Воскресенье, 22 июля 2018
Четверг, 03 мая 2018 12:34

Что происходит на рынке кредитования?

Оцените материал
(0 голосов)
Первым выбором «очищенного» банковского сектора может стать активизация розничного кредитования.
Регулятор и большинство экспертов сходятся во мнении, что нижняя точка стагнации кредитования пройдена. Несмотря на то, что объемы совокупного кредитного портфеля за три месяца этого года снизились примерно на 2%, а по отношению к заемщикам из корпоративного сектора снижение было еще более значительным, если исключить эффект списания проблемных кредитов и оценивать только новые выдачи, картина выглядит несколько иной.
Председатель Нацбанка Данияр Акишев упоминал об 1,7 трлн тенге новых кредитов, выданных в январе и феврале этого года, что примерно на 33% больше, чем в первые два месяца прошлого года. Мартовская статистика вряд ли меняет картину серьезно.
По данным Нацбанка, объем кредитов юридическим лицам в марте 2018 года снизился на 0,2%, до 7, 9918 трлн тенге, физическим лицам — увеличился на 0,8%, до 4,5745 трлн тенге. Произошло также небольшое снижение доли долгосрочных кредитов.
Аналитики «Казкоммерц Секьюритиз», оценивавшие на прошлой неделе результаты банковского сектора по итогам трех месяцев, отметили снижение доли кредитного портфеля в активах банковской системы до 47%. Это весьма низкий уровень, с учетом того, что даже два года назад, в далеко не лучшие времена для банковского сектора, доля кредитов в активах составляла 59%.
Избыточная тенговая ликвидность пока по-прежнему находится в нотах Нацбанка и бумагах Минфина. Тем не менее вероятность того, что речь идет о проходимой нижней точке, достаточно высока.

Высокомаржинальная розница

Участники ежегодной конференции рейтингового агентства Fitch обсуждали в основном, насколько долговечной и безрисковой для казахстанского банковского сектора может быть модель оживления кредитования, в рамках которой розница и, в еще большей степени, необеспеченные потребительские кредиты могут расти быстрее, чем финансирование юридических лиц.
По оценкам аналитика агентства Дмитрия Васильева, ожидаемый рост кредитования юридических лиц в этом году находится в диапазоне от 3 до 5%, в то время как потребительское кредитование может вырасти за год примерно на 15%. При этом планы расширения в рознице существуют не только у специализированных, но и у универсальных банков. Банковский сектор настроен, похоже, компенсировать потери маржи, вследствие снижения ставок по кредитам корпоративному сектору и ценным бумагам Нацбанка и Минфина, за счет остающейся высокомаржинальной розницы. Средневзвешенная ставка по выданным в марте потребительским кредитам составила 21,2%.

Розничные риски невелики до поры до времени

Уверенности в том, что модель, связанная с опережающим развитием потребительского кредитования, может быть безрисковой за пределами 2018 года, однако, нет ни у кого.
По словам председателя правления АО «Банк ЦентрКредит» (БЦК) Галима Хусаинова, пока продолжается экономический рост, с потребительскими кредитами все может быть хорошо. Но все серьезно изменится при возникновении каких-либо кризисных явлений, тогда высока вероятность, что начнутся неплатежи по кредитам. Тем более что доходы людей длительное время росли в номинальном, а не в реальном выражении, и ситуация изменилась лишь в первые два месяца этого года.
БЦК не намерен активно наращивать портфель потребительского кредитования. Специализацией банка в рознице останется, прежде всего, ипотека в рамках «Нурлы жер», где банк является одним из самых крупных участников.

На рынке нет признаков надувания пузыря

Заместитель председателя правления «Халык Банка» Мурат Кошенов также оказался в консервативной части спектра оценок по рознице. Он обратил внимание, что в прошлом году, несмотря на общий рост сегмента на рынке, банк сохранил объемы своего розничного кредитования на неизменном уровне, при том, что обычно кредитует участников своих зарплатных проектов. Это значительно ограничивает уровень рисков.
При этом, по мнению банкира, оснований для введения каких-то ограничений потребительского кредитования, как это было в 2011—2014 годах, сейчас нет. Тогда Нацбанк, видя признаки перегрева, ввел ограничения на рост розничного портфеля банков на уровне не более 30% в год, что устраивало некоторых специализированных игроков, успевших до этого нарастить портфель, но не всех «универсалов». Кроме того, были ужесточены критерии соотношения выплат заемщика к уровню его доходов.
Оценки г-на Кошенова относительно необходимости ужесточать регулирование на этой стадии цикла для сектора в целом находятся в русле того, о чем раньше говорилось руководством банка. В настоящий момент на рынке нет признаков надувания пузыря. Это видно, если оценить стоимость квадратного метра недвижимости и рост активов в последние годы. У надзора есть достаточный инструментарий и нет необходимости в расширении полномочий.

Можно кредитовать «глубже»

Пожалуй, наиболее оптимистично перспективу расширения розничного кредитования оценивала финансовый директор ДБ АО «Банк Хоум Кредит» Анастасия Фокина. По ее мнению, необходимо смотреть не только на риски сектора в целом, но и на качество отдельных заемщиков. В банке уверены в эффективности собственной методологии и готовы работать даже с теми заемщиками, у которых нет кредитной истории. Глубина проникновения розничного кредитования на казахстанском рынке по-прежнему существенно ниже, чем на развитых.

Что касается тех заемщиков, которые ни разу не кредитовались до сих пор, банк готов им предложить даже обучающую программу в части финансовой грамотности. По мнению модерировавшего дискуссию Александра Данилова, возглавляющего в Fitch направление, связанное с рейтингованием российского банковского сектора, безусловно, банки могут создать качественную систему оценки заемщиков.
Риски, однако, во многом связаны с возможностью многократного кредитования одного и того же заемщика в условиях недостатка информации. И когда это выясняется, конкуренция между банками выливается в то, «чей хард коллекшн окажется быстрей». В России расширение розничного кредитования быстрей доходов населения дважды приводило к серьезным кризисам.
Ужесточение регулирования имеет свою негативную сторону в том, что возможности банков могут быть ограничены и они не успеют получить те доходы, которые позволят компенсировать затраты, связанные с убытками из-за предыдущего ухудшения кредитного портфеля.

Генеральная очистка

У рейтинговых аналитиков есть, однако, даже более острые опасения, чем перекредитованная розница, связанные с тем, что очищение банковского сектора окажется не более эффективным, чем в ходе предыдущих аналогичных попыток, последняя из которых была предпринята в 2009 году. Банкиры же считают, что на сей раз проблемы сектора решены более радикально. Очень многого стоит, например, вывод за границы банковской системы проблемного портфеля БТА, который был серьезным грузом еще со времен прошлого кризиса.
По оценкам г-на Кошенова, очень важно, что на сей раз государство не стало брать на себя непосредственно управленческие функции в проблемных банках, поскольку тогда не выжил ни один из таких пациентов. В то время как опыт вливаний в капитал с передачей управления государственным пакетом стратегическим акционерам банка оказался удачным.
Теперь также были выбраны решения, связанные с обусловленной докапитализацией нескольких проблемных банков из первой десятки. По оценкам г-на Хусаинова, при принятии таких программ, конечно, существует опасность лечения симптомов, а не болезни. Есть часть проблематики, связанная с состоянием экономики, влияние Нацбанка на которую ограничено. В том, что находится в зоне ответственности регулятора, прогресс, в том числе связанный с совершенствованием надзора и перехода к новым стандартам МСФО, очевиден. На сей раз осуществленная программа была значительно более последовательна, и существующие проблемы были признаны.

При строгом подходе все может быть плохо

Отказ государства от привлечения новых участников в программу докапитализации, очевидно, не означает, согласно консолидированному толкованию заинтересованной аудитории, что поддержка банкам не будет оказываться ни при каких обстоятельствах. Сделанные вливания обеспечивают решения выявленных проблем у банков — участников программы, но нет никаких гарантий, что какие-то из работающих активов не могут переходить в разряд проблемных.
Дмитрий Васильев сопоставил капитал первого и второго уровня и заработанную прибыль банков с NPL и реструктуризированными кредитами, добавив в этот проблемный столбец также все выданные банками валютные кредиты, при том, что очень мало кто из заемщиков имеет валютную выручку. Масштаб потенциальных сложностей в нескольких лучаях выше, чем возможности создания резервов, даже после докапитализации, однако сами аналитики признали строгость примененного подхода, поскольку в его рамках не учитывались залоги по выданным кредитам, которые есть у банков.
 

Табель о рангах

В самом общем виде казахстанский банковский сектор, по мнению г-на Васильева, можно классифицировать с точки зрения надежности и возможности купирования проблем. Причем к первому классу надежности отнесены «Халык» и присоединенный «Казком», затем следуют госбанки в лице единственного Жилстройсбербанка и банков с участием иностранных акционеров.
Следующая группа — это банки из первой десятки, участвовавшие в программе реструктуризации. И, наконец, остальные, относительно небольшие институты, вероятность поддержки которых государством в случае возникновения проблем ограничена.
Классификация не выглядит идеальной, поскольку даже если отнести Kaspi Bank к банкам с преобладающим иностранным участием, не совсем ясно, например, где место в этом раскладе для имеющего хороший уровень капитализации без государственных вливаний Forte банка.
Вопросы о трех банках со слабыми финансовыми показателями не могли не прозвучать в тот день на конференции. Г-н Данилов, ограждая банкиров, которым некорректно оценивать то, что происходит у конкурентов, высказал свою точку зрения. Из проблемной тройки агентство в последнее время рейтинговало только «Банк Астаны», который отказался от рейтинга после его снижения. Главное сомнение аналитиков связано с качеством капитала, полученного в ходе последних размещений на фондовых рынках.

Но у банков могут появиться конкуренты

В ходе другой панели той же конференции заместитель председателя правления «Сити Банк Казахстан» Сауле Жакаева подтвердила начало восстановления спроса на кредиты со стороны корпоративного сектора. Если в 2016 и начале 2017 года интерес был крайне незначительным и заемщики думали, пожалуй, лишь о рефинансировании в тенге части своих валютных обязательств, то начиная со второго квартала прошлого года, ситуация стала меняться.
В качестве крупного осуществляемого заимствования, правда, было названо лишь расширение возможностей экспорта газа в Китай, для чего «Казтрансгазу» потребуется введение в строй трех новых газокомпрессорных станций.
При этом в условиях стабильного тенге конкуренцию банкам могут составить выпуски облигаций в расчете на институциональных инвесторов, в том числе иностранных. Инвесторы заинтересованы в расширении ковенант, связанных с возможностью смены контроля в квазигосударственных компаниях, включенных в планы приватизации. Результатом может быть нахождение дополнительных компромиссов между эмитентами и инвесторами и закладывание при размещении бумаг определенных опционов для таких ситуаций.
 
Источник: Капитал
Прочитано 399 раз

Новости

Популярное за все время