Воскресенье, 29 марта 2020
Понедельник, 17 февраля 2020 16:04

Буксующая индустриализация Казахстана: планы и реалии

Оцените материал
(0 голосов)

Со дня развала СССР и обретения Казахстаном независимости прошло уже почти 30 лет. За вдвое меньший срок «тоталитарный советский режим» превратил разоренную фашистами страну в индустриальную державу, первой вырвавшуюся в космос, построившую первую в мире АЭС и многопроцессорную ЭВМ (Эльбрус).

Буксующая индустриализация Казахстана: планы и реалии

В составе СССР беспрецедентно успешную модернизацию получил и Казахстан. К началу 1990-х годов в республике действовало несколько тысяч предприятий. Среди них десятки металлургических, горно-обогатительных комбинатов, электроэнергетических предприятий. Работали машиностроительные заводы городов Алма-Аты, Усть-Каменогорска, Караганды, Уральска, Петропавловска, Павлодара. Республика обладала высокоразвитой легкой и химической промышленностью.

Сегодня большинство из этих промышленных гигантов КазССР исчезли, республика лишилась практически всего тогдашнего высокотехнологичного сектора. В итоге доля машиностроения в общем объеме промышленного производства с 16% в 1990 году сократилась до менее 3% в настоящее время. Само машиностроение без учета сектора «ремонт и установка машин и оборудования» в структуре ВВП составляет всего 0,6%.

Власти пытаются восстановить утраченное. Только с 2000 года разработано и принято множество стратегий и программ по развитию и диверсификации экономики.

Страна буквально тонет в них:

  • Стратегия-2030
  • Стратегия-2050,
  • Стратегия территориально-пространственного развития 
  • Стратегия развития транспортного комплекса,
  • программа «30 корпоративных лидеров Казахстана»
  • программа развития сельских территорий,
  • программа инфраструктурного развития «Нұрлы жол» на 2015-2019 годы 
  • программа «Агробизнес-2017»,
  • кластерные и многочисленные отраслевые программы.

В официальных отчетах слышим о постоянном росте экономики республики, вводе в строй новых предприятий, но по факту многие амбициозные проекты остаются на бумаге, ни одна госпрограмма не доведена до конца. Однако никто за это не несет персональной ответственности. Все эти документы можно смело включать в сборники сказок мира, поскольку на деле многое остается на уровне деклараций о намерениях.

История современного Казахстана перенасыщена примерами того, как чиновники с помпой открывали прорывные (и не очень) индустриально-инновационные проекты, которые заканчивались тихим банкротством: предприятия не выходили на проектную мощность и неслышно закрывались. Причина проста: заложенные в планах параметры оказывались необоснованными, выделенные деньги разворовывались. Широкую «известность» получили завод по выпуску планшетов в Актау и производство отечественных самолётов для фермеров на заводе «КазАвиаСпектр» в Карагандинской области. Ни одного образца продукции эти предприятия так и не выпустили.

Качественных перемен в структуре производства и экспорта в пользу товаров высокого передела не наблюдается. Провалены бодро заявленные «Стратегия индустриально-инновационного развития» и «Стратегия вхождения Казахстана в число 50 наиболее конкурентоспособных государств мира», «Государственная агропродовольственная программа», проекты развития отечественных СЭЗ и кластеров. Никуда не прорвались и широко разрекламированные «Прорывные проекты», многие из которых даже не вышли из стадии разработки технико-экономического обоснования. В итоге экспортировать, кроме сырья и товаров с низкой долей добавленной стоимости, практически нечего.

Не помогла и разрекламированная властями как гигантский прорыв Государственная программа форсированного индустриально-инновационного развития (ГПФИИР) с двумя ее модернизированными и завершёнными (в 2014 и 2019 годах) этапами. С помощью этой программы страна должна преодолеть спад в обрабатывающей промышленности, поменять структуру экономики и промышленного производства, нарастить экспорт товаров и услуг «с высокой добавленной стоимостью». Однако многие из ее проектов не имеют никакого отношения ни к индустриализации, ни к инновациям. Среди проектов по сумме инвестиций преобладают те, что связаны с добычей сырья.

Принимая программу, в правительстве утверждали, что «к 2020 году мы должны достичь следующих основных результатов ускоренной диверсификации экономики. Доля обрабатывающей промышленности в ВВП должна составлять не менее 13%. Доля несырьевого экспорта в общем объеме экспорта должна увеличиться с 27 до 45%».

В реализацию проектов вложены колоссальные средства, но достигнуты ли цели? Увы, проблемы остаются нерешенными, поскольку должного контроля за этим в стране как не было, так и нет. На прошедшем в августе прошлого года в Караганде совещании по индустриально-инновационному развитию глава государства Касым-Жомарт Токаев отметил, что на протяжении более чем 10 лет доля обрабатывающей промышленности в ВВП колеблется в пределах 11%. Более того, подчеркнуто снижение доли обрабатывающего сектора в общей структуре экспорта на 8% – с 34% в 2016 году до 26% в 2018 году. Рост производительности труда с 2015 по 2018 год достиг лишь 4% при плане 12%.

Соответственно, структура экономики принципиально не изменилась. Казахстан на мировом рынке по-прежнему представлен в основном сырьевыми товарами (74% от общего объема экспорта в 2018 году), доля товаров обрабатывающей промышленности – всего 26%. Для сравнения: в мире на долю обрабатывающей промышленности приходится 85% экспорта. Таким образом, вклад сырьевого сектора в ВВП страны продолжает занимать свыше половины текущего прироста.

Отечественная обрабатывающая промышленность не стала драйвером экономического роста. На реализацию мероприятий ГПИИР 2.0 (2015-2019 годы) было выделено более 800 млрд тенге, что явно не соотносится с масштабом и ролью обрабатывающей промышленности в экономике страны. В общем объеме инвестиций в основной капитал доля обрабатывающей промышленности составила 19%, горнодобывающей – 68,6%.

Не произошло ни улучшения бизнес-среды, ни технической модернизации, ни развития науки и инноваций. Как отмечал Нурсултан Назарбаев на посвященном реализации ГПФИИР совещании, «мы не смогли создать критическую массу успешных индустриальных проектов, основанных на инновациях, современных технологиях, таких проектов, которые послужили бы стартовой площадкой для индустриальной революции».

В текущем году стартует третий (с 2020 по 2025 год) этап индустриализации. Его цель – «создание условий для стимулирования конкурентоспособности обрабатывающей промышленности на внутреннем и внешнем рынках с учётом обязательств в рамках членства в международных экономических организациях». Ожидается, что экономика, наконец, почувствует эффект от тех усилий, которые прилагались в предыдущие 10 лет.

В рамках третьего этапа будет осуществлен переход от отраслевых приоритетов в пользу поддержки эффективных производителей во всех отраслях обрабатывающей промышленности. Производительность при этом должна вырасти не на 22%, как в 2015-2019 годах, а на 70%. Объём экспорта обрабатывающей промышленности – не на 19%, а в 2,3 раза!

В настоящее время Казахстан имеет конкурентоспособный сектор только в сфере добычи сырья и первичных продуктов его переработки. Другие отрасли экономики, увы, неконкурентоспособны. Необходима срочная переориентация экономической политики и стратегии развития республики в сторону ограничения развития добывающих и стимулирования роста обрабатывающих производств.

Продолжающееся доминирование в структуре экономики предприятий добывающих отраслей (причем контролируемых либо принадлежащих иностранным компаниям) в целом и их продукции в казахстанском экспорте в частности ставит стабильность экономического развития страны в опасную зависимость от котировок мировых цен на сырье. Штампуемые же пачками программы развития оказываются если не профанацией, то тривиальными схемами по «распилу» государственных средств. Пересекутся ли эти две параллельные реальности: программы и их реализация?

Источник stanradar.com

Прочитано 167 раз

Новости