Четверг, 26 ноября 2020

В Китае постепенная либерализация банковской системы страны спровоцировала появление различных ухищрений в учете финкомпаниями своих операций. И, как пишет The Wall Street Journal, регуляторы уже не могут уследить за банками, скрывающими рискованные сделки.

 

Как свидетельствует отчет экспертов Standard Chartered во главе с экономистом Стивеном Грином, рынок межбанковского кредитования стал местом для различных мошенничеств.

 

Народный банк КНР (НБК) в течение нескольких месяцев пытался взять под контроль рынок межбанковского кредитования. В июне этого года, когда банки старались привести в порядок свои балансы в преддверии отчетного периода по итогам первого полугодия, НБК неожиданно отказался вливать ликвидность на рынок, что привело к резкому скачку ставок на рынке МБК.

 

Такой шаг был расценен инвесторами как предупреждение банкам, имеющим слишком много долгов, о том, что они не могут рассчитывать на вечное предоставление им огромных объемов ликвидности Центробанком.

 

Теневая банковская система КНР, состоящая из организаций, проводящих банковские операции, но не подлежащих соответствующему регулированию, стояла за резким ростом кредитования в КНР в последние годы, пишет газета.

 

Совокупный показатель финансирования в КНР, включающий в себя помимо традиционных банковских кредитов множество теневых банковских операций, увеличился за 3 квартала 2013 года на 15,7% относительно того же периода годом ранее - существенно больше, чем банковское кредитование, но резко снизился в октябре.

 

Лишь часть кредитов, выдаваемых китайскими банками, приходится на долю компаний, реально участвующих в экономике страны. Банки КНР быстро наращивают кредитование других банков, и в последние два года наиболее быстрыми темпами повышается кредитование теневых банков.

 

Трансформация банковской системы КНР привела к увеличению ориентации финкомпаний на коммерческие операции, в связи с чем доля неиспользованных банками резервов сократилась, что сделало их более зависимыми от привлечения финансирования в других банках для покрытия нехватки ликвидности.

 

С другой стороны, банки начали использовать различные техники, сбивающие регуляторов с толку, чтобы замаскировать кредиты, выданные заемщикам, финансирования которых хотели бы избежать власти.

 

Учитывая выданные кредиты в качестве межбанковских операций, банки могут обходить лимиты для показателей отношения объема кредитов к депозитам, а также запреты на кредитование компаний, имеющих чрезмерную задолженность, например, сталепроизводителей, девелоперов, а также инвесткомпании местных органов власти.

 

Помимо этого, банки, которым законодательно запрещено предлагать высокие доходности по обычным депозитам, наращивают продажи продуктов в сфере управления состояниями, в рамках которых средства физлиц объединяются в один пул, который инвестируется в высокодоходные, но потенциально рискованные активы.

 

При этом банки, сами желающие получения высоких доходов, покупают продукты в сфере управления состояниями друг у друга, отмечают Standard Chartered.

 

Существует большая разница между поведением "четверки" крупнейших банков КНР - Agricultural Bank of China, Bank of China, China Construction Bank и Industrial and Commercial Bank of China - и средних по размеру банков, торгующихся на рынке

.

Банки "четверки" имеют хорошие базы депозитов и отличные связи с крупными корпорациями, в то время как более мелкие банки, не имеющие доступа к наилучшим заемщикам, вынуждены направлять кредиты в более рискованные, но имеющие более привлекательные доходности сектора, а также полагаться на кредиты других банков для финансирования операций.

 

В отчете Standard Chartered отмечается, что махинации на китайском рынке МБК пока не достигли достаточно крупного масштаба, чтобы подорвать общее направление монетарной политики КНР. Однако некоторые правительственные меры, в частности, попытки предотвратить дальнейшее кредитование местных органов власти и сталепроизводителей, могут оказаться бесполезными, если банки продолжат маскировать направление кредитов.