Суббота, 28 марта 2020
Понедельник, 23 марта 2020 14:30

Андрей Мовчан: Третья мировая война случилась, и совсем не так, как её ожидали генералы

Оцените материал
(1 Голосовать)

Насколько сильно Covid-19 подорвёт мировую экономику и как жить при низкой цене на нефть.

Картинки по запросу "картинки  Андрей Мовчан"

Каким будет мир после окончания коронавирусной пандемии, в программе "Круглый стол с Рахимом Ошакбаевым" в студии "Хабар 24" рассказал российский эксперт Андрей Мовчан, известный экономист и финансист, основатель группы компаний по управлению инвестициями Movchan's Group.
Вопрос не в коронавирусе, а в иммунном ответе правительств

На сегодняшний день главная вещь, которая происходит на рынке, – это не скандал в ОПЕК, не коронавирус, а реакция правительств разных стран на ситуацию. Точно так же, как у учёных всего мира сейчас есть серьёзное подозрение, что главным последствием инфицирования тела больного коронавирусом является неадекватный иммунный ответ, который разрушает лёгкие, то же самое происходит сейчас и во всём мире.

Иммунный ответ общества, экономик, правительств настолько силён, что мы не можем понять, до какой степени мировая экономика пострадает именно из-за этого иммунного ответа.

Тотальный карантин, введённый на много месяцев, – это ситуация абсолютно военная. Мы можем говорить о том, что в мире в экономическом смысле началась Третья мировая война, которая охватила почти все страны.

Все страны уходят от свободных рынков, переходят на государственное субсидирование, на госзаказ, централизацию управления, рационирование, планирование.

Очень сильно может поменяться налоговая система. Опыт Второй мировой войны показывает, что страны достаточно быстро повышали налоги на большие доходы, вплоть до 90-95%, чтобы организовать перераспределение между различными категориями граждан. Всё это можно ожидать при многомесячных карантинах и больших инвестициях в попытку спасти как можно больше людей.

Сейчас весь мир сходится во мнении, что именно карантин позволит растянуть эпидемию и не даст перегрузить систему здравоохранения. Хорошие статистики при этом отмечают, что тогда эпидемия растянется на два года.

Все расчёты показывают, что карантин будет ослабляться и опять усиливаться по мере возврата заболевания. Продолжаться это будет до устойчивого появления иммунизированной прослойки и появления хороших вакцин на рынке. Когда это будет, сложно сказать.

Нам надо привыкать некоторое время жить в военной обстановке. Не надо ждать, что война закончится за три месяца быстрой победой. Но потом, когда вирус будет побеждён, в мире будет побеждена паника, тогда восстановительный спрос будет играть большую роль в экономике и, скорее всего, она будет расти достаточно быстрыми темпами в течение некоторого времени.

Лучше отдавать нефть даром, чем тратить деньги на её хранение

Очень сложно говорить об ожиданиях цены на биржевой товар. В условиях эпидемии, а значит, снижения спроса и параллельно в условиях конфликта вокруг ОПЕК, цена на нефть не может быть высокой.

Будет она 35 долларов или 15, сказать уже намного сложнее. Если во втором квартале мы увидим минус 10% ВВП в мире, то цена на нефть вряд ли будет превышать 15-20 долларов за баррель, просто потому что нефть – это товар с отрицательной стоимостью хранения.

Нефть, которую не продают, не приносит процентов, а уносит деньги за хранение, стоит денег, поэтому такую нефть имеет смысл отдавать даже бесплатно, чтобы не тратить дополнительных средств. Страны, которые не могут остановить производство нефти, будут продавать её как можно дешевле.

 

Если потребление нефти снизится на 10%, то снижение добычи нефти на те же 10%, согласованное всеми странами, могло бы как-то удержать цену. Значительно хуже будет ситуация у нефтяных компаний, нефтяных государств в случае неконтролируемого падения цены на нефть при отказе от снижения добычи. Это то, что происходит сейчас.

При нынешней ситуации в ОПЕК цена на нефть в 15-20 долларов – вероятная на продолжительное время, скажем, на полгода.

Если мы говорим о том, что карантины не будут такими жёсткими, если говорим, что всё-таки государство поддерживает наиболее энергозатратные индустрии, например, отопление домов, поставок продуктов, логистики... скорее, цена должна установиться на отметке чуть выше 30 долларов за баррель, потому что достаточно много производителей принципиально меняют свой статус при такой цене и они в состоянии производить.

Как будут реагировать правительства разных стран на ситуацию в мире

В России такая ситуация с ценой на нефть в 30 долларов приведёт к пятипроцентному дефициту бюджета. Другая проблема, что бюджет уже достаточно жёсткий и основная масса – это социальные расходы, всё остальное достаточно задавлено.

А социальные выплаты в этом году значительно больше, потому что надо поддерживать МСБ, многие госкомпании, бюджетников. При цене 20 долларов за баррель нефти дефицит составит ещё 3%. Он не критичен, у России много резервов, лет на 6-7 их хватит, если разумно использовать, не поддерживая панику и не поддерживая

Правительства всех стран не могут реагировать по-разному, кроме одной позиции (изменения базовой ставки. – Авт.). Они будут пытаться перераспределить те деньги, которые не потратят состоятельные налогоплательщики, самыми разными способами.

Они могут делать это за счёт умеренной инфляции субсидий, за счёт повышения налогов на богатство и доходы, за счёт выкупа активов, просто за счёт того, что они будут представлять компенсационные кредиты, используя сбережения тех людей, которые не тратят сейчас средства, не впуская их в экономику.

Где-то уже начали выплачивать безусловный доход, где-то его обещают выплачивать, где-то начинается раздача продуктов и товаров, где-то ограничивается потребление нормами, где-то налоговые каникулы.

Конечно, есть меры и монетарного воздействия. В странах, где предполагается бегство в наличную валюту, ставка должна максимально снижаться, чтобы этой валюты было больше и чтобы люди не убегали из неё, чтобы они могли уходить в товарные рынки и поддерживать экономику.

В странах, где предполагается бегство в иностранную валюту от собственной, ставки будут, скорее всего, повышать, вот почему в Казахстане и происходит повышение ставки.

Что будет с тенге и рублём?

Тенге, как и рубль, очень сильно зависит от цены на нефть, хотя Казахстан номинально меньше зависит от цены на нефть с точки зрения своего бюджета, чем Россия. Но Казахстан ещё очень сильно зависит от России, и российской фактор здесь тоже учитывается.

Будет ровно то, что было всегда в таких ситуациях. Рубль и тенге пойдут за стоимостью нефти. При нынешней панике на рынках не знаю, что будет. Рынки двигаются эмоциями сейчас значительно больше, чем здравым смыслом. Мы можем говорить только о том, что волатильность будет очень высокой.

Можно ли было диверсифицировать экономику наших стран? Мы знаем, что в России это сделано не было. Можно говорить о том, что экономическая политика была просто не эффективная или она была сознательно неэффективная, что это была плата за дальнейшую централизацию экономики, за централизацию денежных потоков. Цена – упущенные возможности для диверсификации экономики.

Насчёт Казахстана мне сложнее говорить, поскольку я не специалист по экономике Казахстана. Было много различных действий, по крайней мере, на поверхности, для развития экономики, но вместе с тем, как мы видим по казахстанской валюте, эти действия не были достаточно эффективными.

В новых условиях возможна дефляция

Я не думаю, что будет инфляционный шок, не уверен на 100%. Параллельно с падением курса тенге упадут реальные доходы и упадёт количество денег в обращении, потому что многие бизнесы будут закрываться, многие – работать в полсилы. И огромное количество людей занято не потреблением, а мыслями о том, как сберечь себя и своих близких от болезней.

Это будет шок спроса. Он не порождает инфляции, шок спроса иногда порождает даже дефляцию, несмотря на падение курсов валют.

Революция на рынке: перейдёт ли бизнес в онлайн?

Сейчас правительства всех стран возьмут на себя значительно большие полномочия, и процессы не будут способствовать развитию нового бизнеса. Особенно учитывая тот факт, что идёт социальное дистанцирование, хотя 90% бизнеса в мире реально работает в офлайне.

Нельзя даже утверждать, например, что сервис доставок, который активно развился, даже тот же Amazon, будет работать в онлайне. Это не так. В онлайне работает маленькое звено заказа, а дальше товары приходят физически, товары сортируются физически, курьер ходит физически, и если все эти цепочки будут остановлены и приведены к минимальному необходимому для потребления уровню, то уже будет не до развития бизнеса и не до его перестройки. Всё развитие начнётся после того, как эпидемия будет побеждена.

Мы уже понимаем одну вещь, к сожалению, постфактум, что Третья мировая война случилась, и совсем не так, как её ожидали генералы. Мы воюем не между собой, а воюем с неким внешним фактором, и в этой войне работают не пушки и танки, не атомные бомбы, а медицинские препараты и способности биологических лабораторий.

Хотелось бы, чтобы в будущем мире фокус был перенесён на ещё большую глобализацию. Нужно ещё больше совместных действий между странами в медицине, в области защиты от подобных угроз, нужен ещё больший фокус на онлайне, потому что офлайн-сервисы действительно могут останавливаться. И, наверное, это будет происходить.

С другой стороны, если вы посмотрите на выученные уроки Первой и Второй мировых войн, это показывает, что человечество учится очень плохо и медленно и отношения между странами, структура экономик, структура взаимодействия после Второй мировой войны практически не изменились. Изменились детали. Совершенствовались системы международного обмена и система международного принятия решений, торговые системы – и, в общем, всё.

 Автор  Альфия  Ташимова

Источник informburo.kz

 

Прочитано 261 раз

Новости