Воскресенье, 19 Ноябрь 2017

Досым Сатпаев: Казахстану надо проявить жесткость в экономическом партнерстве с Китаем

Опубликовано в Интервью Среда, 07 Июнь 2017 13:47
Оцените материал
(0 голосов)

Казахстану надо проявить жесткость в экономическом партнерстве с Китаем, считает известный казахстанский политолог Досым Сатпаев, передает Sputnik Казахстан.

В преддверии саммита Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) политолог рассказал в интервью Sputnik Казахстан, почему ШОС интересен Казахстану на фоне участия в китайском проекте "Экономический пояс Шелковый путь" и как можно "поторговаться" с Поднебесной для получения инвестиций на адекватных условиях.

— Чем интересен саммит ШОС, который пройдет на днях в Астане?

— Лет 10 тому назад, когда я был в Пекине и разговаривал с китайскими экспертами, даже у них очень активно поднимался вопрос о том, что делать с Шанхайской организацией сотрудничества в будущем? Уже тогда считалось, она свою миссию выполнила. Если вы помните, ШОС создавался, в первую очередь, для того, чтобы решить пограничные проблемы. Когда пограничные проблемы были решены, те государства, которые входили в ШОС, захотели трансформировать организацию в структуру, которая занимается региональной безопасностью.

Поэтому в рамках ШОС начали развивать антитеррористическое содержание. Тогда же Китай предложил концепцию − "три зла", которые для этой страны представляют угрозу – это экстремизм, терроризм и сепаратизм.

Чуть позже стали возникать разговоры, что Шанхайскую организацию сотрудничества следует подключать и к экономическим проектам.

Что касается саммита в Астане: один из самых интересных вопросов, который может подниматься, это вопрос расширения организации. Идут разговоры о том, что Индия и Пакистан хотят вступить в Шанхайскую организацию сотрудничества. Здесь есть определенные плюсы и минусы. Плюс в том, что если гипотетически представить, что Индия и Пакистан стали членами ШОС, то тогда эта структура автоматически на глобальной сцене поднимет свой вес: четыре ядерных государства будут в нее входить.

— С другой стороны, существует мнение, что тогда "удельный политический вес" стран Центральной Азии снизится…

— Да, минус в том, что на этом фоне страны Центральной Азии будут выполнять роль мелких второстепенных игроков для массовки. Первую скрипку в ней будет пытаться играть Китай, но, с другой стороны, это может вызвать определенную негативную реакцию Индии. Учитывая, что Индия недавно проигнорировала форум в Китае, посвященный "Экономическому поясу", потому что посчитала, что Китай реализует некоторые инфраструктурные проекты на спорных территориях с Пакистаном.

А учитывая, что у Индии плохие отношения с Пакистаном, появление этих двух государств в ШОС может внести много минусов – трения и разногласия не выгодны остальным участникам организации.

 Тем более, что в очереди на вступление в ШОС стоит Иран. Сейчас санкции против этой страны смягчены и она может гипотетически войти в ШОС, но с приходом Трампа, мы видим, что, скорее всего, США будет продолжать политику конфронтации с Ираном. И непонятно, как это будет соотноситься с интересами Казахстана и других стран. ШОС не хочет ссориться с США, поэтому минусов больше может быть, чем плюсов.

— Часто упоминается конфликт проектов Евразийского союза и "Экономического пояса на Шелковом пути". Хотелось бы узнать – саммит ШОС может быть площадкой для решения конфликта российско-китайских интересов. Станет ли саммит в Астане ключевым в этом направлении, так как Казахстан играет важную роль в обоих проектах?

— Россия входит в ШОС, а Китай не входит в Евразийский экономический союз. Попытка объединить Евразийский экономический союз и ШОС – это попытка со стороны России, особенно после украинских событий, когда началась конфронтация с Западом, начались взаимные санкции и торговые войны.

Россия пыталась показать, что у нее есть альтернатива – Китай. Кстати, здесь есть интересный момент, потому что на фоне конфронтации с Западом Россия пытается переориентироваться на Восток. А вот Китай, наоборот, если вы обратили внимание, проект "Экономический пояс Шелковый путь" ориентирует на Запад, используя альтернативные транзитные маршруты. Это говорит о том, что могут возникнуть определенные противоречия в этом плане.

Политически, да, Россия и Китай имеют общую точку зрения по определенным вопросам − например, выступают против усиления коалиции во главе с США в Центральной Азии. Но если речь об экономических моментах, то Китай, как довольно прагматичное государство, понимает важность США и европейского рынка. С экономической точки зрения Китай, наоборот, сторонник усиления взаимодействия с Западом.

— Накануне Ташкентского саммита ШОС Назарбаев высказался о задачах для всех участников, чтобы "ШОС не стал аморфной, бумажной, бюрократической организацией". Эти опасения реальны?

— В принципе, да. Потому что были опасения, что ШОС превратится в организацию —"свадебного генерала" с определенными регулярными саммитами, красивыми официальными заявлениями без какой-то практической начинки. В принципе, на текущий момент, ШОС будет поддерживаться и развиваться Китаем, в первую очередь, как структура, связанная с безопасностью, а в экономическом плане будет подключаться к проекту "Шелковый путь". Думаю, что начинка, связанная с безопасностью, будет основной в рамках ШОС.

— Интересует сопряжение программы "Нурлы жол" и китайского проекта. Не эффективнее ли было бы, на ваш взгляд, создать общую казахстанско-китайскую промежуточную программу, чем подгонять под чужую концепцию существующую?

— Здесь было желание получить доступ к гигантским китайским инвестициям для реализации программы "Нурлы жол". Не надо забывать, что эту программу приняли в не очень хороший для Казахстана финансово-экономический кризисный период. Тогда и глава государства начал заявлять о том, что необходимо сократить заимствования из Национального фонда и правительству необходимо искать новые источники…

 — То есть цели сугубо прагматические?

 — Чисто прагматические цели. Объединив "Нурлы жол" и "Шелковый путь", Казахстан рассчитывал получить доступ к китайским инвестициям, тем более Поднебесная недавно заявила, что в рамках проекта готова потратить просто колоссальные деньги именно для стран Центральной Азии. Наш прагматизм состоял в том, чтобы реализовать собственные инфраструктурные проекты с привлечением китайских инвестиций, потому что рассчитывать на западные инвестиции мы уже не могли по понятным причинам – там тоже экономическая

Выходит, что здесь мы хотим подсесть на китайскую кредитную иглу. Дело в другом: насколько Казахстан в работе с китайскими инвесторами может жестко отстаивать свои интересы. Все понимают, что китайская инвестиционная политика довольно жесткая. КНР во главу угла ставит свои интересы и если инвестирует, выдает кредиты, делает это на жестких условиях.

Здесь Казахстану очень важно не попасть в некую инвестиционную кабалу и четко указать — да, Казахстан готов поддержать определенные направления, но только если это согласуется с нашими национальными экономическими интересами.

Кстати, для Китая этот проект важен и с точки зрения безопасности. Не секрет, что Китай собирается продолжать инвестировать большие деньги в Синьцзян-Уйгурский автономный район. Потому что там это простимулирует экономический рост и развитие довольно опасного для Китая региона. И в этом плане ясно, что Казахстан и Узбекистан являются ключевыми странами, которые могли бы обеспечить безопасность в Центральной Азии.

А для Китая безопасность в Синьцзяне очень важна. Пекин понимает, что конфликтная ситуация в нашем регионе ударит по самому Китаю. И в этом плане они, думаю, будут пытаться идти на определенные уступки.

 

Прочитано 256 раз

Партнеры Редтрам

Loading...