Четверг, 29 Июнь 2017

Обзоры (380)

Одно из самых интересных финансовых событий марта саммит «2016 CFO Idea Exchange-Networking Event» вскрыл проблемы не только экономического характера, но и дал возможность узнать, о чем сожалеют экс-председатели Национального банка и почему все-таки идея создания Международного финансового центра «Астана» (МФЦА) не должна потерпеть фиаско как Региональный финансовый центр Алматы (РФЦА). Корреспондент центра деловой информации Kapital.kz решил обозначить самые яркие цитаты саммита.

После долгого периода падения на финансовых и сырьевых рынках, наконец-таки, появилась очень слабая надежда на то, что худшее для казахстанской экономики уже позади. Нефтяные цены хоть и со скрипом, но все же идут вверх. Наблюдается рост на фондовых рынках.

Развитие рынка кредитных карт, в долгосрочной перспективе сможет стать заменой розничного кредитования, говорят банки. Несмотря на достаточно высокие ставки вознаграждения, кредитные карты привлекательны наличием льготного периода, а также револьверными кредитными линиями.

Вредоносный баррель

Четверг, 25 Февраль 2016 11:33

Наибольший спад в реализации большинства государственных программ происходил в Казахстане исключительно во время резкого роста нефтяных цен

Инвестиционная привлекательность Казахстана снижалась на протяжении последних 8 месяцев, а на прошлой неделе международное рейтинговое агентство Standard & Poor’s Financial Services понизило оценки кредитоспособности Казахстана до последней ступени рейтингов инвестиционной категории. Более того, возможность дальнейшего их понижения остается высокой, а вместе с ней вероятность роста иностранных инвестиций в казахстанскую экономику становится все меньше.

Обвал на мировых финансовых и сырьевых рынках - не просто коррекция. Возможно, это начало новой острой фазы мирового кризиса, стартовавшего в 2008-м. На сей раз основной удар придется по Китаю, России и другим развивающимся экономикам, хотя и всем остальным придется несладко.

Казахстанские банки стремительно теряют доверие со стороны международных рейтинговых агентств. В сентябре прошлого года сначала Moody’s, понизил рейтинги 5 казахстанских банков, затем 18 января Fitch Ratings понизил до преддефолтного уровня долгосрочный рейтинг дефолта эмитента Казкоммерцбанку. Негативные рейтинги были присвоены также дочернему Сбербанку России Цеснабанку. Вместе с тем и аналитики «S&P» предрекают крайне сложные времена для банковского сектора Казахстана, понизив прогноз по рейтингу Нурбанка.

По официальным данным Национального банка РК на 30 сентября 2015 года, внешний долг Республики Казахстан составил 155,6 миллиарда долларов. Из этой суммы 81,6 миллиарда составляют государственные заимствования. 52,5 процента от всего долга. Остальные 74 миллиарда, или 47,5 процента, – долги частного сектора.

Экспертные оценки казахстанских банков продолжают ухудшаться. Вслед за негативными рейтинговыми действиями Fitch Ratings другое влиятельное международное рейтинговое агентство - Standard & Poor’s Ratings Services - предупредило о высокой вероятности снижения рейтингов ряда банков второго уровня (БВУ) в этом году из-за усиления отраслевых рисков в банковском секторе Казахстана.

Повышение ставок по тенговым депозитам до 14% и снижение по депозитам в иностранной валюте с 3% до 2% не заставит вкладчиков перестать покупать доллары и хранить сбережения в тенге, поскольку доходность от валютных спекуляций все еще превышает максимальные ставки по депозитам. Такое мнение высказало большинство финансистов, опрошенных «Къ».

Старый заемщик лучше новых двух...

Вторник, 26 Январь 2016 14:53

Кредитный рынок 2015 года. Основные тренды развития кредитного сектора в 2016 году.

Стремительно ухудшающаяся экономическая ситуация в Казахстане и более чем стопроцентная девальвация нацвалюты с начала прошлого года еще больше увеличили и без того высокие риски для банков. А их реализация грозит самыми негативными последствиями для всего банковского сектора.

На заданный вопрос ответ предлагает Forbes.kz финансист Мурат Темирханов

Для экономики Казахстана 2015 год преподнес много неприятных сюрпризов, но в целом был неплохим. Такую оценку дал первый вице-премьер Казахстана Бакытжан Сагинтаев. Вместе с министрами экономического блока на брифинге в СЦК при Президенте РК он рассказал казахстанцам, как экономика Казахстана пережила ушедший год.

На 1 января 2016 активы снизились до $63,5 млрд. Золотовалютные резервы (ЗВР) Казахстана за 2015 год сократились на 10,6%. ЗВР Казахстана (включая активы Национального фонда и валовые международные резервы) на 1 января 2016 года составили $91,581 млрд. На 1 января 2015 года данный показатель был на уровне $102,452 млрд. Таким образом произошло снижение на 10,6%.

 

Немного статистики

 

 

Валовые международные резервы страны в течение первой половины 2015 года росли и на 1 апреля 2015 года превышали $29 млрд. Однако впоследствии они начали постепенно снижаться до уровня в $28,5 млрд. На 1 сентября 2015 года резервы вновь подросли до $29 млрд. На 1 января 2016 года данный показатель составил $28 млрд

 

Активы Нацфонда также в начале 2015 года показывали прирост и составили $73,24 млрд. На 1 января 2016 данный показатель снизился до $63,5 млрд или на -13,3%.

 

Берик Отемурат озвучил самый негативный сценарий

 

Напомним, что глава казахстанской Национальной инвестиционной корпорации Берик Отемурат выразил беспокойство, что деньги в нефтяном фонде могут закончиться в течение ближайших 6-7 лет из-за резкого падения цен нефти. А это в свою очередь значительно сокращает доходы страны.

 

По его словам, по состоянию на вторую половину 2015 года в фонде лежало порядка $64 млрд, однако эти средства «тают» на глазах: поступления в бюджет от экспорта нефти уменьшаются в связи с падением цен на «черное золото», правительство же тем временем ежегодно забирает из фонда по $9,5 млрд. К слову, еще в августе 2014 года средства Нацфонда исчислялись в $77 млрд.

 

Проблема в том, что огромные денежные массы в Нацфонде лежат без дела. Как заявил глава НИК, целью создания данной корпорации в Казахстане было управление нефтедолларами Нацфонда, однако НИК так фактически и не получила этих полномочий. Тем временем, норма прибыли, которую получает фонд от инвестиций, крайне невысока — менее 2%. Для сравнения, аналогичный показатель для соответствующих фондов Норвегии, Южной Кореи и Сингапура стремится к 10%. Вместе с тем львиную долю своих средств (86%) наш фонд инвестирует в облигации, тогда как указанные заграничные фонды — порядка 15%.

 

Как отметил Отемурат, повышение нормы прибыли Нацфонда хотя бы до 5-6% было бы весьма ощутимой поддержкой государству. Однако, чтобы это можно было осуществить, необходимо вначале обеспечить прозрачность информации о деньгах Нацфонда.

 

«Мы должны раскрыть наши доходы, опубликовать информацию о том, как мы инвестируем, кто управляет инвестициями, приток и отток капитала, — поделился Отемурат. — Однако это трудно сделать в наших реалиях». «Мы съедаем Национальный фонд», — так оценил текущую ситуацию Берик Отемурат. Кстати, впоследствии уволенный задним числом.

 

Известный казахстанский экономист Олжас Худайбергенов считает, что такое возможно лишь в случае реализации самого крайнего сценария, если в течение 6-7 лет совпадут 3 фактора — цены на нефть будут на очень низком уровне в 25-30 долларов, импорт сохранится на текущем уровне, равно как и изъятия из Нацфонда на уровне 8 млрд. в год. «Но, в целом, естественно, это маловероятно», — отмечает эксперт.

 

Берик Отемурат также отметил в своем интервью журналу «The Wall Street Journal» что он уверен — правительство и Центральный банк должны сократить расходы из Нацфонда и инвестировать его средства в более высокодоходные активы. Однако, с этим мнением не согласен Олжас Худайбергенов: «Высокодоходные активы сопрягаются с высоким риском. В период кризиса все рисковые активы будут снижаться в цене, поэтому здесь есть и обратный риск потерь. Можно не заработать, а потерять. В рисковые активы имеет смысл вкладывать, когда постепенно начнет улучшаться ситуация в мировой экономике».

 

Возможен ли дефолт казахстанской экономики?

 

При цене барреля нефти ниже или около 10 долларов, продолжающейся достаточно долгое время, сколько времени понадобится для достижения дефолта экономики в Казахстане? Этот вопрос мы решили задать Олжасу Худайбергенову.

 

По его мнению, госдолг у страны маленький, а денег в Нацфонде в 3 раза больше, чем весь внешний госдолг, включая квазигосударственный сектор, поэтому до дефолта Казахстану далеко.

 

«Что касается банкротств банков и компаний частного сектора, то это будет очень вероятный процесс, в случае если цена нефти упадет столь низко», — отмечает эксперт.

 

Также Олжас Худайбергенов поделился своим мнением относительно ожидаемого роста инфляции и общего ухудшения жизни казахстанцев.

 

«Конечно, можно урезать расходы, или даже обнулить определенные статьи, перейти на более дешевые товары/продукты, но это лишь облегчит бремя кризиса, но не отменит его. Так что ухудшение благосостояния населения неизбежно, и большей частью оно объясняется не внешними, а внутренними обстоятельствами», — заключает эксперт.

 

Нацфонд все равно уменьшается

 

Руководитель НПП «Атамекен» Тимур Кулибаев уверен, что Казахстан не может тратить средства Национального фонда для искусственного поддержания курса нацвалюты.

 

«Если ситуация останется прежней, страна может лишиться своих резервов за три года», — считает он.

 

Однако Кулибаев подчеркнул, что волатильность тенге не может быть такой высокой, какой она представлена сейчас, это усложняет планирование бизнеса. «Вопросы стабилизации курса тенге и ликвидности мы будем обсуждать на высоком уровне, с Национальным банком и банками второго уровня», — сказал глава президиума.

 

Он добавил, что в нынешней непростой экономической ситуации важно найти золотую середину, чтобы сдержать высокую волатильность и сохранить средства Национального фонда.

 

Петр Своик, известный казахстанский политолог и экономист, ссылаясь на данные Нацбанка РК отмечает: «Опубликованные Национальным банком данные за декабрь: ЗВР уменьшились на $520 млн, Национальный фонд на $730, а всего валютный запас Казахстана «похудел» за месяц на $1,26 млрд. И это не к активно дискутируемому сейчас вопросу, за сколько лет закончится Нацфонд, а к вредно бессмысленной девальвации тенге, которая все равно не спасает от сдувания валютной «подушки безопасности»».

 

Таким образом, по мнению эксперта, Нацфонд все равно ускоренно теряет средства – и без затрат на поддержание курса.

 

 

Источник: NUR.kz

Партнеры Редтрам

Loading...