Воскресенье, 26 Март 2017

В 2011 году из 1600 опрошенных высококвалифицированных работников 20% выразили желание уехать на заработки в Россию.

Во вторник в России приняли закон о регулировании , однако, по мнению брокеров, закон еще достаточно «сырой», и нерегулируемый рынок имеет, по крайней мере, год на дальнейшее существование. Опрошенные kursiv.kz эксперты считают вполне логичным регулировать Форекс и в Казахстане, и этот вопрос вполне может  встать на проработку в Нацбанке после создания Единого пенсионного фонда.

Оптимизм – отличная черта характера для любого человека. С оптимистами приятно общаться, они всегда развеселят и поддержат в трудный момент (хотя бы морально), не позволят повесить нос и заставят надеяться на лучшее. Однако, как показывает практика, в некоторых ситуациях оптимисты могут быть врагами сами себе, и ситуации эти, как ни странно, связаны с личными финансами.

Но избавиться от этого «проклятия» Америке вряд ли удастся. В России есть немало людей, которые радуются, когда «крепкий рубль» теснит в таблицах обменных курсов валют доллар США. Американцев это не огорчает: пусть теснит. И по поводу ведущих позиций своей валюты в мире они не испытывают ни гордости, ни удовлетворения. Лучше бы доллар «был как все».

Недавно комментатор газеты The Washington Post Роберт Сэмюэлсон вспомнил слова, когда-то сказанные о долларе Валери Жискар д’Эстеном: бывший президент Франции назвал статус «гринбэка» как главной международной валюты «несоразмерной привилегией». Это было сказано в доглобализационные времена, когда в мировой экономике не было той глубокой взаимозависимости экономик и валют, которые существуют сегодня.

В чем и почему доллар — главный

Но и сейчас многие, в том числе и не в последнюю очередь в России, негодуют по поводу особого глобального статуса американских «зеленых бумажек, которые печатают, ничем их не обеспечивая». На разных азиатско-постсоветских форумах говорят о необходимости новой, альтернативной мировой валюты или нескольких валют — типа рубля и китайского юаня. Правда, в последнее время говорить на эту тему стали несколько меньше, а долларов в золотовалютных резервах не убавилось.

В начале этого года объем международных резервов Банка России, как сообщал РБК, составлял 530,4 млрд долл., из которых 45,5% приходилось на доллары США, 41,7% на евро, а остальное держали в британских фунтах, японских иенах, канадских и австралийских долларах. Если посмотреть на золотовалютные запасы в общемировом масштабе, то доля в них долларов США составляет более 60%. У самого крупного держателя резервов иностранной валюты, КНР (запасы китайского Центробанка превышают $3,3 трлн), доллары США составляют порядка 70% — агентство Reuters недавно привело такую оценку представителя Банка международных расчетов.

В каком-то смысле роль американской валюты действительно представляется «несоразмерной привилегией» — с той точки зрения, что даже валютные операции между странами, имеющими минимальную торговлю с США, осуществляются в долларах. «Несоразмерная привилегия» — это, кстати, название новой книги экономиста из Университета Калифорнии в Беркли Барри Айкенгрина. В ней он, в частности, приводит такой пример: Южная Корея и Таиланд деноминируют свой экспорт на 80% в долларах США, хотя из всего объема их экспорта в США идет лишь 20%. Или еще один пример: в той же Южной Корее, скажем, оптовый винный торговец закупает партию чилийских вин; платит он при этом не чилийскими песо, а американскими долларами. 85% всех международных торговых транзакций, пишет профессор Айкенгрин в газете The Wall Street Journal, совершаются в долларах США.

Айкенгрин отмечает еще один момент: привлекательность доллара «отражает уникальную глубину рынков по торговле деноминированными в долларах долговыми ценными бумагами. Масштабы этих рынков таковы, что они... делают доллар самой удобной валютой для ведения бизнеса. И это в одинаковой мере относится к корпорациям, центральным банкам и правительствам».

Ну и, конечно, есть еще и такой немаловажный факт: в мире все торговые сделки по нефти деноминируются в долларах. И по пшенице тоже. И по многим другим видам товарно-сырьевой продукции.

«Проклятие величия»

«Иначе говоря, — суммирует свой валютный экскурс профессор, — «гринбэк» является валютой, которая принадлежит не Америке, а всему миру». Хорошо ли от этого Америке? Большой вопрос. Профессор Айкенгрин отвечает на него отрицательно. А Роберт Сэмюэлсон на страницах The Washington Post называет особый статус доллара его «проклятием».

На первый взгляд вроде все чудесно. Благодаря своей «несоразмерной привилегии» США в отличие от большинства других стран могут расплачиваться за импорт не чужой, а своей валютой. Другим государствам приходится для закупки импорта сперва заработать доллары или евро посредством экспорта. Америка печатает доллары сама.

Однако у разных стран мира гораздо больше долларов, чем им нужно для экспорта товаров из США: долларами расплачиваются во взаимной торговле (не с Америкой), в долларах идут сделки по нефти и пр., в долларах держат свои валютные резервы центробанки. Это означает, что спрос на доллары в мире хронически высок, и из-за этого высок обменный курс американской валюты. Результат — удорожание американских товаров, сокращение экспортных возможностей США (наряду с удешевлением импорта из других стран). Дороговизна доллара — одна из главных причин того, что начиная с 1980 года внешнеторговый баланс США каждый год в минусе: импорт превышает экспорт.

Пока экономическая конъюнктура в Америке и в мире была благоприятной, это не играло большой роли. Но «Великая рецессия» конца 2000-х годов, от которой мировая экономика не оправилась до сих пор, заставила многие страны прибегнуть к тактике удешевления своих национальных валют с целью получения экспортных преимуществ на международном рынке. Экономист Фред Бергстен из вашингтонского Института Питерсона (этот институт специализируется на проблемах международной экономики) утверждает, что центробанки более 20 стран регулярно скупают доллары и евро «для поддержания избыточно высокого курса этих валют и занижения курса валют своих стран — в основном с целью увеличения своей конкурентоспособности и наращивания положительного сальдо во внешней торговле». В числе этих стран даже такие высокоцивилизованные экономики, как Швейцария и Дания.

Известный экономический журналист, лауреат Пулитцеровской премии Дэвид Уэссел пишет на страницах The Wall Street Journal, что «японская иена с сентября (по май. — И.Б.) упала по отношению к доллару США на 25% — это падение простимулировали новое правительство и Центробанк Японии». (Недавно иена внезапно подскочила, но пока не ясно, надолго ли это. — И.Б.) Далее Уэссел говорит о недавнем падении швейцарского франка и израильского шекеля.

Без войны как без войны

Ну и, конечно, в этом перечне примеров просто обязан присутствовать Китай — о нем Уэссел пишет: «Китайский юань растет — за прошлый год он вырос по отношению к доллару на 3%, но лишь теми темпами, которые дозволяет правительство». Разногласия и споры на тему курса юаня не сходят с повестки дня китайско-американских переговоров всех уровней; США пытаются добиться от КНР существенного повышения курса китайской валюты, чтобы сократить гигантский дефицит в торговле Америки с Китаем — в 2012 году он составил $315 млрд, что является абсолютным рекордом всех времен и народов.

Но «валютных войн» в мире нет — это не более чем броская фраза, часто используемая в нашем, журналистском цеху. Во всяком случае знающий толк в этих вопросах профессор Айкенгрин однозначно говорит, что никто ни с кем не воюет.

Другое дело — трения между странами, они имеют место. Причем понижение правительствами курса национальной валюты иногда даже особых трений не вызывает: когда валюта дешевеет в результате дополнительной эмиссии денег (т.н. количественное смягчение), это считается как бы «о’кей». Такой «о’кей» получают от партнеров по мировой экономике США и Япония. А вот когда некто — и в первую очередь конкретно Китай — сбивает стоимость своей валюты путем вмешательства в рыночные механизмы обмена валюты, то это — «не о’кей». Это — незаконный способ получения преимуществ в международной торговле, «кража спроса» у других стран.

Правда, когда по просьбе США тот же Китай теми же нерыночными механизмами разворачивает курс юаня в противоположную сторону, «на север», это — «о’кей». Такая вот диалектика. Правда, многим (не в последнюю очередь в России) она кажется неправильной.

Российский рубль тоже гуляет не на свободе, а на «поводке». В свободное плавание его могут отпустить в 2015 году — об этом сообщил прошлой осенью первый зампред Центробанка Алексей Улюкаев. По его словам, это предусматривает проект основных направлений денежно-кредитной политики на 2013—2015 годы. Сейчас Банк России проводит т.н. курсовое таргетирование, удерживая курс рубля в пределах заданного валютного коридора. Диапазон допустимых колебаний устанавливается не для пары рубль—доллар, а применительно к бивалютной корзине, состоящей на 55% из долларов и 45% — из евро.

Плохо то, что в мире не выработаны механизмы разрешения валютных споров между странами. Как пишет в The Wall Street Journal Дэвид Уэссел, Всемирная торговая организация этим не занимается: она лишь решает, какая внешнеторговая тактика законна, а какая — нет. Международный валютный фонд вроде как должен заниматься, но не занимается. Из-за этого «трудно принимать меры к тем, кто на самом деле осуществляет валютные манипуляции». А это, в свою очередь, чревато очень плохими последствиями: для оживления роста глобальной экономики нужна координация усилий, вместо которой каждая страна тянет одеяло на себя; а когда экономика упорно не желает выздоравливать, то действовать по принципу «каждый за себя» и удешевлять свои валюты будут все чаще.

Плохие новости повышают доллар

На бытовом уровне распространено мнение, что если у страны экономические дела идут плохо или так себе, то ее валюта должна дешеветь — она ведь вроде как «мало чем обеспечена». К американской валюте такая обывательская логика не имеет отношения — все происходит с точностью до наоборот. Когда дела идут плохо — будь то в самой Америке или в другом экономически важном районе мира (Европа, Китай, Япония и т.д.), — доллар растет. Вот один конкретный пример последнего времени.

3 июня агентство деловых новостей Bloomberg сообщило о сокращении промышленного производства в Америке, а также Китае и еврозоне. Говоря о причинах этого явления в США, аналитик компании Janney Montgomery Scott LLC (г. Филадельфия) Гай ЛеБас отмечает, что «медленный темп корпоративных инвестиций и сокращение государственных расходов серьезно тормозят рост промышленного производства». В ближайшие месяцы его рост не ускорится, считает эксперт, и это негативно отразится на экономической динамике в целом — по крайней мере во втором квартале. В свете таких новостей, казалось бы, доллар должен покатиться вниз — но нет, конкретно в день 3 июня он, наоборот, полез вверх. На московской бирже в этот день доллар вырос на 25 копеек.

«Глобальная валюта, — пишет Роберт Сэмюэлсон в The Washington Post, — требует двух качеств — доверия и пользы. Люди — правительственные чиновники, финансовые менеджеры, руководители корпораций, потребители — должны верить, что деньги сохранят свою стоимость и что другие люди будут их без проблем принимать». По этим двум параметрам американский доллар не имеет себе равных в мире. Доверие к нему пошатнулось лишь в 1977—1981 годах, когда инфляция в США составляла в среднем 10% в год. Но уже в 80-е годы инфляцию взяли под контроль, доверие к доллару вернулось и сохраняется по сей день, несмотря на вашингтонские финансовые неурядицы типа пресловутого бюджетного секвестра.

Когда вокруг все плохо, деньги вкладывают в наименьшее из зол, коим являются долларовые инвестиции — деноминированные в долларах ценные бумаги (от казначейских обязательств правительства США до акций американских компаний), американская недвижимость и просто американский кэш, доллары. На примере последнего кризиса мы могли убедиться в том, что американская экономика лучше держит удар, чем европейская. Экономика США по объему составляет четверть мировой, она не намного меньше суммарного ВВП 27 стран Евросоюза. У нее не 17 экономических политик, как в зоне евро, а одна, скоординированная с Центробанком — Федеральной резервной системой США. В ее основе — самодостаточный внутренний рынок, которого нет в Китае. Она диверсифицирована и не зависит от нефтегазовой конъюнктуры, как экономика России.

Последние пять лет российские власти призывают народ хранить деньги в рублях. Народ еще хранит: по данным Агентства по страхованию вкладов, большинство россиян держит сбережения в национальной валюте — депозиты в рублях дают более высокую доходность. Но может наступить момент, когда о доходности забудут ради сохранности. И тогда на авансцену снова выйдет Он — весь в зеленом.

 

Илья Бараникас
Источник: mk.ru

Пару недель назад к небольшому островному государству Кипр было приковало внимание всей планеты. Рекомендация Евросоюза урезать депозиты в кипрских банках и быстрые решительные действия правительства Кипра породили разговоры о том, что же будет в итоге с этой страной и ее офшорной экономикой, пользующейся огромным спросом во многих странах, в том числе в Казахстане.

А главное, что же будет с застрявшими на Кипре деньгами? Хотя официально Национальный банк Казахстана и заявил, что не располагает данными о том, сколько денег хранят казахстанцы в кипрских банках, всем понятно, что наши деньги там есть. И в виде депозитов частных лиц и компаний, и в виде инвестиций, поступающих в страну под маркой иностранного капитала (по оценке экспертов, речь идет о сумме в миллиард долларов), а еще  чере з счета в кипрских банках деньги казахстанских инвесторов направляются в мировые финансовые центры. 

Что же дальше? Куда нести свои кровные и где есть хоть какая-то гарантия сохранности капитала? Стоит ли ехать на Кипр и не продать ли там свою недвижимость?

Редакция КИт поинтересовалась мнением экспертов по поводу пострадали ли деньги клиентов брокерских компаний, которые проводят расчеты через банки Кипра, возросли ли риски инвесторов, которые инвестируют в ЦБ европейских стран и скажется ли закрытие «безналоговой гавани – Кипр» на стоимости брокерских услуг?

Тимур ТУРЛОВ основатель, генеральный директор и глава инвестиционного комитета компании Freedom finance

Я считаю, что деньги клиентов не пострадали, потому что брокерские компании, как правило, не хранят деньги на Кипре, а лишь день-в-день транзитируют их к своим расчетным брокерам и в расчетные палаты бирж США и ЕС. некоторое влияние это могло оказать на собственные деньги брокеров, которые они держали на своих расчетных счетах для финансирования текущих административных расходов; однако, учитывая размер собственного
капитала брокеров, это не должно стать проблемой для них.

В отношении рисков инвесторов, которые инвестируют в ценные бумаги европейских стран могу сказать, что проблемы с кипрскими банками больше вызовут пересмотр риска у вкладчиков Европейских банков, и, безусловно, поставит под вопрос привлекательность банков всех периферийных стран еврозоны для
иностранных и даже местных вкладчиков.

Стоимость брокерских услуг в будущем существенным образом не изменится, многие компании продолжат работать под кипрским флагом, используя для расчетов банковские счета в других государствах. Однако наметившийся глобальный тренд борьбы с офшорами, думаю, еще будет способен существенно изменить себестоимость, а возможно, и перекроить целые отрасли экономики.

Талгат КАМАРОВ председатель правления компании «Сентрас Секьюритиз»

В принципе Кипр в налоговом и регуляторном отношении сохранит благоприятные условия для бизнеса, поскольку законы этой страны по ведению бизнеса просты и понятны. 

Инфраструктура острова вкупе с туристическим сервисом организована для эффективного ведения бизнеса нерезидентами. Соответственно, массового закрытия компаний на Кипре ожидать не следует. Другое дело, что в результате разового списания в пользу государства пострадают вкладчики кипрских банков. По разным оценкам порядка 30% вкладов принадлежат нерезидентам Кипра, и власти приняли меры по ограничению переводов в другие страны.

Кипр попал в эту историю по объективным причинам, став в свое время членом Евросоюза и еврозоны, которая сейчас испытывает самые тяжелые последствия мирового финансового кризиса. На самом деле, офшоры получают основную часть доходов от оказания юридических и финансовых  услуг. Большие накопления вкладчиков являются сопутствующим «побочным»  эффектом масштабных регистраций компаний и корпоративных инвестиций на Кипре. Удобнее, когда деньги корпораций находятся в том же месте, где и зарегистрирована компания. Но поскольку в век интернет-технологий границы исчезают, то деньги могут перемещаться по  всему миру беспрепятственно и оседать в тех странах, где меньше налогов и стабильнее законодательство. 

В то же время большой конкуренции за вкладчиков среди офшоров нет. Маленькие островные государства довольствуются тем, что уже есть и стараются сохранять законодательную и налоговую стабильность. Основными выгодоприобретателями от бегства капитала могут быть такие неостровные страны, как Нидерланды,  Лихтенштейн, Швейцария и Прибалтика. 

У Казахстана в отличие от России нет соглашения с Кипром об избегании двойного налогообложения, соответственно, доля вкладов из Казахстана на Кипре незначительна. Тем не менее, лучшими вариантами для перевода и хранения средств за рубежом могут выступить те страны, куда гражданам упрощен визовый режим. 
Если говорить о частных лицах, то им удобна и доступность: наличие прямых и регулярных рейсов, время перелета, дешевизна отелей, возможности для отдыха и прочее.

Данат НАМАЗБАЕВ руководитель аналитического департамента компании Jazz Capital

На данный момент ситуация на Кипре ясная, помощь ЕС позволит залатать дыры и решит проблему на короткий срок. В чем же проблема Кипра? Прежде всего, в гигантской, банковской системе, основанной на бизнес-модели, привлекающей офшорные деньги с помощью высоких процентных ставок и возможностей для уклонения от налогов. 

Большинство вкладов принадлежит богатым экспатам, живущим на Кипре, и прочим нерезидентам. Поскольку кипрские банки инвестировали в Грецию и в собственный пузырь в сфере недвижимости, крах был неизбежен. Это заставляет вспомнить про огромный пузырь в сфере недвижимости в Испании или Ирландии. Этот пузырь еще не сдулся, а значит, большие потери еще впереди. Сочетание пузыря и доходов от нечистоплотных банковских операций также привело к масштабному завышению цен.

На Кипре цены и издержки выросли куда сильнее, чем в остальной еврозоне. Что можно сделать? Во-первых, кипрские банки не могут расплатиться по своим долгам, которые в основном имеют форму вкладов. Так что дефолт по вкладам неотвратим. Но даже после «стрижки» вкладов ситуация не будет под контролем: остался готовый лопнуть пузырь в сфере недвижимости, есть огромные проблемы с конкурентоспособностью (которые усугубились,  поскольку главная экспортная отрасль – банки – находится под ударом), а теперь еще и план спасения, который сулит Кипру госдолг, сравнимый с греческим.

А что потом? Как отмечают многие наблюдатели, Кипр гораздо лучше расположен, чтобы последовать примеру Исландии, потому что девальвация заново введенной кипрской валюты может способствовать развитию туризма. Но захотят ли киприоты поступить подобным образом, это уже другой вопрос. 
Доля казахстанских денег озвучивалась в пределах 50-60 млн долларов: в рамках совокупных вкладов на Кипре - это капля в море. В будущем капиталы, возможно, пойдут на рынок недвижимости на юге Европы и ОАЭ или в страны с консервативной, но стабильной банковской системой.

 

ИсточникЖурнал «KiT. Капитал, Инвестиции, Технологии» № 4 (136) Апрель 2013

Вероятно, в ближайшие годы моя мысль о том, что акции могут быть дороже денег, имеет все шансы стать очевидной для многих людей. В то время, когда правительства активно печатают деньги с целью поддержать экономику, эти самые деньги имеют все шансы обесцениваться вместе с ростом инфляции. Вместе с этим вложения в акции надежных компаний - одна из инвестиций, которая от инфляции не пострадает (да и вообще, способна пережить многие серьезные финансовые потрясения). Если цены начнут расти, то компании легко перепишут свои прайс-листы, и, какие бы шоки нас не преследовали, люди продолжат кушать, одеваться, учиться, лечиться и рожать детей; а значит, компании, производящие нужные товары и оказывающие услуги, всегда сохранят свой бизнес, а их акции - свою стоимость.

Тимур ТУРЛОВ основатель, генеральный директор и глава инвестиционного комитета компании Freedom financeМой собственный принцип – инвестировать в компании, продуктами и услугами которых пользуюсь сам. Сегодня в моем личном инвестиционном портфеле есть акции Tesla Motors. Скажу больше, в этом году в качестве новогодних подарков сотрудники инвестиционной компании Freedom finance получили подарочные сертификаты на акции TESLA. Теперь я и вся команда являемся совладельцами производителя электрокаров наравне с основателями Google Ларри Пейджем и Сергеем Брином, основателем платежной системы PayPal Элоном Маск, а также президентом eBay Джефри Сколлом. В числе глобальных инвесторов компании такие гиганты, как JP Morgan, BlackRock, Allianz Asset Management, Invesco, SMALLCAP WORLD FUND и другие. О стратегическом партнерстве с производителем электрокаров пару лет назад заявила и японская  Toyota.

Cегодня акции компании Tesla обладают потенциалом роста в 40%. Я верю в рост стоимости ценной бумаги еще и потому, что за электромобилями будущее. Если кто-то со мной не согласен, то пусть вспомнит, как стремительно в нашу жизнь ворвались смартфоны и всевозможные гаджеты, без которых сложно представить современного человека.

Рассуждая глобально, я отмечу, что потенциал самого рынка электромобилей аргументирован и последними данными о мировых запасах нефти. В разных источниках – это разная цифра. Но, к примеру, по данным «Статистического отчета о мировой энергии» от компании BP, доказанных мировых запасов нефти при нынешнем уровне потребления будет доcтаточно для удовлетворения спроса в течение 40 лет. При этом резкий спад добычи и заметная нехватка сырья станет заметна уже в 2022 году. И это одна из основных причин, из-за которой стремительно развивается и популяризируется производство электромобилей. Ведь Tesla – отнюдь не единственная компания, осваивающая эту нишу.

Полностью электрический 500 километров на одном аккумуляторе, зарядка в домашних условиях за ночь от простой розетки. Лично для меня такие показатели стали убедительными, и как только Tesla вновь открыла возможность предварительных заказов на Tesla Model S, я перечислил необходимые $5 тысяч на автомобиль есть у Renault, Toyota, Chevrolet, Mitsubishi и многих других автопроизводителей. BMW также скоро выведет свои электрокары на рынок. Более того, известно, что многие концерны отказались в последние годы от разработки гибридов с тем, чтобы сосредоточиться именно на производстве электрокаров.

Что такое TESLA сегодня? 

 

Если вкратце, то TESLA - это полноценный автомобиль, который способен работать несколько дней без подзарядки. Его характеристики: разгон 5,6 секунды до 100 км/час, счет американской компании в январе прошлого года. Свой электромобиль я получу в сентябре или октябре текущего года. Новые автомобили Tesla Model S, уже не ручной, а роботизированной конвейерной сборки, будут доставлены первым клиентам Америки и Европы, которые забронировали машины до ноября 2012 года, в мае-июне текущего года. Сегодня электрический автомобиль компании Tesla модели S стоит от $49900 до $69900. Дальнейшая основная часть проектных разработок Tesla будет посвящена модели X, универсального кроссовера, который будет выпущен в 2014 году. В компании также начнут проектирование автомобиля Teslа третьего поколения для массового рынка, который будет стоить около $3000. Автомобиль, кстати, получил титул журнала Motor Trend «Автомобиль года».

 

Возвращаясь к акциям Tesla, я считаю, что они имеют все шансы стать автомобильным Apple. Они могут перекроить сам рынок и изменить мир за ближайшие 5-10 лет. Несмотря на венчурность проекта и начальный этап развития компании, акции мало пострадают от финансовых штормов ближайшего времени и им не будут страшны ни инфляция, способная обесценить деньги, ни долговые кризисы. Если, конечно, Tesla сохранит свои позиции лидера на рынке производителей электрокаров.

Я уверен, что Tesla Motors – это хорошая инвестиционная идея. Почему? На мировом рынке ценных бумаг сегодня заметен некоторый дефицит сильных акций: в результате действий большинства центральных банков сейчас нет никаких проблем с деньгами у финансовых структур, чего не скажешь относительно привлекательных объектов для инвестирования после мирового финансового кризиса. Мой вывод: компания, обладающая поддержкой одного из крупнейших автоконцернов в мире – Toyota Motors – и имеющая реальный опыт производства электрокаров с характеристиками, не уступающими бензиновым седанам, будет обречена на успех в торгах на фондовой бирже.

 

Тимур ТУРЛОВ основатель, генеральный директор и глава инвестиционного комитета компании Freedom finance
ИсточникЖурнал «KiT. Капитал, Инвестиции, Технологии» № 4 (136) Апрель 2013

Телевизионная и билбордная реклама в последнее время пестрят объявлениями о самых выгодных предложениях банков по размещению депозитов.

Партнеры Редтрам

Loading...