Понедельник, 26 октября 2020

Столкнувшись с притоком валюты на счета клиентов в октябре, "дочки" иностранных банков предпочли разместить ее на счетах материнских структур, вместо того чтобы неплохо заработать на кредитовании первоклассных российских заемщиков. Поступиться доходностью они были вынуждены из-за негласной рекомендации — сокращать риски на российский рынок. В октябре российские банки столкнулись с резким увеличением средств клиентов на валютных счетах — на сумму 1,45 трлн руб. (около $35 млрд), в то время как месяцем ранее увеличение было гораздо более скромным и составило 485 млрд руб. ($12 млрд), свидетельствуют данные отчетности банков на сайте ЦБ. Причем наибольший приток из этой суммы получили госбанки: на Сбербанк, ВТБ и Газпромбанк пришлось 843 млрд руб. (около $21 млрд). Данный скачок объясняется довольно просто: на фоне сильнейшей волатильности рубля в октябре, который подешевел к доллару на 5,5%, а к евро — на 6,5%, клиенты банков увеличивали вложения в валюту. При этом десять крупнейших "дочек" иностранных банков, за исключением Нордеа-банка и ОТП-банка, у которых не было существенного притока валютных средств, отправили свою избыточную валютную ликвидность на счета своих материнских структур.

 

Так, наиболее активно наращивали объем средств на счетах банков-нерезидентов Юникредит-банк (+42,8 млрд руб.), Росбанк (+30 млрд руб.), Райффайзенбанк (+23,4 млрд руб.), Ситибанк (+18,7 млрд руб.), банки "ИНГ Евразия" (+14 млрд руб.), "Эйч-Эс-Би-Си" (+13,8 млрд руб.), "БНП Париба" (+4,5 млрд руб.). Несмотря на то что сами по себе остатки на счетах банков-нерезидентов — показатель довольно волатильный и в предыдущие месяцы текущего года разные иностранные "дочки" показывали и большее увеличение по этим счетам, банки при этом, как правило, вели себя довольно разнонаправленно. В октябре же, напротив, наблюдалась ярко выраженная синхронность действий иностранных "дочек" по увеличению средств на этих счетах.

 

В самих "дочках" иностранных банков заявляют, что размещение короткой свободной валютной ликвидности в материнских структурах было наиболее оптимально с точки зрения соотношения риска и доходности. Однако российские банкиры придерживаются иного мнения. "Реально никакой доходности от размещения средств в валюте в банках-нерезидентах сейчас получить нельзя, потому что короткая валюта на Западе никому не нужна",— указывает зампред банка "Возрождение" Андрей Шалимов. При этом, оговаривается господин Шалимов, в отношении собственных "дочек" материнская структура "могла обеспечить по этим счетам минимально разумную доходность". По мнению участников рынка, вряд ли она превышает 0,5-1% годовых.

 

Российские же банки предпочитали распорядиться валютой по-другому. В октябре был очень высокий спрос на валюту со стороны первоклассных корпоративных заемщиков. "В этой ситуации у банков появился шанс в условиях закрытия внешних рынков обеспечить рост кредитного портфеля за счет низкорискованных ссуд",— отмечает аналитик Промсвязьбанка Дмитрий Монастыршин. Процентные ставки по таким кредитам сейчас составляют 11-12%.

 

Таким образом, российские банки более эффективно распорядились избыточной валютой. Прирост валютной части корпоративного кредитного портфеля в октябре составил 670 млрд руб. (против 330 млрд руб. в сентябре), что составляет 70% общего прироста кредитного портфеля (+957 млрд руб.). Из иностранных "дочек" прирост корпоративного кредитного портфеля в валюте показали только Юникредит-банк (+38 млрд руб., или 9,9% роста портфеля) и Райффайзенбанк (+20 млрд руб., или 7%). Однако с учетом валютной переоценки реальный прирост был небольшим. В данных банках пояснили, что это отдельные кредиты клиентам-экспортерам под будущую валютную выручку. У остальных иностранных банков, нарастивших средства на счетах материнских структур, прироста валютного корпоративного кредитования не наблюдалось.

 

По мнению аналитиков, большинство "дочек" не стали наращивать высокодоходный кредитный портфель, поскольку существует негласная рекомендация — сокращать риски на российский рынок. "Российские "дочки" иностранных банков в особой ситуации,— уточняет Дмитрий Монастыршин.— У европейских банков в свете подготовки к "Базелю-3" в целом идет сокращение рисков на балансе. Кроме того, в свете санкций сокращается риск конкретно на Россию".

 

 

Источник: Коммерсантъ