Среда, 21 Февраль 2018

Всемирный банк назвал главные проблемы в управлении госденьгами в РК

Автор  Захар Кузменко, экономист Опубликовано в Статьи Понедельник, 05 Февраль 2018 16:09
Оцените материал
(0 голосов)

Финансирование госзакупа зерна из Фонда социального страхования. Помощь проблемным банкам со стороны Нацбанка. Секретное распределение госзаказа по проведению государственной информационной политики. Всё это – показатели больших проблем в государственных финансах, в материале «Forbes.kz».

Наличие прозрачности, подотчетности, полноценности и эффективности налогово-бюджетной политики является обязательным условием для перехода на новую модель развития экономики Казахстана. В этой области у правительства очень серьезные проблемы, и об этом напрямую говорится в обширном отчете Всемирного банка (ВБ) под названием «Совершенствование налогово-бюджетной сферы для поддержки экономических преобразований» (Казахстан, ноябрь 2017).

Удивительно то, что ни Стратегический план развития Казахстана до 2025, ни стратегические планы Министерства экономики и Министерства финансов не признают эти проблемы, и, соответственно, у правительства нет серьезных планов по кардинальным реформам в налогово-бюджетной сфере. Приведу несколько примеров крупных недостатков фискальной политики, которые имели достаточно большой резонанс в последнее время.

Отсутствие подотчётности и прозрачности использования госфондов

Недавно много шуму наделало решение правительства о выделении 60 млрд тенге из Государственного фонда социального страхования (ГФСС) для финансирования закупа зерна в нацхолдинге «КазАгро». Правительство не увидело в этом никаких проблем, сообщив, что фонд даст деньги по рыночному проценту, а «КазАгро» обязательно их вернет. В случае проблем у убыточного «КазАгро» правительство поможет ему своевременно вернуть деньги. Если кредит по-настоящему будет по рыночной ставке, в таком использовании денег ГФСС, казалось бы, нет больших проблем. Однако это не так. Именно в этом случае проявляются крайне серьезные недостатки в прозрачности и подотчетности государственных расходов.

Прежде всего, в отличие от республиканского бюджета, использование средств ГФСС находится вне контроля парламента и общественности. То есть деньги принадлежат правительству, но над ними нет никакого независимого контроля. Это называется - что хочу, то и ворочу. Например, какие-то внутренние правила мешали правительству и Нацбанку использовать деньги ГФСС для передачи в «КазАгро», однако это никак не помешало им осуществить эту операцию. Они просто поменяли правила так, как им было удобно. Спрашивается зачем правительству вообще нужны какие-то правила, если оно может их менять?

Например, до последнего времени были большие вопросы по контролю средств Нацфонда и ЕНПФ. Вне бюджета, утверждаемого парламентом, правительство использовало их для льготного финансирования национальных холдингов и госкомпаний. Начиная с 2017 ситуация с Нацфондом вроде бы изменилась, и любое его использование теперь идет через госбюджет, утверждаемый парламентом. Остается надеяться, что это правило не изменят.

После ряда скандалов к использованию пенсионных денег как бы подключили общественный контроль. Однако на самом деле такой контроль не имеет реальных полномочий. По факту правительство продолжает использовать средства ЕНПФ только по своему усмотрению и часто в ущерб вкладчикам фонда.

Официально бесконтрольными со стороны парламента и общественности на данный момент остаются ГФСС и Фонд медицинского страхования (ФМС), и правительство вовсю пользуется этим, тратя их деньги на порой сомнительные цели.

Бесконтрольное эмиссионное госфинансирование проблемных банков

Государственный выкуп проблемных активов Казкоммерцбанка (кредит БТА и прочее) на сумму более 2 трлн тенге проходил через республиканский бюджет, и он финансировался примерно пополам – из Нацфонда и за счет заимствований Минфина на рынке. Эта операция была заранее утверждена парламентом, и правительство будет отчитываться перед ним о том, как были использованы эти деньги. Таким образом, принцип подотчетности здесь был соблюден.

Затем в рамках программы повышения финансовой устойчивости банковского сектора Нацбанк решил оказать (и уже почти полностью осуществил) льготную финансовую помощь другим проблемным банкам на сумму 650 млрд тенге. Эти деньги не проходили через бюджет и, соответственно, не утверждались парламентом. Источником этих денег является «печатный станок» Нацбанка, то есть они просто возникли «из ничего».

Такое кредитование со стороны Нацбанка является другим ярчайшим образцом государственного финансирования без жесткого контроля. Регулятор сам утвердил эту программу, сам выдал «воздушные» деньги и сам будет контролировать их использование в проблемных банках. При этом остается абсолютно непрозрачным то, какие меры будут предпринимать банки взамен полученной финансовой госпомощи. В таких случаях говорят: в тихом омуте черти водятся.

При этом регулятор не скупился на подарки. Он дал облигационные кредиты проблемным банкам на 15 лет под 4% годовых, обязав их на всю сумму полученных денежных средств купить государственные ценные бумаги по рыночной ставке, которые находятся в районе 9% годовых. То есть банки, которые сами себе создали проблемы, получили от регулятора дешевые деньги и вполне реальную прибыль в 5% годовых. При этом те БВУ, которые проводили здоровую кредитную политику, таких «подарков» не получили. Спрашивается, в чем логика такого поощрения нездоровой практики банков?

Неполноценность госбюджета: госфонды, Нацбанк и нацхолдинги

В упомянутом отчете ВБ «Совершенствование налогово-бюджетной сферы для поддержки экономических преобразований» говорится, что одним из крупнейших недостатков государственного бюджета является его неполноценность. В соответствии с международными стандартами, государственный бюджет, утверждаемый парламентом, должен включать в себя абсолютно все государственные доходы и расходы. Только так можно говорить о реальной финансовой подотчетности властей. Только так можно определить реальное состояние и дефицит бюджета. Сегодня официально утверждаемый дефицит республиканского бюджета в реальности имеет мало смысла, поскольку он не включает в себя очень существенную часть доходов и расходов государства.

С этой точки зрения консолидированный государственный бюджет должен включать в себя все активы и все движения по Нацфонду, ЕНПФ, ГФСС, ФМС и прочим внебюджетным государственным фондам. Весь приход и расход активов по этим фондам должен быть заранее спланирован правительством и утвержден независимым органом – парламентом. И хотя наш парламент очень трудно назвать независимым, в любом случае правительство будет вынуждено публично отчитываться перед депутатами.

Расходы Нацбанка на компенсацию валютных депозитов и кредитов, а также финансирование проблемных банков также являются государственными расходами и финансированием, поскольку они никак не связаны с проведением денежно-кредитной политики. Поэтому эти и похожие операции Нацбанка должны заранее включаться в государственный бюджет. Я уверен, в этом бы случае парламентарии задали бы очень серьезные вопросы по госфинансированию проблемных банков.

Всемирный банк также указывает на другую серьезную проблему неполноценности госбюджета – это квазибюджетные расходы в национальных холдингах («Самрук-Казына», «Байтерек», «КазАгро» и так далее). Приведу простой пример.

Недавно была утверждена программа «Цифровой Казахстан». В ней говорится, что реализация программы предполагает привлечение финансирования в объеме 141 млрд тенге из средств республиканского бюджета, а также привлечение более 169 млрд тенге средств субъектов квазигосударственного сектора (нацхолдинги). То есть, несмотря на как бы «коммерческий» статус госкомпаний, правительство будет заставлять их финансировать проекты, которые могут быть полностью невыгодными с точки зрения частного бизнеса. По мнению ВБ, подобные затраты квазигосударственного сектора представляют собой государственные расходы, и они тоже должны включаться в консолидированный госбюджет, утверждаемый парламентом.

Неполноценность госбюджета: проблемы учета и оценки эффективности

В своем отчете по Казахстану ВБ подчеркивает, что наш госбюджет не соответствует международным стандартам учета и отчетности, в результате в нем не хватает много очень важной информации. Приведу ряд примеров, указанных в отчете.

Правительство очень активно использует практику кредитования из госбюджета и из других государственных и квазигосударственных источников по льготным ставкам, гораздо ниже рыночных (часто близким к нулю). В соответствии с международными стандартами учета разница между рыночной и льготной процентной ставкой представляет собой прямой расход госбюджета, и она должна отражаться в статье «субсидирование процентной ставки». В нашем бюджете такого учета не ведется, в связи с чем трудно определить уровень государственных расходов на такое субсидирование.

Интересно отметить, что указом президента в декабре 2016 было принято решение о публикации годовой аудированной финансовой отчетности Нацфонда, составленной по международным стандартам (с момента создания фонда). К сожалению, мы так и не увидели этих отчетов, а по Нацфонду уровень государственных убытков на субсидирование процентной ставки до 2017 просто невероятно большой.

Другой проблемой нашего госбюджета является то, что в нем не ведется учет налоговых льгот, которые раздало правительство отдельным компаниям или секторам экономики. В результате невозможно оценить недополученные налоговые доходы бюджета и эконмическую эффективность такого налогового субсидирования бизнеса.

Например, по сравнению с другими секторами экономики, сельское хозяйство в относительном выражении имеет самые большие налоговые льготы. С другой стороны, также в относительном выражении, сельхозпроизводители получают самый высокий уровень различных государственных субсидий (включая закуп зерна по завышенным ценам и низкие процентные ставки).

Если правильно посчитать все прямые и скрытые формы государственных субсидий в сельском хозяйстве, то окажется, что их сумма сильно превышает и так небольшие налоговые платежи из этого сектора экономики. При этом в Казахстане не видно никаких улучшений в росте конкурентоспособности сельского хозяйства. Спрашивается, зачем нужна такая непропорциональная государственная помощь для неэффективного сектора экономики? Дешевле будет оказать прямую социальную помощь бедствующим сельчанам и отпустить сельское хозяйство в реальное рыночное плавание без государственных налоговых льгот и субсидий.

Неэффективная и непрозрачная госпомощь секторам экономики

Оценка эффективности государственных расходов и инвестиций – это ключ к экономическому росту любой страны. Как отмечает ВБ, здесь у нас тоже очень серьезные проблемы. В качестве одного из примеров приводится программа жилищного строительства «Нурлы жер».

В соответствии с международным опытом, главной целью государственного вмешательства в рынок жилья должно быть стимулирование развития рыночных отношений на нем так, чтобы со временем частный рынок сам строил необходимые объемы доступного жилья без вмешательства государства. С этой точки зрения, главная проблема программы «Нурлы жер» связана с тем, что вмешательство государства будет не способствовать, а мешать развитию рыночных отношений на рынке жилья и в банковском секторе.

В целом ВБ считает, что набор государственных мер, предложенный жилищной программой, является полностью неэффективным. Используя этот и другие примеры, он отмечает, что в нашем госбюджете отсутствует адекватная оценка эффективности государственных расходов и инвестиций. При чем это касается не только этапа планирования, а также последующего контроля использования государственных денег.

Завершая тему больших проблем в налогово-бюджетной политике Казахстана, можно отметить, что в отчете ВБ указан еще ряд очень серьезных недостатков нашего госбюджета (отчет доступен на русском языке). Однако создается впечатление, что правительство просто не читало этот документ.

Стратегические планы государства не затрагивают фундаментальных проблем экономики

2017 год был особенным с точки зрения разработок стратегических документов для развития экономики Казахстана. С одной стороны, в конце ноября правительство утвердило «Стратегический план развития Казахстана до 2025 года», а, с другой стороны, ряд международных организаций выпустили комплексные рекомендации нашему правительству.

В частности, ОЭСР выпустила очень хороший комплексный отчет, где представила анализ и рекомендации по четырем ключевым направлениям для развития экономики Казахстана. Всемирный банк, помимо анализа и рекомендаций по реформам в налогово-бюджетной политике, опубликовал обширные рекомендации по сельскому хозяйству и другим направлениям. МВФ тоже подготовил ряд рекомендаций по стратегическому развитию Казахстана.

Теперь, если сравнить анализ и рекомендации международных организаций со стратегическим планом развития Казахстана и с другими стратегическими и программными документами правительства, то создается впечатление, что они подготовлены для разных стран. То, что международные эксперты считают важным и принципиальным, наше правительство либо не рассматривало вообще, либо присвоило этому низкий приоритет. На сегодня власти почему-то зациклились на четвертой промышленной революции и модернизации сознания общественности и не хотят видеть фундаментальные проблемы в развитии Казахстана.

 

Прочитано 340 раз