Суббота, 18 августа 2018
Четверг, 30 ноября 2017 14:49

Низкая цена на нефть не гарантирует экономические реформы в РК

Автор Николай Дрозд
Оцените материал
(0 голосов)

Модерировавший дискуссию «Прогноз на 2018 год, главные тренды», организованную группой компаний «Верный Капитал» и интернет-журналом «Vласть», глава научно-исследовательского фонда «Талап» Рахим Ошакбаев, подверг сомнению один из ключевых постулатов последнего времени. Он гласит, что сложная внешняя макроэкономическая среда и низкие цены на нефть способны существенно облегчить принятие реформистских решений в экономике.

Ожидания и действительность

Рахим Ошакбаев вспомнил, что присутствовал при беседе двух людей, принимающих очень важные решения, которые были убеждены, что снижение цен на нефть даже до уровня ниже $80 за баррель будет способно кардинально поменять казахстанскую экономическую политику.

Этого, однако, не произошло, что иллюстрирует несовершенство человеческих представлений о том, как происходят изменения в экономике. Например, глава научно-исследовательского фонда «Талап» был убежден, что снижение цен на нефть, безусловно, приведет к снижению государственных расходов и бюджетной консолидации. Но этого не происходит. Также он вспомнил о делавшихся больше года назад прогнозах центра «Талап». Согласно одному из них, казавшихся в тот момент совсем неочевидным, для решения проблем банковского сектора должны были потребоваться вливания из Нацфонда, который мог при таком развитии событий быть потрачен буквально за несколько лет, что означало бы исчезновение подушки безопасности.

Сейчас модератор отмечает, что эти прогнозы складывались исходя из среднегодовой цены на нефть в $35, в то время как в реальности она составляет $55.

И даже снижение цен на нефть, которое не может быть больше, чем до $40- 45 за баррель, оставляет достаточный запас прочности для того, чтобы нынешняя экономическая модель продолжала существовать.

Приглашенный к участию в обсуждении в качестве оракула от аналитики известный экономист Жарас Ахметов считает все же, что какая-то очень благополучная макроэкономическая ситуация в ближайшие годы может повлиять на то, что выбрана будет стагнационная модель, а более тяжелые условия в течение года или двух все-таки могут способствовать тому, что осуществится правильный набор решений.

При этом, по оценкам Жараса Ахметова, экономический рост в 2018 году будет меньше, чем в нынешнем, а ключевые решения, касающиеся модели, должны быть приняты в 2019—2020 годах.

Эксперт не захотел позиционировать себя ни оптимистом, ни пессимистом относительно того, каким может быть этот выбор. С одной стороны, есть ряд благоприятных знаков, с другой — у всех есть опыт, связанный с окружающей действительностью. Преобладающим настроением в итоге становится микс позитивных и негативных ожиданий.

Есть ли предпосылки для казахстанского экономического чуда?

Сама развилка выглядит действительно судьбоносной и, по словам спикера, сопоставимой с теми событиями, которые проходили в СССР на рубеже 60−70 годов, когда принимаемые решения привели к стагнации экономики, или в Поднебесной в 1976−77-х годах, когда зарождалось китайское экономическое чудо.

Факторами, предопределяющими успешное развитие, Жарас Ахметов называет развитие местного самоуправления, ставку не на крупные холдинги, а на небольших независимых производителей в агросекторе. При этом государство, похоже, перестает испытывать фобии, связанные с банкротством агрохолдингов, а план их спасения признан, судя по всему, неэффективным.

Еще одним стратегическим фактором является реальная поддержка МСБ, которая должна состоять в создании условий, при которых он бы мог развиваться самостоятельно.

Среди упомянутых Жарасом Ахметовым структурных барьеров, мешающих развитию казахстанской экономики, — слабость горизонтальных связей, приводящая, например, к тому, что значительные объемы производимого сырого молока практически не попадают на перерабатывающие предприятия, предпочитающие импортировать порошковое молоко.

В стране есть явно трудоизбыточные отрасли, среди них спикер назвал сельское хозяйство, там примерно 1,3 млн «избыточных» занятых, легкая и пищевая промышленность.

В свою очередь трудодефицитными считаются IT-сектор, нефтянка и металлургия. Адаптация в них людей из трудоизбыточных секторов происходит крайне сложно, и это также структурный барьер.

Прорыва в новом налоговом кодексе не произошло

Генеральный директор компании «Верный Капитал» Ерлан Оспанов, представляющий крупный инвестиционный бизнес, описывая существующую в экономике ситуацию, отметил, что рост происходит, пожалуй, прежде всего в сырьевом бизнесе.

Традиционные несырьевые отрасли пережили кризис, ставший в том числе следствием девальвации, когда выручка осталась примерно той же, а расходы существенно увеличились в связи с ростом стоимости в тенге импортируемых оборудования и материалов.

Тем не менее крупный бизнес чувствует себя довольно спокойно, и Ерлан Оспанов относит себя к оптимистам, подчеркивая, что в ходе двух кризисов казахстанские компании получили бесценный опыт, а оптимизм и вера в свои силы вообще свойственны предпринимателям, которые знают, что любые проблемы в экономике несут и позитивные возможности. Ожидания бизнеса на следующий год, несмотря на это, состоят в улучшении экономической ситуации и большой предсказуемости действий правительства.

Генеральный директор компании «Верный Капитал» не считает предложенный новый налоговый кодекс прорывом, отмечая в качестве главной проблемы то, что не удается добиться однозначности формулировок и избежать возможности толкований в пользу налоговых органов. Может быть, прогресс будет достигнут в 2018 году.

Спикер назвал вероятным и позитивным движение в сторону укрупнения банковского сектора, при этом пока у банков крайне ограниченные возможности кредитования, так как в стране крайне ограниченное количество заемщиков, имеющих стабильные денежные потоки.

Отвечая на вопрос аудитории, Ерлан Оспанов высказал довольно бескомпромиссную позицию по поводу эффективности поддержки МСБ с помощью субсидирования ставок по кредитам. По его мнению, это не лучший путь, в отличие от создания специальных налоговых режимов для определенных видов бизнеса. И появление такого режима, например, для ресторанов могло бы стимулировать туризм.

Право на ошибку

Как считиает один из главных специалистов по цифровизации госсектора, председатель Комитета правовой статистики и спецучетов Генпрокуратуры Багдат Мусин, существенные подвижки в цифровизации госсектора неизбежны уже в ближайшее время.

Возможно, лидером изменений в стране в данном направлении станет именно госсектор, а бизнес будет стремиться к этому по определению и его даже не следует мотивировать специально.

Одну из главных проблем госуправления Багдат Мусин видит в боязни и затягивании даже очевидных решений, связанных с цифровизацией, в частности, в появлении шлюзов между информационными системами госструктур и гражданского общества и даже квазигосударственного сектора.

Технологически это не представляет большой сложности, но окончательных решений не принимала ни одна из структур, ссылаясь на соображения информационной безопасности. К тому же любое движение требует согласования с многочисленными контролирующими органами. Правительство, однако, идет по пути назначения специальных уполномоченных по цифровизации в той или иной сфере, на уровне вице-премьера и вице-министров.

Идеальной моделью для преодоления боязни принятия решений, по мнению Багдата Мусина, может быть нахождение нужных людей и предоставление им карт-бланша, причем с принятием риска на ошибку с их стороны. Именно таким был опыт самого спикера в «Казпочте», когда ему было позволено реализовывать собственный кейс со считанными визитами в кабинеты руководства «Самрук-Казыны», бывшими скорее его инициативой, чем приглашением кураторов.

В то же время цифровизация, безусловно, не панацея и гораздо более важным решением является предварительная оптимизация всех управленческих процессов.

Цифровизация, разумеется, сокращает возможности для злоупотреблений, но наиболее злостные нарушители способны находить варианты для себя и в цифровых форматах.

Багдат Мусин считает высокой вероятность внедрения в следующем году электронных следственных дел. Это будет сквозной формат от открытия дела до отбытия наказания и главным его смыслом является то, что следователь перестает быть полным хозяином положения, способным забыть или потерять какие-то детали и свидетельства.

Нужно «бить в одну точку»

Если ожидания от обсуждения трех спикеров, представляющих науку, бизнес и госуправление, состояли в том, что это будет резкое столкновение мнений и формулирования разных альтернатив, то они, несомненно, не оправдались. Участники дискуссии, очевидно, симпатизировали позициям друг друга и, вероятно, могли бы подписаться под большинством из сказанного коллегами.

Багдата Мусина, например, легко можно было бы представить и бизнесменом или экспертом. Сам он видит одну из проблем, свойственную многим лидерам общественного мнения из гражданского общества, в том, что у них слишком общие подходы и «стремление говорить обо всем и ни о чем». Востребованной же все более становится необходимость «бить в одну конкретную точку».

 

Источник: «Капитал.кз»

Прочитано 268 раз

Новости

Популярное за все время