Четверг, 03 декабря 2020

Общественные деятели выступают за изменение банковского законодательства Существующее банковское законодательство не защищает прав определенных категорий заемщиков. Поэтому необходимо внести изменения, считают общественные деятели и сами заемщики. В частности, они выступают за то, чтобы банки не брали в залог имущество залогодателя, который не является созаемщиком. Тем более если у залогодателя, который не является созаемщиком, есть несовершеннолетние дети и залог является его единственным жильем. Об этом сообщает корреспондент делового портала Kapital.kz.

 

Так, практически в безвыходной ситуации оказались две семьи. Своей историей на пресс-конференции поделились две женщины. Одна из них хотела помочь своим знакомым, которые планировали взять кредит. В результате, она сама оказалась заложницей ситуации, предоставив свой частный дом в качестве залога. Банк, по истечении семи лет после оформления кредита, требует продать залоговый дом и погасить долг.

 

«В 2006 году, когда я осталась с четырьмя детьми без работы, ко мне обратилась молодая супружеская пара Акшалаковых. Акшалаковы пояснили, что они хотят взять в банке кредит для покупки здания под медицинский центр, но в банке у них требуют залоговое имущество. И так как на тот момент у них были неполадки с документами по залоговому имуществу, они предложили мне, зная мое затруднительное положение, чтобы я заложила свое имущество. Они пообещали, что в течение нескольких месяцев они перезаложат свое имущество и пообещали, что в их медицинском центре я смогу открыть свой кабинет и работать без аренды в течение 5-ти лет. Мне было сказано, что банковские сотрудники в курсе, что такие варианты возможны, что это временно и ненадолго», - рассказала залогодатель Екатерина Стороженко.

 

Екатерина Стороженко и ее адвокат Айман Умарова предполагают, что сотрудники банка использовали мошеннические схемы.

 

«Когда я обратилась в банк и переговорила с сотрудниками банка, в котором было заложено имущество, они заверили, что я предоставляя дом в залог практически ничем не рискую. Сотрудник банка пояснил, что так как банк не дает кредитные средства именно мне, поэтому именно заемщики несут ответственность перед банком за возврат кредита. В банке пояснили, что мой частный дом, который являлся залогом – это только формальность, временная мера и не нужно переживать по этому поводу. В банке представили договор залога, который я подписала. В этом договоре было обозначено, что мой дом находится в залоге временно и что залог в ближайшее время будет перезаложен имуществом Акшалакова. Но в процессе следствия выяснилось, что в договоре залога нет моей подписи и есть только подписи Акшалакова. Из документов следует, что как будто Акшалаков является владельцем моего имущества. Во время следствия я не придала этому значения, я думала, что тот договор, который я подписала есть у банка и банк во время разбирательств представит его. Но в итоге, в банке представили только копию договора залога, где нет моей подписи», - пояснила Екатерина Стороженко.

 

Не исключено, что у Акшалакова были «свои люди» в банках. По словам Екатерины Стороженко у Акшалакова параллельно были кредиты в нескольких банках.

 

«В 2007 году он получил второй кредит, хотя было известно, что Акшалаков не выплачивал кредит, где я являлась залогодателем, ни одного дня. Также выяснилось, что у него были долги перед несколькими банками Алматы», - сообщила Екатерина Стороженко.

 

Удивительным стал и тот факт, что по словам Екатерины Стороженко на протяжении 7-ми лет банк ее не беспокоил.

 

«Акшалаков даже показал мне медицинский центр, который он якобы купил под мой залог, это здание было в недостроенном виде. Все это время Акшалаков говорил мне о том, что он платит кредит, что банковские документы в полном порядке и все идет по его плану. За 7 лет банковские сотрудники меня ни разу не беспокоили. В ходе следствия Акшалаков дал показания, что он периодически платил некие средства банку в размере 1-2 тыс. долларов для того, чтобы меня никто не оповещал о проблемах по кредиту. В 2013 году я узнала о том, что кредит никак не погашался, никакого медицинского центра нет и что мой залог никто не перезакладывал. В результате, я обратилась в полицию», - отметила Екатерина Стороженко.

 

Обманутая женщина пояснила, что в настоящее время Акшалаковы осуждены и отбывают наказание за мошенничество.

 

«Сейчас я подала заявление в прокуратуру г. Алматы о привлечении к уголовной ответственности сотрудников банка без содействия которых мошенничество не осуществилось бы», - отметила Екатерина Стороженко.

 

В другом случае пострадавшим от мошенников является человек, который не являлся ни заемщиком, ни залогодателем по кредиту, ни созаемщиком. Историей поделилась супруга пострадавшего - Ольга Логвинова. Ее муж в настоящее время находится в следственном изоляторе.

 

«В 2013 году по заявлению банка мой муж был задержан. Мой супруг приобрел автомобиль Land Cruiser Prado, но впоследствии выяснилось, что она была залоговая, он ее продал. Оказывается, автокредит, который обеспечивался Land Cruiser Prado, не погашался. Во время ареста у нас дома забрали все вещи, вплоть до моих документов и документов ребенка. Изъятие вещей происходило без протокола обыска, я нигде не расписывалась, банком не предъявлялось никаких документов», - отметила Ольга Логвинова.

 

К слову, супруг Ольги Логвиновой был уже чуть ли не пятым покупателем автомобиля и, как утверждает адвокат Айман Умарова, он даже не был знаком с недобросовестным заемщиком.

 

Адвокат Айман Умарова пояснила, что автокредит на приобретение Land Cruiser Prado был выдан в 2007 году цыгану Янушу Михай, который даже не умеет писать.

 

«По информации Южного регионального управления по борьбе с организованной преступностью Януш Михай был изгнан из табора в 2006 году. Как он мог получить автокредит в 2007 году? К тому же из материалов уголовного дела этот человек не умеет ни писать, ни читать. И это не скрывается...Никто Януша Михай до сих пор не ищет», - рассказала Айман Умарова.

 

Адвокат также задается вопросом, почему банк обращается к семье Логвиновых по истечении семи лет. «Кредит Янушем Михай был получен еще в 2007 году, но почему-то банк обратился только в 2013 году, дождавшись больших пени, штрафов», - подчеркивает Айман Умарова.

 

Она также пояснила, что супруг Ольги Логвиновой находится в следственном изоляторе по обвинению в подделке документов.

 

«Предполагаем, что его арест, таким образом, как то оправдывается. Потому что когда человека арестовывают, нужна санкция на арест, которая должна быть чем-то подтверждена», - отметила Умарова.

 

«Мы обращаемся к депутатам, к законодательной власти, к акционерам банка, которые надеюсь не хотят на крови заработать свои деньги, которые смогут помочь нам разобраться в этих ситуациях. Надеюсь, что нам смогут помочь внести изменения в законодательство», - резюмировала Айман Умарова.

 

 

kapital.kz