Понедельник, 21 Август 2017

Обзоры (397)

Для экономики Казахстана 2015 год преподнес много неприятных сюрпризов, но в целом был неплохим. Такую оценку дал первый вице-премьер Казахстана Бакытжан Сагинтаев. Вместе с министрами экономического блока на брифинге в СЦК при Президенте РК он рассказал казахстанцам, как экономика Казахстана пережила ушедший год.

На 1 января 2016 активы снизились до $63,5 млрд. Золотовалютные резервы (ЗВР) Казахстана за 2015 год сократились на 10,6%. ЗВР Казахстана (включая активы Национального фонда и валовые международные резервы) на 1 января 2016 года составили $91,581 млрд. На 1 января 2015 года данный показатель был на уровне $102,452 млрд. Таким образом произошло снижение на 10,6%.

 

Немного статистики

 

 

Валовые международные резервы страны в течение первой половины 2015 года росли и на 1 апреля 2015 года превышали $29 млрд. Однако впоследствии они начали постепенно снижаться до уровня в $28,5 млрд. На 1 сентября 2015 года резервы вновь подросли до $29 млрд. На 1 января 2016 года данный показатель составил $28 млрд

 

Активы Нацфонда также в начале 2015 года показывали прирост и составили $73,24 млрд. На 1 января 2016 данный показатель снизился до $63,5 млрд или на -13,3%.

 

Берик Отемурат озвучил самый негативный сценарий

 

Напомним, что глава казахстанской Национальной инвестиционной корпорации Берик Отемурат выразил беспокойство, что деньги в нефтяном фонде могут закончиться в течение ближайших 6-7 лет из-за резкого падения цен нефти. А это в свою очередь значительно сокращает доходы страны.

 

По его словам, по состоянию на вторую половину 2015 года в фонде лежало порядка $64 млрд, однако эти средства «тают» на глазах: поступления в бюджет от экспорта нефти уменьшаются в связи с падением цен на «черное золото», правительство же тем временем ежегодно забирает из фонда по $9,5 млрд. К слову, еще в августе 2014 года средства Нацфонда исчислялись в $77 млрд.

 

Проблема в том, что огромные денежные массы в Нацфонде лежат без дела. Как заявил глава НИК, целью создания данной корпорации в Казахстане было управление нефтедолларами Нацфонда, однако НИК так фактически и не получила этих полномочий. Тем временем, норма прибыли, которую получает фонд от инвестиций, крайне невысока — менее 2%. Для сравнения, аналогичный показатель для соответствующих фондов Норвегии, Южной Кореи и Сингапура стремится к 10%. Вместе с тем львиную долю своих средств (86%) наш фонд инвестирует в облигации, тогда как указанные заграничные фонды — порядка 15%.

 

Как отметил Отемурат, повышение нормы прибыли Нацфонда хотя бы до 5-6% было бы весьма ощутимой поддержкой государству. Однако, чтобы это можно было осуществить, необходимо вначале обеспечить прозрачность информации о деньгах Нацфонда.

 

«Мы должны раскрыть наши доходы, опубликовать информацию о том, как мы инвестируем, кто управляет инвестициями, приток и отток капитала, — поделился Отемурат. — Однако это трудно сделать в наших реалиях». «Мы съедаем Национальный фонд», — так оценил текущую ситуацию Берик Отемурат. Кстати, впоследствии уволенный задним числом.

 

Известный казахстанский экономист Олжас Худайбергенов считает, что такое возможно лишь в случае реализации самого крайнего сценария, если в течение 6-7 лет совпадут 3 фактора — цены на нефть будут на очень низком уровне в 25-30 долларов, импорт сохранится на текущем уровне, равно как и изъятия из Нацфонда на уровне 8 млрд. в год. «Но, в целом, естественно, это маловероятно», — отмечает эксперт.

 

Берик Отемурат также отметил в своем интервью журналу «The Wall Street Journal» что он уверен — правительство и Центральный банк должны сократить расходы из Нацфонда и инвестировать его средства в более высокодоходные активы. Однако, с этим мнением не согласен Олжас Худайбергенов: «Высокодоходные активы сопрягаются с высоким риском. В период кризиса все рисковые активы будут снижаться в цене, поэтому здесь есть и обратный риск потерь. Можно не заработать, а потерять. В рисковые активы имеет смысл вкладывать, когда постепенно начнет улучшаться ситуация в мировой экономике».

 

Возможен ли дефолт казахстанской экономики?

 

При цене барреля нефти ниже или около 10 долларов, продолжающейся достаточно долгое время, сколько времени понадобится для достижения дефолта экономики в Казахстане? Этот вопрос мы решили задать Олжасу Худайбергенову.

 

По его мнению, госдолг у страны маленький, а денег в Нацфонде в 3 раза больше, чем весь внешний госдолг, включая квазигосударственный сектор, поэтому до дефолта Казахстану далеко.

 

«Что касается банкротств банков и компаний частного сектора, то это будет очень вероятный процесс, в случае если цена нефти упадет столь низко», — отмечает эксперт.

 

Также Олжас Худайбергенов поделился своим мнением относительно ожидаемого роста инфляции и общего ухудшения жизни казахстанцев.

 

«Конечно, можно урезать расходы, или даже обнулить определенные статьи, перейти на более дешевые товары/продукты, но это лишь облегчит бремя кризиса, но не отменит его. Так что ухудшение благосостояния населения неизбежно, и большей частью оно объясняется не внешними, а внутренними обстоятельствами», — заключает эксперт.

 

Нацфонд все равно уменьшается

 

Руководитель НПП «Атамекен» Тимур Кулибаев уверен, что Казахстан не может тратить средства Национального фонда для искусственного поддержания курса нацвалюты.

 

«Если ситуация останется прежней, страна может лишиться своих резервов за три года», — считает он.

 

Однако Кулибаев подчеркнул, что волатильность тенге не может быть такой высокой, какой она представлена сейчас, это усложняет планирование бизнеса. «Вопросы стабилизации курса тенге и ликвидности мы будем обсуждать на высоком уровне, с Национальным банком и банками второго уровня», — сказал глава президиума.

 

Он добавил, что в нынешней непростой экономической ситуации важно найти золотую середину, чтобы сдержать высокую волатильность и сохранить средства Национального фонда.

 

Петр Своик, известный казахстанский политолог и экономист, ссылаясь на данные Нацбанка РК отмечает: «Опубликованные Национальным банком данные за декабрь: ЗВР уменьшились на $520 млн, Национальный фонд на $730, а всего валютный запас Казахстана «похудел» за месяц на $1,26 млрд. И это не к активно дискутируемому сейчас вопросу, за сколько лет закончится Нацфонд, а к вредно бессмысленной девальвации тенге, которая все равно не спасает от сдувания валютной «подушки безопасности»».

 

Таким образом, по мнению эксперта, Нацфонд все равно ускоренно теряет средства – и без затрат на поддержание курса.

 

 

Источник: NUR.kz

После серии приватизаций госактивов банковский сектор демонстрирует более сильные финансовые показатели

Золотовалютные резервы Казахстана в объеме $64,2 млрд стали последней жертвой низких цен на нефть и, по прогнозам, полностью иссякнут к 2026 году.

Если измерять паритет покупательной способности, то мировая экономика росла каждый год с 1946 г., даже, пусть и немного, в 2009 г., в разгар мирового финансового кризиса.

В канун нового года принято подводить итоги года уходящего. Следуя этой традиции, мы решили составить свой список наиболее значимых событий в экономической, финансовой и валютной сфере Казахстана за последние 12 месяцев.

Кому выгодна дешевая нефть?

Четверг, 24 Декабрь 2015 11:13

«Мы много посвятили статей о тех, кто понес убытки в результате низкой цены на нефть. Но что можно сказать о тех, кому снижение цен было выгодно, то есть о нефтяных импортерах?» задается вопросом Эндрю Уолкер, экономический корреспондент агентства Bloomberg, сообщает Кursiv.kz.

Начиная с прошлого понедельника, новости с казахстанского валютного рынка чем дальше, тем больше напоминали сводки с фронта. Что ни новый торговый день, то очередное отступление национальной валюты под натиском американского доллара, сообщает КазТАГ.

Уверенность ФРС подтолкнула USD вверх

Понедельник, 21 Декабрь 2015 09:43

USD выиграл на фоне менее осторожного, чем ожидалось, повышения ставки ФРС в сочетании с уверенностью Йеллен в том, что финансовой стабильности ничего не угрожает. Доллар вырос, и теперь нам интересно, сохранит ли рынок интерес к американской валюте до конца года.

Обменный курс доллара в паре с казахстанской валютой достиг очередного исторического максимума. И, похоже, новый виток ослабления тенге не достиг своего предела. В этой ситуации задача Национального банка по дедолларизации экономики и снижению инфляции усложняется еще больше и выглядит практически не выполнимой не только в краткосрочной, но и в среднесрочной перспективе. 

Участившиеся вызовы нового председателя Нацбанка Данияра Акишева «на ковер» в Ак-Орду изрядно насторожили участников рынка, экспертов, да и население страны. Масла в огонь тревожных ожиданий добавили также прогнозы о скором падении мировых цен на нефть до $20 за баррель и заявления руководства страны о наличии плана действий на такой случай.

Резкие движения противопоказаны

Четверг, 03 Декабрь 2015 10:42

Списания неработающей задолженности и девальвация отпущенного в свободное плавание тенге — основные события последних двух кварталов 2015 года. Под их влиянием менялись ключевые показатели банковского сектора. Обесценение тенге будет влиять на банки и в 2016 году

Хотелось бы ошибаться, но похоже, что после очередной девальвации стабилизация тенге в последние три недели выглядит скорее предвестником новой бури, чем долгосрочным равновесием на валютном рынке. И все дело в том, что объективные факторы давления на нацвалюту по-прежнему не преодолены. Напротив, они продолжают накапливаться как снежный корм.

Потеря российского бомбардировщика на сирийско-турецкой границе ставит под угрозу обширные торгово-экономические связи России и Турции. РБК разбирался, что стоит на кону

18 ноября прошло расширенное заседание правительства с участием президента. На заседании обсуждались ключевые планы правительства с учетом кризисных тенденций. К сожалению, предложенные меры оказались во многом повторением старых планов, и они совсем не впечатлили.

Партнеры Редтрам

Loading...