Пятница, 20 Октябрь 2017

США превратились в олигархию

Опубликовано в Обзоры Среда, 02 Июль 2014 10:13
Оцените материал
(0 голосов)

 

Власти США работают в интересах финансовых элит и корпоративных групп, при этом мнение большинства американцев практически не имеет никакого влияния на принятие решений. 



К такому выводу по итогам проведенного комплексного исследования пришли Мартин Джиленс из Принстонского университета и Бенджамин Пейдж из Северо-Западного университета.

"Скорее олигархия, чем демократия"

Термин "олигархия", произошедший от греческого ὀλίγος (oligos) “немногие” и ἀρχή (arche) “власть” – ὀλιγαρχία – “власть немногих”, более привычен в применении к российской действительности, которая сложилась после распада СССР. 

Фактически это первое исследование подобного типа, которое ставит под вопрос статус США как "демократии" и причисляет его к олигархическим формам правления и принятия решений. Данное исследование уже включено в будущий курс лекций студентов Принстонского и Северо-Западного университетов, которые начнутся в сентябре 2014 г.

"TESTING THEORIES OF AMERICAN POLITICS: ELITES, INTEREST GROUPS, AND AVERAGE CITIZENS"

“Кому принадлежит власть? Кто реально управляет Америкой? Способно мнение большинства граждан США влиять на принятие политических решений или их мнение игнорируется? Эти вопросы уже давно и активно обсуждаются в различных работах, посвященных изучению американской политики. 

Основные исследования американской политики включают в себя четыре теоретических направления: мажоритарная демократии, доминация экономических элит, а также два типа плюрализма заинтересованных групп, мажоритарный плюрализм и ограниченный плюрализм. Данные теории дают разную трактовку тому, как различные группы влияют на принятие решений на государственном уровне. Основными группами считаются обычные граждане, экономические элиты, организованные группы интересов.

Мультивариативный анализ, проведенный в данном исследовании, показывает, что элиты и организованные группы, которые представляют интересы бизнеса, имеют существенное влияние на принятие решений в правительстве США. При этом мнение обычных граждан оказывает лишь минимальное влияние или практически никак не влияет на принятие решений на правительственном уровне в США".

В рамках исследования был проведен анализ 1779 решений, принятых правительством США в период 1981–2002 гг. Мнение американцев о данных решениях, а также их уровни дохода выяснялись при помощи серии социологических опросов.

Бенджамин Пейдж, профессор политологии Северо-Западного университета (одного из старейших университетов в штате Иллинойс, США), в своих комментариях различным СМИ отметил, что на завершение исследования ушло десять лет. Он также заявил, что "если что-то и изменилось с 2002 года, так это то, что власть денег и заинтересованных групп, вероятнее всего, лишь усилилась".

Эксперты оценили вероятность принятия законов и политических решений в США в зависимости от мнения обычных граждан (average citizens' preferences), мнения “элиты” (economic elites preferences) и предпочтений “групп интересов” (interest group alignments).

Выяснилось, что в независимости от того, сколько обычных американцев (от 0 до 100% в данной группе) поддерживают то или иное решение правительства, вероятность его принятия практически не меняется. При этом, чем большая доля “элиты” и “групп интересов” выступает в пользу какого-либо решения, тем выше вероятность, что правительство США примет его.

"TESTING THEORIES OF AMERICAN POLITICS: ELITES, INTEREST GROUPS, AND AVERAGE CITIZENS"

“Что говорят проведенные исследования о состоянии демократии в Америке? Они являются довольно тревожным сигналом для тех, кто выступает за “популистскую” демократию и хочет, чтобы правительство в основном реагировало на мнение своих граждан. Как показывают результаты исследования, большинство американцев не является “властью” – по крайней мере в смысле действительного влияния на принятие политических решений в США. Когда большинство граждан выступают против или несогласно с мнением экономических элит и/или групп, представляющих интересы крупного бизнеса, они обычно проигрывают. Более того, из-за встроенного в политическую систему США статуса-кво, даже когда довольно большое число американцев выступают за какие-либо политические решения, их мнение не учитывается”.

Вопреки расхожему мнению о США как об "оплоте демократии", на самом деле "власть немногих" в Америке имеет уже давние корни. 

Позолоченный век

Сам факт того, что финансовые и промышленные элиты, а также группы, представляющие их интересы, влияют на американскую политику и принятие законов, признается уже давно. В архиве Сената США, в частности, присутствует литография "Боссы Сената" ("The Bosses of the Senate") Джозефа Кепплера от 1889 г., которая говорит сама за себя:

Термином Позолоченный век (Gilded Age) описывается развитие США в период 1870 – 1900 гг. Это название появилось после выхода в свет сатирического романа "The Gilded Age: A Tale of Today", ставшего первой пробой пера для Марка Твена. За внешним блеском этой эпохи скрывалось резкое обострение проблем социально-экономического неравенства в США.

С одной стороны, Позолоченный век был периодом устойчивого развития американской экономики (за исключением кризиса 1873 г.). Однако при этом условия труда большинства американцев в этот период были достаточно тяжелыми, а оплата труда – низкой. 
В этот период была отмечена активная консолидация промышленности и капитала в руках "баронов-разбойников" (robber barons) – магнатов, которые прибирали к своим рукам американские компании. Среди них в том числе были Джейсон Гулд, Джон Пирпонт Морган, Джон Рокфеллер, Корнелиус Вандербильт и ряд других. Сконцентрировав в своих руках огромный объем капитала, "бароны-разбойники" – точно так же как и элиты сегодня – могли продвигать выгодные им решения в правительстве США. 
Званый ужин, организованный Корнелиусом Биллингсом на пятом этаже ресторана Sherry's в Нью-Йорке. Стоимость участия – $50 тыс., 1908 г.

Сто лет спустя: "Позолоченный век 2.0"

Сегодня США возвращаются к уже пройденному этапу в своей истории. Неравенство в доходах вновь выходит на рекордно высокие уровни. Все чаще звучат заявления о том, что решения в США принимаются в интересах небольшой группы наиболее богатых американцев и корпоративных групп интересов. Америка уже вступила в свой новый Позолоченный век.

Der Spiegel, 2011 г.: "The Second Gilded Age: Has America Become an Oligarchy?"
"Показатели неравенства в Америке выросли до своих максимальных значений почти за сто лет. Даже для страны, которая всегда принимала крайности как часть своей идентичности, разрыв стал слишком большим. В книге, опубликованной в 2010 г., американские политологи Джейкоб Хакер и Пол Пирсон обсуждают, как подобная "гиперконцентрация богатства" существовала в США в начале XX века, когда индустриальные магнаты – такие как Джон Рокфеллер, Эндрю Карнеги и Дж. П. Морган – занимали доминирующее положение в высших слоях общества и держали страну в своих руках в течение многих лет. 
Писатель Марк Твен придумал определение "Позолоченный век", чтобы описать этот период быстрого развития экономики, когда за внешним блеском американской жизни скрывалась массовая безработица, бедность и разделенное на части общество. Экономисты и политологи полагают, что США вошли в новый Позолоченный век, период систематического неравенства, в котором доминирует новый класс сверхбогатых людей. Единственное различие заключается в том, что на этот раз огромными объемами капитала завладели не нефтяные и железнодорожные бароны, а хедж-фонды и финансовые магнаты".

 

New York Times, 2013 г.: "The Rich Get Richer Through the Recovery"

"На долю 10% наиболее обеспеченных американцев пришлось больше половины от общего объема доходов в США в 2012 г. Это самый высокий показатель, с того момента как правительство стало вести данную статистику, по данным исследования экономистов Эммануэля Саэца и Томаса Пикетти. 
При этом на долю 1% самых богатых людей в США пришлось более 20% от всех доходов. Это один из самых высоких показателей с 1913 г., когда правительство ввело подоходный налог. 
Данные цифры показывают, что даже после рецессии страна остается в новом Позолоченном веке, уровни капитала так же (если не сильнее) сконцентрированы в руках небольшой группы людей, как и в годы, предшествовавшие депрессии 30-х годов".

 

Huffington Post, 2014 г.: "A New Gilded Age Threatens The State Of Our Union"

"За последние 40 лет доходы 1% самых богатых американцев увеличились в 4 раза. При этом доходы большинства остальных граждан США стагнировали. Различные миллиардеры, такие как братья Кох, Майкл Блумберг и другие, тратят целые состояния, чтобы влиять на политическую жизнь США, так же как это когда-то делали Дж. П. Морган и другие магнаты. Крупнейшие банки США стали еще крупнее, чем до того момента, когда они были спасены налогоплательщиками в ходе финансового кризиса. Исследование за исследованием показывают, что мы оказались в новом Позолоченном веке, когда растущий разрыв между самыми богатыми и остальными гражданами США грозит похоронить американские идеалы честной конкуренции и самой демократии".

 

Вишенкой на торте для "баронов-разбойников" XXI века в США стала политика Федеральной резервной системы. Финансовый кризис 2008 г. и последовавшая за ним Великая рецессия в американской экономике потребовали экстраординарных ответных мер. Подобным решением стал запуск печатного станка. C 2009 г. ФРС США приобрела активов на общую сумму в $3,5 трлн.
Основное академическое обоснование данной политики заключается в так называемом "эффекте богатства" (wealth effect) или “эффекте просачивания богатства" (trickle down effect). Стимулирование финансовых рынков, рост капитализации компаний и доступных средств у банков, по идее, должны были привести к увеличению капитальных затрат и кредитования с их стороны и, как следствие, общему улучшению ситуации в экономике. 
В реальности же сложилась несколько иная картина. По данным ФРБ Сент-Луиса, в марте 2014 г. объем резервов американских банков на балансе ФРС США достиг уровня $2,54 трлн. Эти деньги не поступают в виде кредитов в американскую экономику.
Объем собственных наличных средств на балансах компаний нефинансового сектора США также бьет рекорды:
Однако корпорации нефинансового сектора – так же как и банки – не торопятся "просачивать богатство" от печатного станка ФРС к обычным американцам. Показатели реальных зарплат продолжают стагнировать, при этом массового роста занятости не наблюдается. Вместо этого продолжается феномен сокращения рынка труда США. 

В 2013 г. показатель участия в рабочей силе упал до своего минимального значения за последние 35 лет. Именно этот фактор способствует снижению общего уровня безработицы, из-за того что сам рынок труда США сокращается в объеме. 
Из-за внешней позолоты "восстановления" американской экономики в посткризисный период проглядывают все те же проблемы. Решения принимаются в пользу элит и корпораций, богатые становятся все богаче, социальное расслоение в крупнейшей экономике мира продолжает расти.

 

Прочитано 559 раз

Партнеры Редтрам

Loading...