Воскресенье, 29 ноября 2020

Вопрос проблемных кредитов в Украине пытаются решить уже лет шесть. Польше для этого потребовалось всего три года Отечественную банковскую систему расшатывает не только значительная девальвация национальной валюты и отток депозитов, но и постепенно нарастающий ком проблем из-за проблемных кредитов.

 

На 1 сентября кредитный портфель украинских банков превысил 1 триллион гривен, в том числе просрочка — 104,7 млрд. грн.

 

Точка невозврата

 

Участники рынка признают, что даже такие огромные суммы не отражают того, что происходит с кредитным портфелем на самом деле. «К проблемным можно смело относить не менее трети всех выданных банками средств. Финучреждения традиционно не спешат негативно классифицировать активы, лонгируют просроченные займы, вводят кредитные каникулы, реструктуризируют, — говорит советник председателя правления Евробанка Василий Невмержицкий. — Работа в этом направлении ведется постоянно, но дать результаты она может лишь спустя какое-то время. Да и то при условии стабилизации ситуации в стране. По сути, сокращение доли проблемных кредитов уже сейчас является приоритетной задачей банковской системы. Параллельно с оттоком вкладов рост невыплат съедает ликвидность. Но если с депозитами можно работать простыми и понятными механизмами, пусть их эффективность сейчас и невысока, то проблемным кредитом нужно заниматься порой не один год».

 

У банков уже есть опыт работы с такими долгами. В 2009–2010 годах они несли значительные потери по этой же причине, однако практически все из выживших учреждений сформировали резервы под такие портфели. В результате банки понесли серьезные убытки, однако устояли. Но для этого необходимы средства акционеров. Так, по результатом стресс-теста системы банки и так нуждаются в значительной докапитализации, понятно, что далеко не все собственники смогут ее осуществить.

 

Долги войны

 

За последние несколько месяцев главной проблемой банков стал восточный регион. Из-за конфликта там остановлена большая часть производства и бизнеса, и эти предприятия не могут полностью или частично погашать кредиты. «Военные действия разрушают экономику. А ведь в этом регионе сосредоточено 10% ВВП Украины и 15% промышленного производства», — сетует председатель правления НБУ Валерия Гонтарева. Банки действительно подвергаются значительным рискам в зоне АТО. По данным НБУ, на 1 августа в Донецкой области корпоративный кредитный портфель составлял 44,075 млрд. грн., в Луганской — 4,956 млрд. грн., а розничный — 14,25 и 4,17 млрд. грн. соответственно.

 

Как правило, пока банки предоставляют заемщикам в зоне АТО кредитные каникулы или пересматривают ставку в сторону снижения. Однако этого для решения проблемы далеко недостаточно, потому что ситуация в регионе не стабилизируется и выплаты соответственно не начинаются. «Справедливо, что управлять проблемой через поголовные каникулы не лучший метод: часть заемщиков могут платить, так как переселились из зоны АТО, часть получают доходы в этой зоне. Со временем восстановятся доходы, а до этого момента нужно выстраивать и поддерживать коммуникацию с клиентом, даже временно не получая от него возврата», — говорит директор по управлению рисками Альфа-Банка Михаил Кузьмин.

 

Уже несколько банков признали, что не могут в полной мере выполнить обязательства перед вкладчиками из-за того, что заемщики в восточных областях не рассчитываются по долгам. «С кредитной задолженностью, сформированной в зоне АТО, можно пробовать поступать по‑разному. Многое зависит от того, какой статус в итоге обретут эти территории. Если ситуация стабилизируется на позициях, скажем, 2015 года, с этими портфелями банки будут работать, как и со всеми остальными. Если территории приобретут некий условно независимый или выделенный статус, вероятно, будут предприниматься попытки продажи портфелей каким-то локальным игрокам. Но в любом случае потенциал возвратности этих кредитов очень небольшой. Со временем большую часть из них придется списать», — объясняет Невмержицкий.

 

Государственные пасьянсы

 

В Украине существует санационный банк, который должен работать с проблемными активами других учреждений. Этот статус имеет Родовид Банк, однако он так и не начал функционировать полноценно. Кроме того, в парламенте задумались о точечном решении проблем именно в восточных областях. Для этого депутат Иван Фурсин предложил создать государственный банк «Возрождение», который должен начать работу с невозвратными кредитами остальных учреждений именно в этом регионе. Однако и этот проект выглядит как очень отдаленная перспектива, так как законопроект не принят даже в первом чтении.

 

Участники рынка считают, что идея запуска санационного банка имеет ряд нюансов. «Проблему кредитов в Украине пытаются решить уже лет шесть. В Польше в свое время этот вопрос закрыли другим способом: с 1993-го по 1996 год в стране действовал специальный закон, упрощающий мировые соглашения и списания по кредитам. В этом процессе принимали участие и банки, и государство, и другие кредиторы. За период действия документа практически были урегулированы проблемы, обусловленные кризисом начала 90‑х годов, а на сумму списаний по таким кредитам были выпущены специальные облигации. Все это существенно оздоровило польский банковский сектор, — говорит заместитель председателя правления Кредобанка Гжегож Шатковски. — Конечно же, в Украине можно создать банк плохих активов, но прежде всего нужно четко понимать, кому достанется его капитал и все с ним связанное».

 

Поэтому банкиры надеются, что проблему решат с помощью рыночных механизмов. «Более правильным было бы создать условия для формирования ликвидного рынка плохих активов, где большое количество коллекторских компаний конкурировали бы за портфели проблемной задолженности. В таком случае банки получили бы адекватную оценку стоимости этих активов, а государство не потратило бы бюджетные деньги на выкуп долгов с сомнительной возможностью их возврата», — считает директор по маркетинговым предложениям Фидобанка Владимир Буданов.

 

 

Источник:  Antiraider.ua