Воскресенье, 19 Ноябрь 2017

Итоги года: казахстанская экономика в нефтяной петле

Автор  Сергей Зелепухин, КазТАГ Опубликовано в Обзоры Среда, 30 Декабрь 2015 13:15
Оцените материал
(0 голосов)

В канун нового года принято подводить итоги года уходящего. Следуя этой традиции, мы решили составить свой список наиболее значимых событий в экономической, финансовой и валютной сфере Казахстана за последние 12 месяцев.

Как и ожидалось, 2015-й оказался весьма тяжелым для казахстанской экономики, государственного бюджета, финансовой системы, национальной валюты и, конечно же, для населения страны. Поэтому вместо того, чтобы говорить о позитиве за несколько дней до наступления 2016-го, приходится вести речь об отрицательных явлениях и тенденциях, которые не только взаимосвязаны между собой, но и заметно усилились в уходящем году, все больше погружая экономику в стагфляцию и оказывая негативное влияние на благосостояние казахстанцев.

 

Поскольку здоровье хозяйственной системы нашей республики и курс нацвалюты чрезмерно зависят от ценовой ситуации на глобальном рынке сырья и в первую очередь - нефти, то главным экономическим событием 2015-го для Казахстана следует назвать еще большее снижение мировых цен на «черное золото». С начала года по сегодняшний день бочка нефти (баррель – КазТАГ) марки Brent подешевела примерно на 35%, а с начала 2014-го – более чем на 60%.

 

В свою очередь, это привело к резкому падению налоговых поступлений в бюджет. Даже глава государства Нурсултан Назарбаев вынужден был признать, что только из-за снижения цен на энергоносители доходы госказны обвалились на 40%.

 

А если к этому прибавить снижение поступлений от других добывающих и смежных с ними отраслей из-за низких цен на металлы плюс резкое сокращение деловой активности в условиях падающей платежеспособности населения и стагнации кредитования экономики, то по итогам года сокращение бюджетных доходов может достичь 50 и более процентов.

 

Режим свободного падения

 

Причем следует иметь в виду, что столь тревожное заявление президент сделал еще 19 октября, когда цены на нефть находились выше отметки $40 баррель. Поэтому есть все основания назвать ситуацию в фискальной сфере кризисом бюджетных доходов. И это одно из главных финансово-экономических событий для Казахстана в уходящем году, но, к сожалению, со знаком минус.

 

Впрочем, резкое падение бюджетных доходов стало далеко не единственным негативным следствием снижения стоимости нефти и низких глобальных цен на металлы. Наиболее значимым по остроте восприятия среди населения стал беспрецедентный за короткое время обвал курса национальной валюты, а точнее - сразу несколько девальваций тенге, произошедшие менее чем за последние 5 месяцев после введения режима свободного курсообразования, который на деле оказался управляемым режимом со стороны регулятора.

 

Однако вопреки этому только за неполные 5 месяцев с 19 августа этого года, то есть за день до отпуска тенге в свободное плавание и по состоянию на утро 28 декабря, накопленная девальвация тенге достигла почти 75% и более 80% - с начала года. Тем самым управляемый режим свободного плавания фактически превратился для нацвалюты в режим свободного падения.

 

При этом спустя почти 2 месяца после замены на посту председателя Нацбанка Кайрата Келимбетова Данияром Акишевым стало понятно, что политика регулятора не претерпела принципиальных изменений: монетарные власти как вмешивались, так и продолжают вмешиваться в ситуацию на валютном рынке.

 

Однако несколько сместились акценты: если при прежнем главе Национальный банк пытался своими валютными интервенциями оказать поддержку тенге и сдержать его ослабление, то при новом регулятор пытается использовать любой относительно благополучный период для нацвалюты, чтобы купить доллары на рынке для пополнения своих золотовалютных резервов.

 

Нелегкий выбор регулятора

 

Так, по признанию Д. Акишева, Нацбанк действовал в ноябре, то есть когда был последний в этом году период выплаты налогов в бюджет. Тем самым регулятор препятствовал укреплению тенге. В то же время главный банк еще более активно пытается использовать процентные ставки с целью предотвращения перетока ликвидности с денежного на валютный рынок для минимизации спекулятивных операций.

 

При этом размер доходности на рынках репо и своп в отдельные периоды ноября-декабря поражал воображение. С помощью Нацбанка процентные ставки по своп-операциям, однодневным и семидневным залоговым сделкам с ГЦБ взлетали до заоблачных высот. Индексы Казахстанской фондовой биржи TONIA, TWINA и SWAР-1D (USD), отражающие доходность по названным инструментам денежного рынка, превышали в отдельные дни 300%, 150% и 400% годовых соответственно! И это при том, что базовая ставка Нацбанка по-прежнему составляет 16%.

 

Что это значит для экономики? А то, что со ставками даже 30-50% (снижение до этого уровня в предновогоднюю неделю - КазТАГ) до наполнения банковской системы, а через нее и реального сектора относительно недорогими деньгами для стимулирования экономического роста – не то, что как пешком до Луны, а как ползком до Марса.

 

Впрочем, справедливости ради следует отметить, что при проводимом неолиберальном экономическом курсе властей зажатие тенговой ликвидности на денежном рынке с помощью процентных ставок – это весьма жесткая, но оптимальная политика, способная предотвратить переток тенговых краткосрочных займов на валютный рынок и тем самым минимизировать спекулятивные операции с валютой.

 

Однако ее реализация обходится очень дорого для экономики и благосостояния населения: она не способствует увеличению кредитования, повышению деловой активности и, в конечном счете, росту ВВП и доходов. При этом надо отдать должное новому руководству Нацбанка, которое не стало, подобно страусу, прятать голову в песок, а честно призналось, при каких обстоятельствах следует ожидать очередной девальвации.

 

Цены уходят в небо

 

«Национальный банк считает, что обменный курс тенге по отношению к доллару США в ближайшее время должен консолидироваться на уровне, наблюдаемом в последние дни (T330-349 за $1 - КазТАГ), при условии сохранения цен на нефть марки Brent в диапазоне $30-40 за баррель. Если нефть преодолеет $30 за баррель, а курс рубля к доллару США ослабнет более чем на 10% к текущему уровню, то тогда возможна балансировка курса тенге на новые значения», - заявил Д. Акишев на пресс-конференции 22 декабря.

 

Ну что ж, остается надеяться, что Нацбанк и впредь продолжит быть максимально честным в своих комментариях о ситуации на рынке и давать четкие сигналы рынку.

 

Возвращаясь к важным событиям уходящего года, следует отметить еще одно, неразрывно связанное с падением нефтяных цен и несколькими девальвациями нацвалюты. Речь идет об усилении инфляционного давления. Согласно информации статистического комитета министерства национальной экономики, в ноябре инфляция составила 3,7% против 5,2% в октябре.

 

При этом с января по декабрь она достигла 12,3%, а в годовом выражении, то есть за ноябрь 2014 - ноябрь 2015-го - 12,8%. Примечательно то, что рост потребительских цен по итогам ноября уже превзошел на 2,8% измененный в октябре официальный годовой прогноз по этому показателю - с 6-8% до 8-10%.

 

Более того, есть высокая вероятность, что по итогам последнего месяца этого года годовая инфляция превысит 15%, поскольку традиционно в декабре рост цен заметно ускоряется и сейчас это происходит на фоне уже состоявшейся очередной девальвации нацвалюты.

 

Реквием по БТА

 

В заключение нельзя не отметить еще одно знаковое событие уходящего года – это уход с рынка банковских услуг некогда самого крупного по активам частного банка в СНГ – БТА. Еще 30 июня Казкоммерцбанк (ККБ) объявил о деконсолидации с этим банковским институтом, который он выкупил на пару с бизнесменом Кенесом Ракишевым у ФНБ «Самрук-Казына» в 2014 году, объявив о намерении объединить его с ККБ. После деконсолидации Нацбанк отозвал лицензию у БТА на проведение банковских операций.

 

Однако, как выяснилось позже, интеграция этих двух из трех крупнейших банков второго уровня Казахстана свелась к передаче большей части проблемных кредитов Казкома БТА с одновременной передачей БТА Казкому своих обязательств, качественных активов и депозитов своих клиентов. Другими словами, после сделки некогда крупнейший банк Казахстана был превращен покупателем в классический плохой банк.

 

В итоге всей этой операции предварительная балансовая стоимость активов БТА банка, переданных Казкому, составила T413,3 млрд, из которых размер совокупной задолженности перед ФНБ - T378,1 млрд. В свою очередь, БТА получил права требования по части кредитов Казкома, выданных клиентам корпоративного бизнеса, и доли участия в дочерней структуре Казкоммерцбанка ТОО «Kazkom Realty», которое занимается управлением стрессовыми активами, связанными с недвижимостью.

 

Совокупная сумма переданных Казкомом БТА проблемных активов составила более Т1,1 трлн! Причем все было сделано так, что они были квалифицированы как обязательства, которые БТА должен будет погасить перед ККБ. С одной стороны, это позволило Казкому несколько снизить давление на собственный капитал и резервы.

 

Мертвый хватает живого

 

Однако несколько обвалов нацвалюты в этом году неизбежно вновь приведут к ухудшению качества активов и окажут негативное влияние на капитал банка. С другой стороны, эти плохие кредиты де-факто никуда не делись, оказывая негативное влияние на способность Казкома к наращиванию кредитной деятельности.

 

Это тот самый случай, когда говорят, что мертвый хватает живого, и очень бы не хотелось, чтобы в ухудшающихся экономических условиях БТА утянул за собой один из двух оставшихся крупнейших банков страны. Однако, с учетом высокой вероятности поддержки Казкома со стороны государства и из-за большой его значимости для экономики и сохранения стабильности всей банковской системы, это вряд ли произойдет.

 

Подводя итоги вышесказанному, следует сделать акцент на том, что в 2015 году риски ухода казахстанской экономики в рецессию значительно возросли, а если считать ВВП в долларах, то они реализовались еще в 2014-м, при этом ситуация в 2015 году продолжала только ухудшаться. Но окончательные выводы можно будет делать после выхода данных статкома по ВВП за весь 2015 год.

 

Впрочем, уже сейчас все основные макроэкономические показатели указывают на то, что хозяйственная система Казахстана оказалась в стагфляционной петле, которая постепенно затягивалась на протяжении всего этого года. Это нашло отражение в резком замедлении экономического роста, в спаде промышленного производства и в заметном усилении инфляционного давления.

 

 

Источник: КазТАГ

Прочитано 1015 раз

Партнеры Редтрам

Loading...