Понедельник, 18 июня 2018

Казахстан на правильном пути — эксперт об экономическом развитии страны

Опубликовано в Интервью Вторник, 22 мая 2018 09:27
Оцените материал
(0 голосов)

baunovЭксперт московского центра Карнеги, главный редактор Carnegie.ru Александр Баунов в беседе с корреспондентом BNews.kz рассуждает о роли Казахстана в новом глобальном мире, казахстанских успехах и значимости Астанинского экономического форума для поднятия узнаваемости Республики в мире.

- В ходе АЭФ прозвучало интересное мнение, что экономический кризис 2008 года носил системный характер, и мы сейчас стоим на пороге новых перемен.

- Смотрите, что произошло после кризиса 2008 года. Думаю, похожие вещи произошли как в Казахстане, так и в России. Девяностые, двухтысячные Нурсултан Назарбаев раньше, Владимир Путин чуть позже, начали с идеи, что надо встроиться в мировую экономику, как можно теснее с ней слиться, что она растёт и она вынесет национальные экономики, находящиеся в переходном состоянии к некому светлому будущему. И потом случился кризис 2008 года, который стал разочарованием для лидеров Казахстана и России, которые сделали ставку на слияние с мировой экономикой. Выяснилось, что где-то в Америке ипотечники по каким-то своим причинам не отдали долги, а у тебя всё рушится.

Ты вроде всё делал правильно, у тебя вообще ипотечников нет, которые там чего-то не платят. У тебя идеальные макроэкономические показатели: бюджетного дефицита нет, внешний долг выплачен, всё по цифрам хорошо, однако, ты всё равно попадаешь в мировой кризис, который начал совсем не ты.

И кризис стал в этом смысле действительно системным. Потому что лидеры переходных экономик начали задумываться о том, что сделать, чтобы построить какой-то буфер и не оставаться зависимыми от внешних факторов. Чтобы, когда что-то рушится в Америке, или в юго-восточной Азии, как в случае с российским дефолтом 1998 года, не начались разрушения у тебя.

Продолжая говорить про кризис 2008 года, с этого момента началась в каком-то смысле национализация экономических систем. Они, конечно, всё равно стремятся быть частью глобальной, но уже не так механически. Уже нет такой идеи, что главное - это встроиться в поток и он тебя сам вынесет. В результате, начался поиск собственного места в этом потоке, да ещё и такого, который позволит в случае чего от него отойти в какой-нибудь спокойный рукав. Подобные перемены я вижу и в Казахстане, и в России, даже, как ни странно, в Белоруссии, если мы возьмем постсоветские авторитарные, но при этом, капиталистические страны…

- А режимы всё-таки авторитарные?

- Конечно. Они авторитарные при поддержке населения. Авторитарный – не значит диктатура. Власть ведь никто не захватывал. Просто нет сменяемости. В общем, возникла идея о том, чтобы скомбинировать участие в глобальной экономике с определённой степенью ренационализации экономики. Я вижу это в России. Думаю, что похожие выводы из кризиса 2008 года сделаны были и в Казахстане.

Нужна модель сосуществования с мировой экономикой, которая не делает тебя просто её частью. Ты не плывешь в ней как щепка, потому что всё-таки, даже Россия – это маленькая экономика. Это всего три процента от мировой. А Казахстан ещё меньше. Понятно, что когда поток превращается в водопад, то тебя просто сбрасывает. Значит, как сделать так, чтобы ты был частью потока, когда это хорошо, и, чтобы у тебя была возможность задержаться и не падать с водопадом там, где это плохо? Такой эксперимент на себе страны на постсоветском сейчас ставят. Они ищут пути решения, как сделать экономику более самостоятельной, осознанной, больше жить своим умом.

- В ходе АЭФ спикеры рассуждали о новых геополитических реалиях и о переменах в мировой политике. Какова роль Казахстана во всех этих процессах?

- Нурсултан Назарбаев во время своего выступления на АЭФ очень верно отметил, что стартовые условия у Казахстана после развала СССР были далеко не лучшие. Та ситуация, в которой он сейчас находится – это достижение. Например, у Украины стартовые условия были лучше. Правда у неё не было своей нефти. Но, в принципе, технологически она была более развита, но не использовала это. А Казахстан использовал все свои преимущества, сумел обойтись без религиозных и национальных конфликтов. Это большой успех. Потому что превратить страну такого типа в Боснию, в принципе, легко, было бы желание.

Я думаю, что Казахстан, в сравнении со своими соседями в регионе, точно на правильном пути. Узбекистан сейчас пытается встать на казахстанский путь. Всё-таки в последние годы Узбекистан слишком изолировался, сделал ставку на государственный контроль. В Казахстане гораздо более сбалансированный государственный контроль. Понятно, что он здесь тоже большой, но экономика всё-таки посвободнее, чем в Узбекистане.

Что говорить? Стартовые условия у нас были не блестящие. У Казахстана даже хуже, чем у России. А выйти на показали ВВП на душу населения, как у России, это, конечно экономическое достижение. А дальше – всё как у нас. Политическая система очень персонализирована. Как организовать транзит власти, так система и будет функционировать в дальнейшем… Казахстан – это пример для постсоветских государств. Власть здесь не ищет популярности на сопоставлении одних групп другими. А это очень легко – сделать ставку на какую-то часть страны. Неважно социальную, национальную или религиозную. А вот сделать всё население лояльным, да ещё и в условиях рыночной экономики достаточно трудно.

- Не так давно известный российский телеведущий Владимир Соловьёв не слишком приятно отозвался в адрес Казахстана, отметив, что в России не всё знают, про отношения с нашей Республикой.

- Не нужно высказывания персон на государственном телевидении России воспринимать за позицию Кремля. Эту ошибку делает масса людей на Западе. Это делается в определённых рамках, но точно не по указке. Когда мы видим компанию, как в ситуации с Александром Лукашенко, когда была серия фильмов и показалось, что Лукашенко предаёт какие-то союзнические обязательства – это было видно.

Дальше всё импровизируется. Всё, что говорят Владимир Соловьёв, Дмитрий Киселёв, даже депутаты государственной думы – это не государственная позиция. Уверен, что никто не присылает речи для Соловьёва. Тут спокойнее надо к этому относится. Мы уже привыкли.

Понятно, что общая политика телеканала может быть согласована с Кремлём, но не в таких деталях. Вместе с тем очевидно, что, когда союзники не поддерживают какие-то решения, это неприятно. МИД РФ может быть этим недоволен. Но с другой стороны он понимает почему это произошло. Потому что Россия находится в конфликте с Западом. Этот конфликт экономически не выгоден самой России, тем более он не выгоден союзникам, которые связаны с Россией тесными экономическими связями. Я понимаю, почему Казахстан себя так ведёт. Общий контекст понятен. Сохраняя принципы открытости – общий рынок, союзнические обязательства по ОДКБ, плюс большие форматы -всё-таки не втягиваться вместе с Россией в противостояние с Западом. Россия сама из этого противостояния в принципе готова выйти, просто на определённых условиях. Это не сама цель – конфликтовать с кем-то.

- В чем значимость Астанинского экономического форума? Почему это важно?

- Это то, с чего я начал. Есть страны с устоявшейся репутацией, как Франция. Ей вообще ничего делать не надо. Франция всем симпатична, она всем нравится. У неё очень низкий антирейтинг. А есть страны, у которых антирейтинг высокий. Это, например, Россия.

Но есть другие страны вроде Казахстана, у которых низкий положительный рейтинг. То есть, о Казахстанев мире вспоминают, когда здесь что-то происходит международное, или если, не дай Бог, случится что-то плохое. И Россия, и Казахстан относятся к группе стран, у которых, по разным причинам не выстроен положительный образ. У России из-за высокого антирейтинга исторически, а у Казахстана его просто нет, но есть отрицательный, потому что страна новая, находится в глубине Азии. То есть регион, который автоматически представляется не самым передовым в мире. Поэтому нужно напоминать о себе.

Когда к вам приезжают известные стартаперы, люди, с историями успеха, политики высокого уровня – это всё хороший повод показать, как здесь все выглядит. В Астане мы увидели, что всё было очень прилично. Хорошая организация, архитектура. Это возможность поднять рейтинг страны.

Если открыть мировую прессу, то там о России будет много плохого, о Франции много хорошего и интересного, а о Казахстане особо ничего не напишут. Поэтому нужно создавать искусственные информационные поводы. Они будут конвертироваться в инвестиции, симпатии. Чемпионат Мира по футболу, который скоро пройдёт в России – это такой же искусственный информповод. Просто Россия борется с антирейтингом, а Казахстан с отсутствием рейтинга. Спортивные события, ЭКСПО – это всё хорошо работает на развитие страны.

 

Источник: Bnews.kz

Прочитано 166 раз