Вторник, 25 сентября 2018
Понедельник, 09 июля 2018 10:45

Saxo Bank: сделаны неутешительные прогнозы на оставшиеся месяцы 2018 года

Оцените материал
(0 голосов)

Глобальная напряженность возрастает день ото дня, подогреваемая неразумной политикой неразумных лидеров. Торговые войны и заявления в стиле «око за око», служащие только их собственным интересам, ставят под угрозу глобальную экономику.

Мы стоим на пороге одного из наиболее опасных для мировой экономики периодов с момента падения Берлинской стены в 1989 году. Торговая война, которой и случиться не должно было, теперь каждый день фигурирует в новостных заголовках. Недальновидность мировых правительств поражает, и, с учетом истории торговых войн, вызывает большую тревогу.

Из текущей ситуации существуют три возможных выхода:

1. «Мягкий» кризис, при котором США, Китай и Европа введут высокие пошлины, но остановятся, чуть-чуть не дойдя до создания настоящих «стен» - вероятность 25%

2. Более суровый кризис с нарастанием торгового напряжения вплоть до промежуточных выборов в США 6 ноября и после этой даты (когда Президент Трамп должен будет представить доказательства того, что он выполняет свое обещание «обеспечить Америке лучшие условия») – вероятность 50%.

3. Развитие событий аналогично июню 1930 года, когда был принят Закон Смута-Хоули о тарифе – вероятность 25%.

Заметим, что каждый из этих сценариев ведет к ослаблению мирового роста! В торговой войне не может быть победителей, а тенденция указывает на движение в ошибочном направлении, поскольку националистские заявления подрывают статус мировых институциональных структур.

История учит нас, что это может плохо закончиться. Наихудшим примером является Закон Смута-Хоули о тарифе от 1930 года, согласно которому импортные пошлины на более чем 20 тысяч товаров были подняты на 45%. Закон был спроектирован на основе предвыборных обещаний защитить американских фермеров, которые до начала Великой депрессии составляли 25% населения США. Результаты этого катастрофического закона не заставили себя ждать:

  • Май 1929: проект Закона Смута-Хоули принят Палатой Представителей; фондовый рынок падает до 191 пункта.
  • 19 июня 1929: Республиканская партия в Сенате пересматривает закон; рынок быстро растет, достигая 3 сентября пикового значения 216 пунктов.
  • 21 октября: Сенат повышает пошлины на импортные товары, не связанные с сельским хозяйством; рыночный обвал «черного четверга».
  • 31 октября: кандидат в президенты Гувер поддерживает законопроект; иностранцы начинают выводить капитал из страны.
  • 24 марта 1930: закон проходит одобрение в Сенате; фондовый рынок падает.
  • 17 июня 1930: Гувер подписывает законопроект, и он становится Законом; в июле фондовый рынок падает до 140.

saxotable 09072018 1

Промышленный индекс Доу — Джонса, март 1928 г.– декабрь 1931 г.

Закон Смута-Хоули вызвал снижение мирового торгового оборота на 65%. Экспорт товаров из США упал с 7 миллиардов долларов в 1929 году до 2,5 миллиардов в 1932, а экспорт продукции сельского хозяйства рухнул на две трети. По иронии судьбы, цены на зерно тоже резко упали, и миллионы фермеров остались нищими.

В 1989 году Фрэнсис Фукуяма написал свое знаменитое эссе «Конец истории и последний человек». Основная мысль этого произведения в том, что в контексте развала Советской империи и протестов на площади Тяньаньмэнь победа западной либеральной демократии обеспечена, поскольку «история... находит свою высшую точку в свободе: выборное правительство, права человека, экономическая система, при которой оборот капитала и рабочей силы происходит при умеренном надзоре со стороны государстве».

Но мысли Фукуямы не успели состариться. По мере развития глобализации начали проявляться трещины в экономической модели. Большинство возразит, что движущей силой глобализации являются технологии; интернет не имеет границ и за счет этого порождает экономику, прозрачную с точки зрения масштаба и цены. Стандартная теория торговли гласит, что, хотя торговля способствует суммарному росту и доходу, в результате ее появляются победители и проигравшие.

Если в проигрыших окажется большая экономика или мощная политическая сила, она может ввести ограничения - например, пошлины, чтобы компенсировать конкурентное отставание.

Ситуация в торговле сегодня осложнена еще и тем, что поведение валютных рынков больше не определяется динамикой текущих счетов. Курс валюты страны, имеющей профицит по текущим счетам, должен укрепляться / повышаться, но в сегодняшнем мире страны, в которых присутствует крупный профицит по текущим счетам, стремятся избежать укрепления своих валют по отношению к мировому долларовому стандарту, чтобы поддержать конкурентоспособность и избежать риска дефляции (а страшный результат этой дефляции – мир, увязший в долгах).

И тут появляется Президент Трамп, который заявляет миру, что он не намерен больше терпеть этого равновесия, и что текущая ситуация несправедлива по отношению к США.

Рассуждения Трампа примерно таковы: «Мы помогли Европе после Второй мировой войны посредством плана Маршалла. Мы помогли Корее и Японии после войны в Корее и Второй мировой войны, мы даже помогли Китаю, открыв ему доступ к Всемирной торговой организации в 2001 году. И что мы получили взамен? Ничего! Кроме дефицита, насколько это видно невооруженным глазом.»

Эту историю Президент Трамп без конца рассказывал своим избирателям, а сам он начал ее поддерживать задолго до того, как стал президентом.

Пока общее мнение таково, что прямой торговой войны удастся избежать, однако, оно не учитывает выборы в США. Дело не только в Трампе, здесь играют большую роль и маневры Китая, направленные на усиление его позиций в мире во всех областях.

Взять хотя бы вот эту недавнюю информацию, переданную китайским новостным агентством Синьхуа: Си Цзиньпин призвал создать новую обстановку с китайской спецификой в сфере дипломатии великих держав.

Фактически, это сообщение миру о том, что Китай теперь конкурирует с США и их союзниками за мировое лидерство в торговле и даже в управлении. Характерные запутанные словесные обороты, тем не менее, несут ясную мысль: “[Си Цзиньпин] также призвал решительно защищать государственный суверенитет Китая, его безопасность и интересы, активно участвовать в реформе системы глобального управления и создать более совершенную сеть глобальных партнерских союзов, чтобы продвинуться по пути создания новой дипломатии великих держав с китайской спецификой с целью организации благоприятных условий и внесения должного вклада в дело построения общества средней зажиточности и великой во всех отношениях современной социалистической державы.”

В этом отношении Китай пока придерживается, в основном, расчетливого подхода, выраженного в приверженности плану "Один пояс и один путь".

Пусть Пекин уже отказался рассматривать США как долгосрочный экспортный рынок - чем дольше ему удастся сохранить свою долю рынка, тем лучше – но план Б в виде программы «Один пояс и один путь» уже запущен, и США в этот план не входят. США, конечно, сейчас активно нападают на те самые международные организации, которые способствовали росту и поддерживали глобализацию с конца второй мировой войны и после падения Берлинской стены.

Отчет, который в мае опубликовала Организация Объединенных Наций, содержит недвусмысленное заявление: торговая война может вызвать «резкое падение мировых инвестиций и торговли».

Согласно сценарию, описанному ООН, быстрое нарастание глобальных торговых барьеров может повлечь за собой снижение мирового валового продукта в 2019 году на 1,4% и замедлить рост мировой торговли более чем на 6%. Торговые потери при этом составят примерно половину от тех, что имели место в 2009 году, самом тяжелом в ходе глобального финансового кризиса. Если недавняя тенденция к нарастанию торговых конфликтов разовьется в череду ответных ударов, негативные последствия для мировой экономики, включая многие развивающиеся страны, могут оказаться намного более серьезными.

Замедление роста мировой экономики, падение кредитных импульсов во всем мире и массовая недооценка рисков торговой войны – таковы наши неутешительные прогнозы на оставшиеся месяцы 2018 года.

 

Подготовлено Wfin.kz

Прочитано 171 раз

Новости

Популярное за все время