Вторник, 25 Июль 2017

Слово не стало делом. Импортозамещение в РК буксует

Опубликовано в Статьи Понедельник, 30 Март 2015 10:09
Оцените материал
(0 голосов)

Для того чтобы снизить сырьевую зависимость, выпускать конкурентоспособную готовую продукцию Казахстану необходим текстильно-нефтегазохимический кластер, считают эксперты. Интеграция нескольких отраслей позволит производить десятки видов продукции, востребованной и в республике, и за ее пределами, отметил доктор экономических наук Олег Егоров в ходе заседания экспертного клуба ОФ «Мир Евразии» посвященному росту импортозамещения, экспорта и конкурентоспособности.

Эксперты напомнили, что президент Нурсултан Назарбаев в своем выступлении «Современное государство для всех: Пять институциональных реформ» сказал, что в скором времени за счет диверсификации экономики должно появиться три-четыре новых казахстанских продукта, востребованных на мировом рынке.

 

«Пока, к сожалению, многие отечественные производители не выдерживают конкуренцию с иностранными даже на внутреннем рынке», – констатировал руководитель ОФ «Мир Евразии», политолог Эдуард Полетаев.

 

«Многие виды продукции почти на 100% формируются за счет импорта. В их числе – электроника, шины для автомобилей и сельскохозяйственных машин, моющие средства. К слову, в советское время существовало два мощных производства – Шымкентский шинный завод и Шахтинский завод моющих средств, однако, попытки их реанимации так ни к чему и не привели. В целом экономический рост, во многом базирующийся на внешних факторах, так как большая часть экспорта страны приходится на минеральные продукты, требует восстановления и создания новых производств, наращивания их потенциала не только для замены импорта, но и последующей диверсификации экспорта», - сказал Эдуард Полетаев.


Есть хорошие примеры

 

При этом руководитель фонда добавил, что в Казахстане уже есть хорошие примеры импортозамещения. Например, одна из уральских компаний, ставшая лидером местного рынка мясных консервов, ее ассортимент превышает сотню наименований. Не менее важно то, что консервы из Уральска востребованы в других странах, о чем свидетельствуют не только заявления самих производителей, но и тот факт, что прайс на продукцию на сайте компании выставлен в российских рублях.

 

Он заметил, что во многих городах России сегодня можно купить продукты из Казахстана. Работают и соответствующие интернет-магазины, например, kazakhprodukt.ru, baursakmsk.com. Однако, по словам Эдуарда Полетаева, данные бизнес-проекты созданы российскими предпринимателями, а казахстанцы не столь активно продвигают на рынке РФ свои товары.

 

«Поскольку мы работаем напрямую с предприятиями, могу сказать, что у нас экспортеров мало, но они крепкие», – отметила советник председателя правления национального агентства по экспорту и инвестициям Kaznex Invest Сауле Ахметова.

 

«Когда мы начинали работать, в 2008 году, экспорт носил случайный, дискретный характер – год есть, год нет. Сейчас ситуация более-менее выровнялась, и уже выкристаллизовывается группа постоянных экспортеров. Продуктов с высокой добавленной стоимостью среди экспортируемых товаров мало. Однако те навыки, что приобрели эти предприятия, позволяют им сегодня конкурировать не только с россиянами, но даже с западными компаниями. Например, есть казахстанские предприятия, которые поставляют зимнюю одежду в Швейцарию, кожаные сумки – в Италию», - сказала она.


Нужен нефтехимический кластер

 

Главный научный сотрудник отдела проблем развития реального сектора экономики Института экономики министерства образования и науки РК, доктор экономических наук Олег Егоров убежден, что у этой отрасли есть перспективы. Правда, с одной оговоркой: если текстильную отрасль объединить с нефтехимической.

 

«Сегодня везде звучит: «Хлопковый кластер». Что это за кластер? Вырастил хлопок, отправил его на переработку – там сделали вату, и все? Кластер должен быть многопрофильным. Вот если мы заговорим о текстильно-нефтехимическом кластере, то это будет дельное предложение», – подчеркнул Олег Егоров.

 

Он заметил, что нефтегазохимия позволяет получать из углеводородов различные вещества, которые затем используются в изготовлении широчайшей линейки продуктов – от стеклянных бутылок и различных пластмасс до водопроводных труб и красителей. Если же к нефтегазохимическому кластеру добавить текстильный, то можно выпускать многие виды синтетических волокон, например, всем известный капрон. И это десятки видов продукции: начиная с различных видов одежды, заканчивая коврами и брезентовой тканью.

 

«Кто знает, может это и есть наш конек в последующем развитии экспортного потенциала?» – продолжил представитель Института экономики.

 

«Весь мир сегодня именно здесь видит точку опоры для национальной экономики, для того чтобы создать нормальный бизнес на десятках видов продукции. Мы направляем подобные предложения в Минобразования и другие инстанции, но они никого не интересуют. Всем интересна только добыча и продажа нефти. Строим нефтегазохимический комплекс в Карабатане с 2005 года, и за 10 лет выше нулевого цикла не поднялись», - заметил эксперт.


Шаг от Евро-2 к Евро-5

 

Представитель нацагентства по экспорту Сауле Ахметова привела результаты российского исследования экономических преимуществ евразийской тройки – Казахстана, России и Беларуси. Главным преимуществом ученые вполне ожидаемо назвали сырье. При этом у Казахстана оно преимущество выше, чем у России. Однако по нефтепереработке на первом месте стоит Беларусь, а вовсе не Россия или Казахстан. Между тем северный сосед выпускает бензин стандарта Евро-5, а в РК пока производится только Евро-2. Что же касается нефтехимии, то в России дела в этой отрасли обстоят лучше, чем в РК.

 

На сайте ЕАЭС размещен проект документа «Основные направления промышленного сотрудничества», продолжил тему кандидат политических наук Антон Морозов. Условно отрасли стран ЕАЭС можно поделить на успешные и неуспешные. Вот, что в РК признано успешным: транспорт, оборудование, резина и пластмассы, деревообработка, продукция металлургического производства, целлюлозно-бумажные товары и пищевые продукты. Причем, в таких сферах, как резина и пластмассы, деревообработка, металлургическая продукция, тренд идет на снижение – падает доля этих товаров на общем рынке. В крайне негативном состоянии находятся такие сферы, как кожевенное и обувное производство, фармацевтика, текстильное, швейное производство, электрика, электроника и оптика, станки, оборудование, химическое производство. Можно заметить, что в нетехнологических отраслях все более-менее нормально. Отрасли же, где требуются технологии и научно-технические разработки, значительно отстают. Тут два варианта: либо нужна мощная антикризисная политика, либо нужно сосредоточиться на тех отраслях, где национальные производители уже занимают прочные позиции.

 

Перспективной сферой, по мнению политолога, могли бы стать производства с использованием редкоземельных металлов. А они, как известно, необходимы для создания различных электронных приборов и устройств. Редкоземельных металлов в ЕАЭС, и не в последнюю очередь в Казахстане, достаточно. Однако в странах экономического союза прорывных проектов по изготовлению каких-либо ноу-хау, которые были бы востребованы на внутреннем и внешних рынках, пока нет.


Червяк импортозамещения

 

Между тем генеральный директор консалтинговой компании «Almagest» Айдархан Кусаинов заявил, что он активный противник импортозамещения, и даже предложил исключить сам термин из обсуждения на различных уровнях.

 

«Когда у чиновника сидит червяк импортозамещения, и это посылает неправильный сигнал бизнесу, тогда предприниматели начинают ходить по кабинетам и требовать: «Защити меня! Купи у меня, потому что я свой». Пока этот червяк будет сидеть в голове у российского, казахстанского, белорусского чиновника, мы в рамках ЕАЭС будем иметь торговые войны. Каждый будет пытаться поддержать своего производителя местными усилиями. Если же выбросить дискурс импортозамещения, то половина спорных вопросов снимется», – убежден Кусаинов.

 

По его мнению, существует путаница между импортозамещением и поддержкой отечественных товаропроизводителей. К примеру, за счет государственного заказа предприятиям помогают нарастить производство. Благодаря такой поддержке на мировой рынок вышли бразильские самолеты Embraer и российский Sukhoi Superjet. При этом господдержка и в России, и в Бразилии была направлена именно на развитие экспорта, а не на замену импорта.

 

«В рамках ЕАЭС сейчас определяются перспективы промышленного сотрудничества, потому что все страны хотят отойти от сырьевой зависимости. И обсуждается вопрос встраивания в региональные, мировые цепочки производства. Для этого не нужно идти в первую попавшуюся цепочку. Нужно точечно определить ниши, в которые мы можем встроиться как регион. Это процесс очень сложный, потому что у государств ЕАЭС схожие экономики, и некоторые отрасли не дополняют друг друга, а конкурируют между собой», – заметила Сауле Ахметова.

 

Что касается поддержки, которая не развивает конкурентоспособность, то наглядный пример – это топливный рынок, заметил экономический обозреватель Сергей Смирнов. Когда развалился Советский союз, нефтеперерабатывающие заводы в Казахстане и России были на одном уровне. Тот же Омский завод построен в 1955-м, спустя десятилетие после запуска Атырауского НПЗ, и тогда объем производства составлял 3 миллиона тонн. Сейчас Омский НПЗ перерабатывает 20 миллионов тонн нефти, производит 50 видов продукции. Когда в РК идет российский, более качественный и дешевый бензин, то сразу закрывают рынок. Тем самым консервируя отсталое производство.

 

«Понятно, конечно, что до окончания модернизации казахстанских НПЗ, отечественные производители автомоторного топлива не могут соперничать с россиянами в плане качества продукции. Но также очевидно, что барьеры выгодны производителям, но невыгодны потребителям», - заметил он.


Еще и не платят НДС

 

Рубль обвалился, и российские товары стали более конкурентными: теперь наша шоколадка стоит 160 тенге, а завезенная – 60 тенге. Поэтому когда дело касается вхождения в ЕАЭС, нельзя говорить только о плюсах или о минусах. Плюсы однозначно есть, но есть и достаточно много минусов, которые возникают в основном из-за нашей собственной слабости, уверена Сауле Ахметова. Например, когда казахстанское предприятие поставляет что-то в Россию, в РК считается, что это экспорт. В России поставки в Казахстан экспортом не считают, так как общее таможенное пространство. В результате возникает разница в НДС. То есть мало того, что рубль дешевле, так и еще налог россияне не платят.

 

«Нужно искать даже не ниши, а возможности – у нас их всего две. Либо мы должны делать ставку на человеческий капитал, что я считаю правильным, но достаточно сложным. Либо второе – это нефтегазохимический комплекс со всеми кластерными приложениями. Мы здесь добываем нефть, и у нас конечный продукт будет дешевле, чем в той же Корее, которая выпускает полистирол, покупая нефть или у нас, или в Эмиратах. Мы сможем продавать этот полистирол на разных рынках. Так что нужно всем хорошо задуматься, потому что перспективы, действительно, есть», - сказал эксперт Центра военно-стратегических исследований Андрей Хан

 

 

Источник: Курсивъ

Прочитано 600 раз

Партнеры Редтрам

Loading...