Пятница, 20 Октябрь 2017

Олег Смоляков: Без четкого плана действий ни один банк не может рассчитывать на помощь Нацбанка

Опубликовано в Интервью Среда, 19 Июль 2017 12:34
Оцените материал
(0 голосов)

На прошлой неделе Национальный банк Казахстана презентовал программу по повышению финансовой устойчивости банковского сектора. Предполагается, что на поддержку банков из бюджета регулятора будет выделено более Т500 млрд, а в программе примут участие 15 БВУ с капиталом не менее Т45 млрд. При этом банкам для решения своих основных проблем Нацбанк дает 5 лет.

О том, каких результатов ожидает регулятор от реализации своей программы, мы попросили рассказать заместителя председателя Национального банка Казахстана Олега Смолякова.

- Олег Александрович, какого эффекта вы ожидаете от реализации программы?

- Эффекты могут быть разные. Например, рейтинговые агентства постоянно проводят рейтинговую оценку банков, и для них одним из факторов при пересмотре рейтингов выступают источники пополнения капитала. То есть если рейтингуемый банк является участником нашей программы, то это, во-первых, показывает, что он готов создавать провизии в полном объеме, во-вторых, что государство считает этот банк финансово жизнеспособным и готово предоставлять ему свои ресурсы на длительное время. Поэтому первым эффектом мы ожидаем, что будет соответствующая оценка рейтинговых агентств банков, которые примут участие в нашей программе.

Второй эффект – это аудиторские отчеты. Сейчас мы прошли период годового аудита. Следующий будет в апреле-мае следующего года. Я знаю, что под влиянием наших вербальных интервенций аудиторы более внимательно подходят к оценке ссудных портфелей БВУ. Поэтому, как только банки станут создавать более адекватный уровень провизий, то у аудиторов будет меньше вопросов к ним.

В целом мы рассчитываем на то, что в первые годы реализации программы те планы, которые мы согласовываем с банками, будут давать им больше возможностей для создания резервов. Но если через 5 лет банки-участники программы не смогут выполнить наших требований и будут допускать нарушение пруденциальных нормативов, все то, что мы считаем неспровизованным, соответственно, скорректируем за счет основного капитала банков.

Поэтому, несмотря на то, что мы даем банкам для решения своих основных проблем 5 лет, первые результаты мы можем получить уже как осенью этого года, так и в середине следующего.

- То есть в течение этих 5 лет ждать существенного увеличения кредитной активности банков не стоит?

- Я бы так не сказал. Во-первых, ту помощь, которую мы будем предоставлять, – это денежные ресурсы. Да, у нас будет ограничение, что на эти деньги должны будут сразу приобретены государственные ценные бумаги, но в программе у нас прописано, что через некоторое время банки могут часть этих ГЦБ реализовать на рынке и тем самым получить ликвидность. В результате у банков будет денежный ресурс на длительный период, поскольку программой предусмотрен возврат предоставленных регулятором средств в течение 15 лет. Эти средства они могут использовать для рефинансирования старых заемщиков и для выдачи новых кредитов.

Если говорить в целом, то выделяя средства БВУ, мы намерены достичь две цели: во-первых, это создание банками прибыли и предоставление дополнительной ликвидности. Предполагается, что за счет прибыли и вливаний акционеров будет происходить списание проблемных займов, а за счет предоставляемой ликвидности – финансирование реального сектора экономики.

- Но не получится ли так, что с учетом текущей жесткой денежно-кредитной политики Нацбанка, которая выражается в высоком уровне базовой ставки, выделяемые регуляторам средства пойдут не на финансирование реального сектора, а уйдут на скупку нот Национального банка?

- Хороший вопрос. Если мы хотим достичь увеличения кредитования экономики, то понятно, что в случае, когда выделяемые средства будут поступать на депозиты и идти в ноты Нацбанка, мы не достигнем конечной цели. Но с другой стороны, кредитовать проблемного заемщика, чтобы потом через полгода или год получить по нему дефолт, тоже не имеет смысла. Потом уровень ставок во многом зависит от кредитных рисков заемщика. Если есть заемщик, у которого они составляют 3-4% при ставке доходности ГЦБ, например, 10%, то заем под 13-14% – это нормальный уровень ставки кредитования.

Но проблема заключается в том, что у нас никто не готов брать займы больше чем под 6-7%, как по субсидированным программам «Даму». С этим надо работать. То есть мы говорим: для того, чтобы выстраивался механизм кредитования с учетом базовой ставки и кредитных рисков заемщиков, нужно снижать искажения, которые создаются на рынке из-за субсидированных программ.

- А Вы уверены в том, что после запуска программы Нацбанка БВУ начнут активно списывать проблемные займы?

- Это одно из базовых условий. То есть базовым условием для выделения средств банкам будет наличие плана, где четко расписано, как его акционеры, во-первых, будут участвовать в капитализации банка, во-вторых, создавать необходимый уровень провизий, и в-третьих, если недостаточен уровень провизий или капитала, как они намерены менять модель своего бизнеса, чтобы соответствовать пруденциальным нормативам. Без этого плана ни один банк не может рассчитывать на помощь со стороны Нацбанка.

- Благодарю за ответы!

 

Источник: КазТАГ

Прочитано 268 раз

Партнеры Редтрам

Loading...