Пятница, 17 августа 2018
Вторник, 05 декабря 2017 10:52

Поколение охранников и банкиров: во что превратилась экономика Казахстана

Автор Адил Урманов
Оцените материал
(0 голосов)

Экономика Казахстана незаметно превратилась из аграрно-индустриальной в сервисную. Иначе говоря, теперь мы не производим товары, а продаем их, покупаем, возим, рекламируем и охраняем.

Да, мы растем!

На неделе комитет по статистике выдал предварительные данные по ВВП Казахстана в 2017 году. Оказалось, что, несмотря на все программы развития, поддержки отечественного производства, инноваций и переделов, наша экономика все больше становится сервисной.

За 10 лет экономика нашей страны выросла в 3,6 раза. Если считать в тенге. В пересчете на доллары мы выросли на треть.

В принципе, тоже не так плохо, если вспомнить, что мы пережили годы, когда жизнь не росла, а падала. Чтобы поддержать рост экономики, государство постоянно выделяет деньги на самые важные отрасли.

Только в этом году действует полтора десятка государственных программ, в том числе “Нурлы жол”, “100 шагов”, “Карта занятости”, программа индустриализации, “Агробизнес”, увеличение казахстанского содержания, рост производительности. Заметим, что все они рассчитаны на создание новых рабочих мест, где можно и нужно производить казахстанские товары.

Объявлены три главные отрасли, которые должны развиваться быстрее, чем остальные. Это село – обеспечение продовольственной безопасности, перерабатывающая промышленность – индустрия с высокой добавленной стоимостью и транспорт – создание транспортных коридоров Запад – Восток и Север – Юг. Тем не менее эффекта от всех этих денег не сильно много.

Вот, например, программа по развитию АПК “Агробизнес-2017”. В этом году она заканчивается. Всего было выделено 2,1 триллиона тенге. За 5 лет до этого ежегодные объемы инвестиций в основной капитал в отрасли выросли с 56 миллиардов в 2007 году до 107,4 миллиарда в 2011-м. Тем не менее вклад села в экономику страны даже упал: в 2007 году он был 5,7 процента, в этом – 4,5.

С промышленностью все еще печальней. В 2007 году она давала ровно треть в нацио­нальный продукт. В 2017-м – уже 27,3 процента. Больше всего упала приоритетная отрасль – перерабатывающая промышленность – с 13 до 11,3 процента.

За 5 лет программы индустриально-инновационного развития будет израсходовано 878,3 миллиарда тенге. Тем не менее там же записано, что доля перерабатывающей промышленности в ВВП не будет расти больше 11 процентов. Но зато будет расти вклад в нацио­нальный продукт от “продуктивных услуг” – это транспорт, связь, финансы. Как ни странно, но и эти услуги теряют в весе.

Доля транспорта упала за 10 лет с 9 до 7,7 процента. Информатизация и связь тоже переживают не лучшие годы. Что происходит с нашими банками – лучше не вспоминать.

Да, в тенге все эти отрасли растут очень быстро. И выхлоп от вложения денег в предприятия тоже есть. Но так получается, что растут они не так быстро, как остальная экономика. Из-за этого их доля на общем фоне сжимается.

Вечный праздник

Что же тогда растет? Как ни странно, торговля. Сколько ее ни пытаются регулировать, но доходы она приносит стабильно. За 10 лет объем торговли в стране вырос в 7 раз, а доля в экономике – в полтора.

Создается впечатление, что большая часть денег господдержки уходит именно в эту сферу просто потому, что в любой нормальной экономике это базовая отрасль. И при любом раскладе торговля будет.

В целом сфера услуг – а это транспорт, связь, финансы, наука, госуправление, социалка и здравоохранение – за 10 лет стабильно растет быстрее экономики. Например, если в 2010 году доля услуг в ВВП была 51,7 процента, то в этом – уже 55,8 процента.

Но более всего выросла графа “другие услуги”. Сюда вошло все то, что не поместилось в официальные определения. Покупаете услуги тамады – сюда, организатор на свадьбе – тоже. Охраняете объект – снова сюда. В итоге мы становимся страной вечных праздников под надежной охраной.

Инфографика Айгуль АКЫБАЕВОЙ

Инфографика Айгуль АКЫБАЕВОЙ

Благотворительность корпорации

Самый простой пример – хлеб. Мы по праву гордимся, что производим его больше, чем съедаем. Половину всего экспорта продуктов питания составляет именно хлеб. Но в каком виде?

Половину урожая мы съедаем сами. Вторую – продаем. Половину от экспорта – это 4 миллиона тонн – мы отдаем в самом простом виде – зерном. Нынешняя цена – 150 долларов за тонну.

Еще 4–5 миллионов тонн перемалывается в муку. Ее продаем уже по 300 долларов за тонну. Это выгодно! Растет производство внутри страны, идут налоги, увеличивается потребление энергии, есть работа для казахстанцев. Плюс стабильность в поставках муки для своего, внутреннего рынка. Поэтому каждая область старается заиметь местного переработчика. Но дальше благодать заканчивается.

Мукомолы – крупнейший покупатель зерна. Значит, им надо создавать условия, набивать запасы, отдавать лучшее. На самом деле все не так. Поставки на мельницы нерегулярны. За каждую тонну они борются с экспортерами. У тех оборот денег быстрее, поэтому проще работать. В итоге лучший и чистый хлеб уходит в желудки итальянцев и арабов, а мы берем из остатков.

Еще два года назад Казахстан был крупнейшим экспортером муки в мире. Наши главные рынки – Узбекистан, Киргизия, Таджикистан и Афганистан. Но они постепенно отказываются от нашей муки и охотно берут зерно.

Тот же Узбекистан в 2007 году импортировал 157 тысяч тонн зерна и 732 тысячи тонн муки, а в 2015-м – 1,4 миллиона тонн и 818 тысяч тонн соответственно. Продав тысячу тонн зерна вместо муки, Казахстан теряет 10 тысяч долларов. Выходит, соседям мы подарили 140 миллионов долларов. И все за счет их тарифов и защитных мер. Ассоциация хлебопереработчиков РК регулярно просит правительство защитить интересы своих, но Астана больше витает в облаках.

На самом деле из пшеницы можно получить более сотни полезных продуктов. Это патока, крахмал, клейковина, спирт, лекарства, топливо, пластик… Тогда цена за тонну вырастет от 150 долларов до 1,5–2 тысяч. Но для такой глубокой переработки нужна поддержка государства.

Ведь просто сделать товар – это только полдела. Главное – найти покупателя, а потом еще и обеспечить доставку. А здесь важна поддержка не только министерства сельского хозяйства (в случае с хлебом), но и всего правительства – МИД должен защищать экспортеров за рубежом и даже создавать там рынки сбыта, миннацэкономики – проталкивать туда наш товар, минфин – защищать внутренние рынки. Тогда это будет “корпорация “Казахстан” в действии.

Но подставьте вместо слова “хлеб” слова “нефть”, “медь”, “алюминий”, “цинк” – и получится картина, характерная для всей нашей экономики.

Поддай пару

С другой стороны, в структуре ВВП очень ровно идут две отрасли: энергетика и водоснабжение/канализация. Все последние годы как была доля энергетиков 1,7 процента, так она и осталась. Несмотря на все скачки экономики. Это инфраструктурные отрасли. Сами они ничего не производят, но обеспечивают работу других.

Напрашивается вывод: может, на эти базовые секторы экономики надо выделять все-таки больше денег? Тогда с появлением резерва здесь возникает и потенциал роста в производстве.

 

Источник: газета «Караван»

Прочитано 157 раз

Новости

Популярное за все время