Воскресенье, 22 июля 2018
Четверг, 05 июля 2018 11:22

Что происходит в проблемной тройке банков?

Оцените материал
(0 голосов)

Июнь стал месяцем углубления кризиса для трех банков второго эшелона — «Банка Астаны», Qazaq Banki и «Эксимбанка», — упомянутых в качестве институтов со слабыми финансовыми показателями самим главой государства. К главным проблемам, которыми в последние месяцы стали кризис ликвидности и сокращение клиентской базы, добавились несоответствие регуляторным требованиям и большое количество различных санкций, причем не только со стороны Нацбанка, но и других контролирующих структур. Этот тренд активно проявлялся и в апреле, и в мае, когда проверяющие, похоже, компенсировали своей активностью то, что выявление и артикулирование проблем произошло на политическом уровне, а не в результате каких-либо рутинных процедур, связанных с банковским надзором.

В июне из 61 примененной Нацбанком меры ограниченного воздействия, которой в большинстве случаев было письменное предписание, 11 пришлось на тройку проблемных банков. Это показатель очень высокой концентрации регулятора именно на них с учетом того, что ограниченные меры воздействия, как и штрафы, применяются не только к финансовым институтам из регулируемых секторов, но и, например, к эмитентам из реального сектора, отступающим от стандартов раскрытия информации.

Что инкриминируется банкам?

Ограниченные меры воздействия со стороны Нацбанка к проблемным игрокам связаны в меньшей степени с какими-либо нарушениями по отношению к клиентам и в большей — с нарушением пруденциальных нормативов. «Эксимбанку», например, инкриминируется «чрезмерный размер риска на одного заемщика, не связанного с банком особыми отношениями», а также невыполнение коэффициентов валютной и текущей ликвидности и непредоставление или предоставление в недостаточной степени информации проверяющей группе из Нацбанка. Нарушение пруденциальных нормативов и, в частности, минимальных резервных требований (явное следствие кризиса ликвидности) отмечается у всех банков проблемной тройки. При этом неоднократность вынесенных предписаний о нарушениях является определенным критерием для регулятора, который, идя на крайние решения, обычно применяет формулировки о неоднократности и систематичности тех или иных упущений, например, связанных с неисполнением платежных поручений клиентов.

Одна из самых суровых санкций, часто предваряющих отзыв банковской лицензии, — запрет на открытие новых счетов физических лиц сроком на три месяца, — в конце мая была введена и для «Банка Астаны», в отношении которого сразу после слов о банках «с ужасными финансовыми показателями» не вводилось подобных ограничений.

Согласно опубликованной статистике, по состоянию на 1 июня именно проблемная тройка была квалифицирована Нацбанком как не выполняющая пруденциальные нормативы, при этом у всех трех банков не было нарушений, связанных с минимальным размером собственного капитала. «Банк Астаны» и Qazaq Banki не соответствовали требованиям по валютной позиции и нормативу о ежедневном размещении средств во внутренние активы. У «Эксимбанка» был самый высокий коэффициент концентрации на крупных заемщиках.

Что происходит с кредитными портфелями?

Помимо проблем с ликвидностью, у проблемной тройки происходит ухудшение качества кредитного портфеля — с большой вероятностью не под влиянием каких-либо дополнительных проблем у заемщиков, а в результате падения платежной дисциплины под влиянием сообщений о проблемах в банках и их попытках погасить кредиты для смягчения ситуации с ликвидностью.

Уровень просроченных кредитов со сроком свыше 30 дней в «Банке Астаны» составил больше 46%, просрочка свыше 90 дней — около 16% (по состоянию на 1 мая эти цифры были свыше 28% и примерно 8,5%), у Qazaq Banki уровень просрочки сейчас и месяц назад составлял, соответственно, свыше 28% и около 10% против 18% и 8% на 1 мая. Проблемные кредиты в «Эксимбанке» составили около 65,5%, кредиты с просрочкой свыше 90 дней — около 14,5%, месяц назад этот уровень был 52% и 11%.

Очевидно, что спасение банков в апреле и предоставление им стабилизационного кредита Нацбанка могло бы иметь больший смысл. Официальной позицией пока остается то, что Нацбанк отслеживает ситуацию у проблемных игроков и дает им возможность осуществить докапитализацию и привлечь новых стратегических инвесторов.

Ранее о таких попытках заявлял «Банк Астаны». Ухудшение ситуации с ликвидностью и качеством портфеля очень снижают его привлекательность для потенциальных стратегов. Вероятно, похожей остается ситуация и для других банков тройки. Qazaq Banki, правда, проводит на следующей неделе внеочередное собрание акционеров, одним из пунктов которого значится одобрение неназываемой крупной сделки.

Театральная пауза

Нацбанк не выступал в последний месяц кредитором последней инстанции. Уровень предоставления Нацбанком краткосрочной ликвидности сектору составляет 1 трлн 117 млрд тенге, на начало июня эта цифра была 1 трлн 120 млрд тенге. При этом Нацбанк неизменно подчеркивает, что ни один из банков тройки не имеет системообразующего значения, а их доля в сегменте розничных депозитов крайне невелика. Ранее регулятор называл именно возможные потери физических лиц при отзыве лицензии одним из ключевых факторов при принятии решения. Одним из акционеров «Эксимбанка», правда, является ЕНПФ, которому очень давно от частных НПФ перешла доля в более чем 11% голосующих акций. Суммарно вложения в простые и привилегированные акции банка составили свыше 700 млн тенге, в облигации со сроком погашения в 2022 году — 13,5 млрд тенге.

Обычно регуляторы, какой бы ни был исход ситуации с проблемными банками, стараются локализовать их и принять те или иные решения как можно быстрее, чтобы минимизировать влияние на рынок в целом. В случае с проблемной тройкой речь идет, однако, о достаточно длинной «театральной паузе», возможно, адресованной не столько проблемным банкам и их акционерам, сколько розничным депозиторам и депозиторам из квазигоссектора, благодаря вложениям которых в последние годы росли банки второго эшелона, выбирающие слишком агрессивную стратегию развития. Возможно, розница начинает воспринимать этот месседж. По крайней мере, доля депозитов физических лиц в банках первой десятки выросла в мае до 92%.

Наибольший отток розничных депозиторов, помимо «Банка Астаны» (минус 17%) и Qazaq Banki (минус 26%), происходил у «АзияКредитбанка» (минус 19%). У «Эксимбанка» практически нет розничного фондирования. По поводу того, делает ли какие-либо выводы квазигосударственный сектор, можно судить только по косвенным признакам. Холдинг «Самрук-Казына», комментируя по просьбе делового еженедельника «Капитал.kz», связаны ли дисциплинарные взыскания финансистам из компаний холдинга «Самрук- Энерго» и KEGOC с чрезмерным размещением средств в проблемных банках, ограничился упоминанием, что «дисциплинарные взыскания в отношении ряда должностных лиц указанных портфельных компаний фонда предприняты на основании ряда факторов, включая низкое качество управления кредитными рисками компании».

Доля первой десятки банков в депозитах юридических лиц незначительно выросла в мае до 76,6% с 76,2% по состоянию на конец апреля. Следует учитывать, что за пределами первой десятки банков находится, безусловно, один из самых стабильных «Ситибанк Казахстан» с депозитами юридических лиц на сумму свыше 500 млрд тенге, который является скорее бенефициаром «ухода в качество».

Так или иначе очевидно, что развязка в ситуации с тремя проблемными банками не может не приближаться, поскольку рынок, скорее всего, усвоил урок, а ситуация с ликвидностью у тройки банков не может не становиться все более критической. При этом регулятором выбрана жесткая модель поведения, не предусматривающая спасение проблемной тройки за счет государства.

Прочитано 62 раз

Новости

Популярное за все время