Среда, 15 августа 2018
Пятница, 03 августа 2018 09:04

Рашид Жаксылыков: «Если нефтесервисного кластера не будет, не будет и нефтегазовой отрасли»

Автор
Оцените материал
(0 голосов)

Нефтегазовая отрасль является одним из важнейших сегментов экономики Казахстана.

Однако для успешной работы отрасли необходимы и качественные обслуживающие компании. В интервью редакции «Къ» председатель президиума Союза нефтесервисных компаний Казахстана Рашид Жаксылыков рассказал о современных реалиях нефтегазового сектора страны.

– Для начала расскажите о нефтесервисных компаниях, какие они оказывают услуги?

– В нашей экономике нефтесервисная отрасль – сравнительно молодая. Мы только-только начинаем ее изучать и понимать, что она может превратиться в драйвер национальной экономики наравне с агропромышленным комплексом, который на сегодняшний день глава государства называет одним из приоритетных. Этому очень много примеров других нефтяных государств, которые в конце концов превратили нефтесервисную отрасль в локомотив своей экономики. Например, Норвегия, где на сегодняшний день доход от нефтесервиса превышает доход от продажи самой нефти. Это очень интересный факт – Норвегия является одним из лидеров по экспорту нефтесервиса. То есть практически 50–60% новых технологий, квалифицированных кадров по нефтесервису приходят из Норвегии.

– Почему нефтесервис настолько важен для нефтегазовой отрасли Казахстана?

– На одного нефтяника приходится от 1 до 5 нефтесервисных работников. То есть если этого кластера не будет, не будет и нефтегазовой отрасли. Нефтесервис это же огромный пласт, начиная от геологии и заканчивая простой гигиеной нефтяников. Бурение, логистика, строительство, страхование, обеспечение питания нефтяников и т. д. В каждом сегменте доля Казахстана разная. Если по инжинирингу казахстанские компании имеют 40–50% от общего дохода, то в строительстве уже около 80%. Логистика отстает – всего 18% казахстанского участия. Нужно учитывать, что и доходы распределяются по-разному. По инжинирингу доходы одни, по бурению – другие. На сегодняшний день в нефтесервисе наиболее рентабельна – порядка 200-300% – сфера новых технологий, и это тот участок, где практически нет отечественного бизнеса.

– А насколько нефтесервисная отрасль сегодня нуждается в новых технологиях?

– Колебание цен на нефть всех нервирует. Не только нефтяников. Ведь рушится экономический баланс. Как только падает цена на нефть, инвесторы и операторы включают режим экономии. Моментально они начинают каждую копейку тратить более разумно. Разница же огромная – цена $30 за баррель или $140 за баррель. При низких ценах начинается экономия и оптимизация. А для этого и нужны новые технологии. То есть была какая-то затратная часть, мы начинаем придумывать что-то новое по инжинирингу, по подходу, по решениям. И таким образом начинаем сокращать расходы. Поэтому нефтегазовая и нефтесервисная отрасли должны быть прикреплены не только к финансовым институтам, но также должны быть прикреплены к науке. Это неразделимые вещи.

– На Ваш взгляд, почему казахстанских компаний так мало представлено в новых технологиях?

– Во-первых, при СССР наука всегда контролировалась Москвой. Даже после распада Советского Союза Российская академия наук ничем не уступала иностранным коллегам. В свою очередь Казахстан был занят выправкой экономики, был в поисках ориентира – чем мы будем заниматься. Казахстанский бизнес только-только начал понимать, что, прежде всего, мы должны вкладывать деньги в науку чтобы, опять же, получить качественный, конкурентоспособный и дешевый товар. Без науки нам не обойтись. Для этого условия и создаются. Назарбаев Университет – это та площадка, которая вселяет надежду, и мы надеемся, она принесет огромную выгоду Казахстану. Ведь сейчас из нефти мы получаем только ГСМ, хотя можно получать более 100 продуктов, в том числе и лекарства.

 – Как сегодня проходит процесс отбора нефтесервисных компаний на рынке?

– Я скажу, но наверное, многие не поверят. В нефтесервисном бизнесе работают компании, прошедшие естественный конкурентный отбор. Нефтесервисная отрасль уже давно живет в мировой экономике. Мы же говорим о ВТО и туманно понимаем, что это такое. И в наших головах такая картина, когда западные крупные компании приходят в Казахстан и захватывают рынок, они убивают отечественные компании. Ерунда все это. Мы 25 лет работаем с мировыми гигантами нефтегазовой отрасли. А как можно с ними сотрудничать? Только заслужив доверие транснациональных компаний своей качественной работой. То есть те казахстанские компании, которые работают в нефтесервисной отрасли, уже давно конкурентоспособны.

– Бывали ли случаи, когда иностранные добывающие компании отдавали предпочтение иностранным нефтесервисным компаниям?

– Закон лобби никто не отменял. Мы с этим боремся. Но представьте себе такую ситуацию: инвестор приехал в Казахстан. Не знает страну, не знает народ, не знает ни одной компании, которой он может довериться. Что он будет делать? Конечно отдаст предпочтение своему партнеру, с которым он работает долгое время. Если нефтегазовая отрасль у нас молодая, то в Европе и Америке она сотню лет существует. Эти компании всю жизнь добывают нефть, помогли Саудовской Аравии на ноги встать. И у этих иностранных компаний за век бизнеса и партнерства создались такие дочерние компании, которым можно довериться.

– На сегодняшний день генеральные тендеры в основном забирают иностранные компании или же отечественные?

– Предпочтение отдается иностранным компаниям. Первая причина – доверие. Вторая – значимость этих нефтесервисных компаний на мировом рынке. И третья причина – финансовая обеспеченность компаний. Это отечественный бизнес полностью построен на риске. А человек, который вкладывает в свое дело $38 млрд, разве будет рисковать? Поэтому он предпочтение отдаст той компании, которая не только контрактом заверяет то, что она выполнит качественно и в срок, но и финансово. То есть 30% от суммы контракта сервисная компания кладет в банк в качестве страховки, и эти деньги там находятся до окончания сделки.

– Какие инструменты используются, чтобы продвигать казахстанские нефтесервисные компании?

– Единственный путь, который дает результаты, это совместное предприятие и консорциум. Вот, например, на строительных работах ПБР ТШО общая стоимость работ составляла $8 млрд, там участвовало девять иностранных компаний, четыре лота было. И совместное предприятие турецкой компании GATE и отечественной АСАР победило и вышло на генеральный подряд. Это победа казахстанского бизнеса и нефтесервисной отрасли. Из четырех лотов один лот – «Общие строительные работы» – ушел отечественной компании. Теперь создаем второй консорциум для лота «Пусконаладка». Она будет работать вокруг британской компании Wood Group. Так что мы нашли подход, как добираться до генерального подряда. В этом направлении и будем продолжать двигаться.

– А что касается других операторов?

– Есть уполномоченный орган PSA. К контрактам за $30 млн и более допускаются только те иностранные компании, которые создали совместное предприятие или консорциум с отечественной компанией. Остальные даже не рассматриваются. Поэтому иностранные компании вынуждены сами бегать за казахстанскими и искать среди них себе партнеров. Корзина потенциальных отечественных партнеров маленькая, не богата выбором. Поэтому мы сейчас региональных предпринимателей призываем больше заявлять о себе на западе, чтобы иностранные компании обратили на них внимание.

 – А отечественные нефтесервисные компании оказывают услуги только на территории Казахстана?

– Не только в Казахстане. Да, 2015 год был шоковым. После $140 за баррель сразу до $30 упала цена. И операторы моментально полностью заблокировали нефтесервисную отрасль и наши компании были вынуждены искать хлебное место в других странах. На сегодняшний день в России казахстанских компаний очень много представлено. Более двух тысяч человек там работает. Также наши компании оказывают услуги в Иране, Азербайджане, Иордании и даже в Африке. Сейчас уже осваивают Латинскую Америку. Но это пока единичный пример.

– Если переводить в денежный эквивалент, то какие месторождения больше пользуются услугами нефтесервисных компаний?

– В прошлом году затраты всех компаний на нефтесервисные услуги превысили 3 трлн тенге. При этом в систему «Казмунайгаза» мы не лезем. Дело в том, что у них своих дочерних компаний много. Среди частных компаний доминирует Китай. Мы пытаемся с ними сотрудничать, но это очень сложно. Пытаемся обеспечить лояльность казахстанским компаниям. Диалог тяжелый, но он идет.

– Каков годовой оборот отечественных нефтесервисных компаний?

– В прошлом году общий годовой оборот составил 2,4 трлн тенге. Бывает, инвесторы вкладывают дополнительно. А в обычном рабочем режиме – от $8 до $10 млрд ежегодно. При этом два бизнесмена, владеющих нефтесервисными компаниями, вошли в список Forbes в топ-50 богатейших людей Казахстана. По скромным подсчетам, их капитал насчитывает по $100 млн. Но на мировом рынке казахстанские нефтесервисные компании пока не особо котируются. Считаться с ними начнут, когда Казахстан уже сам станет крупным инвестором. Мы ожидаем, что месторождение «Ансаган» Казахстан сам спроектирует – от начала и до конца – без участия иностранных инвесторов. Может тогда мы и заявим о себе.

– Как Вы считаете, насколько велик вклад Казахстана в нефтяную отрасль мира?

– Казахстанское участие на мировом рынке относительно небольшое. Пара процентов, возможно. Есть мы или нет, большого влияния на рынок не оказываем. Да, на сегодняшний день мы можем хвастаться тем, что в Германии каждый третий литр бензина произведен из казахстанской нефти. Это достижение хорошее. И если мы завоюем рынок Европы, и там каждый второй литр бензина будет из отечественной нефти, то мы будем интересными партнерами для каждого игрока на этом рынке.

– Скажите, можете ли Вы дать прогноз стоимости нефти на ближайшие 5-10 лет?

– Не люблю давать прогнозы. Дело в том, что предугадать будущую ситуацию очень тяжело. Последние заявления Трампа настораживают и пугают. Когда цена на нефть растет, возникает чувство страха сильное. Лично у меня. Просто я прекрасно понимаю, что в один день цена эта рухнет. Сколько раз такое было. А когда цена падает, это плохо отражается не только на нефтесервисной отрасли, но и на Казахстане в целом. Все-таки драйвером экономики сегодня является нефтегазовая отрасль. Мне не хотелось бы, чтобы цена понималась и потом снова падала. Комфортнее было бы, когда $65-70 за баррель. Мне тяжело верится, что цена на нефть может превысить $100. Теперь, наверное, никогда такого не будет.

– Насколько сегодня отечественные нефтесервисные компании нуждаются в государственной поддержке?

– Очень сильно нуждаются. Но радует то, что отечественная нефтесервисная отрасль может и без государственной поддержки существовать. То есть отрасль выработала свою тактику, свою стратегию. Здесь речь идет о том, что наши компании сегодня напрямую могут вести диалог с операторами и инвесторами, которые идут как контр-партнеры и бизнес-партнеры. Они повышают уровень технической оснащенности, квалификацию кадров и меняют стратегию бизнеса.

– А как государственная поддержка скажется на отрасли? И в чем именно нуждается нефтесервис?

– Государственная поддержка не помешала бы, скажем так, для обеспечения большего дохода от нефтесервисного бизнеса. Но отчасти люди не понимают всей важности именно этой сферы нашей экономики. Государству важны агропромышленность, индустриализация и т. д. То есть они не могут выходить за рамки какой-либо программы и рассматривать и другие отрасли тоже. А тот сектор экономики, который приносит стране больше денежных поступлений в виде налога, остается без должного внимания. Есть пресловутая Актауская декларация, на которую ссылаются инвесторы, операторы и государство в том числе. Сейчас спросите любого инвестора о том, как он поддерживает казахстанское содержание. Они начинают упоминать декларацию, которая не дала стране ни копейки за пять лет с момента ее вступления в силу.

– Какие услуги нефтесервисных компаний сегодня наиболее популярны?

– Есть множество разных сегментов в нефтесервисе, в рамках которых предоставляются различные виды услуг. Это и инжиниринг, и логистика, и нефтегазовое строительство, и бурение и так далее. Наиболее популярным видом услуг являются строительно-монтажные работы, в проектировании и инжиниринге у нас небольшие показатели – в процентном выражении они составляют 12-14% по итогам прошлого года.

– А для Вас какой наиболее важный сегмент нефтесервиса?

– Самый популярный сегмент для меня – это новые технологии. Хотя этот сегмент на сегодняшний день в Казахстане, как я уже говорил, равняется нулю. Данный сегмент должен быть популярным для отечественного бизнеса. Да, мы научились проектировать, мы научились строить, мы дошли до того уровня, когда местные компании сами начали создавать конкуренцию. Я вам приведу пример: одна сильнейшая нефтесервисная компания в 2016 году имела объем работы на $400 млн, в 2017 году – на $270 млн, а в 2018 году – всего на $18 млн. Вы можете себе представить? Это насколько казахстанские компании начали создавать конкуренцию друг другу. То есть существует положительная динамика в отрасли, но где у нас застопорилось? Это новые ИТ-технологии, которые и нужно развивать в стране.

– Инвестируют ли нефтесервисные компании в отечественное образование и подготовку кадров?

– Нефтесервисные компании инвестируют в свою компанию. Они обучают свои кадры за рубежом, вкладывают бешеные деньги, открывают при своих базах учебные центры – очень много таких примеров. Но в последние годы, особенно перед большими проектами, эти же подготовленные кадры превращаются в их головную боль. Потому что иностранная компания выигрывает тендер и начинает переманивать отечественных специалистов из казахстанских компаний. Сами подумайте, иностранная компания смогла бы из своей страны привести 5000 человек? Нет, конечно. Поэтому есть такая тенденция. Мы с этим сейчас боремся, как можем, объединяем компании и стараемся создать хотя бы рамочное «джентльменское соглашение». Вот, допустим, инвестор поставил перед собой задачу: «пойду осваивать нефтяной рынок Казахстана». На каких условиях? С какими компаниями? С каким законом? И начинают диктовать свои условия. Вот строится в Астане LRT от Аэропорта до вокзала Нурлы жол. Именно к инженерно-строительным работам не подпускают ни одного казаха. Почему? Потому что мы это научимся делать, и завтра на иностранные кадры не будет спроса. Поэтому нельзя думать, что инвестор к нам пришел и он нам должен. Никому он ничего не должен. Он будет думать категориями бизнеса и позаботится о том, чтобы вытащить свои деньги и приумножить их.

Подготовлено www.kursiv.kz

Прочитано 85 раз

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

Новости

Популярное за все время