планка по нотам?

— В целом считаю, что у банка 70% активов должно быть сконцентрировано в кредитах. У нас же в займах «лежит» около 50% активов — этого очень мало. То есть вот эти 25% активов, которые у нас в нотах, они должны быть размещены в кредитах. И 30%, которые остаются, должны быть ликвидными: около 20%, как правило, вкладывается в ценные бумаги, около 10% в cash.

— Когда ситуация может измениться?

— Мы бы с удовольствием снизили долю вложений с нот и нарастили бы кредитный портфель… Но все дело в доходности по нотам, она выгодна для нас — сейчас в районе 10%. Вот как только доходность по нотам начнет снижаться, мы уйдем в кредитование.

Прочитано 180 раз

Партнеры Редтрам

Loading...