Пятница, 23 октября 2020

4 декабря, служба кредитных рейтингов Standard & Poor's опубликовала новый отчет «Оценка отраслевых и страновых рисков банковского сектора: Республика Узбекистан». В соответствии с методологией оценки отраслевых и страновых рисков банковского сектора (Banking industry country risk assessment — BICRA) мы относим банковский сектор Республики Узбекистан (нет рейтингов S&P) к группе 8, что отражает оценку экономического риска «7» и оценку отраслевого риска «9».

 

В соответствии с градацией BICRA страны подразделяются на группы в зависимости от уровня рисков в их банковских секторах — от группы 1 (страны с наименьшими рисками) до группы 10 (страны с наибольшими рисками). Помимо Узбекистана, к группе 8 относятся Аргентина, Азербайджан, Боливия, Грузия, Венгрия, Казахстан, Ливан, Нигерия, Парагвай, Словения, Шри-Ланка и Тунис.

 

Наша методология присвоения рейтингов банкам предполагает использование компонентов оценки BICRA — оценок экономического и отраслевого риска — для определения базового уровня рейтинга, на основе которого присваивается кредитный рейтинг эмитента. Базовый уровень рейтинга коммерческого банка, действующего только в Узбекистане, — «b+».

 

Для Узбекистана характерны недостатки в развитии инфраструктуры и сравнительно невысокий уровень благосостояния: в 2014 г. ВВП на душу населения, по оценкам, составил 2 000 долл., что соответствовало подушевому валовому национальному доходу в размере 5 340 долл. в паритетах покупательной способности в 2013 г. (по данным Всемирного Банка). По нашему мнению, показатель располагаемого дохода на душу населения в этой стране может быть выше ввиду значительных размеров теневой экономики.

 

По нашему мнению, высокоцентрализованный процесс принятия решений, связанных с экономическим курсом, оказывает негативное влияние на предсказуемость государственной политики. Это усугубляется ограниченной гибкостью монетарной политики в условиях фактически множественных валютных курсов и ограниченного доступа частного сектора к иностранной валюте.

 

Узбекистан лишь незначительно пострадал в результате недавнего мирового экономического кризиса, что обусловлено ограниченной глобализацией его финансовых рынков, высокими ценами на сырьевые товары, которые являются основными товарами экспорта, и выполнением государственной программы стимулирования экономики. Вместе с тем мы отмечаем в качестве недостатка сильную зависимость экономических показателей страны от изменений условий торговли в экспортно ориентированном сырьевом секторе, особенно в отраслях, связанных с добычей природного газа, металлов (в основном золота), а также со сбором и обработкой хлопка.

 

Государство жестко контролирует экономику в целом и банковскую систему в частности. Специфика экономики и сильный государственный контроль снижают риски внешней волатильности и ограничивают возможность образования «ценовых пузырей» в экономике, в частности в секторе операций с недвижимостью.

 

Несмотря на низкий уровень долговой нагрузки юридических и физических лиц, мы полагаем, что невысокий уровень благосостояния, недостаточно строгие стандарты адеррайтинга и уязвимость правовой системы обусловливают потенциальное повышение кредитного риска в банковском секторе. В то же время в 2013 г. объем проблемных кредитов не превысил 1%.

 

Система банковского регулирования и надзора в Узбекистане по-прежнему развивается, что обусловливает слабую рыночную дисциплину. Кроме того, несмотря на ряд мер, принятых Центральным банком Узбекистана для повышения уровня раскрытия информации, корпоративного управления и прозрачности, мы в настоящее время оцениваем результаты этих мер как очень невысокие. Доминирующее положение в банковской системе Узбекистана занимают государственные банки, в совокупности контролирующие около 80% активов банковской системы, в которой велика доля директивного кредитования. Государственная форма собственности и контроль со стороны государства ограничивают развитие конкуренции, что негативно отражается на кредитоспособности частных банков. Кроме того, государство использует большинство государственных банков для предоставления финансовой поддержки ключевым отраслям экономики, что оказывает давление на показатели маржи банков.

 

Наша оценка фондирования банковского сектора отражает тот факт, что значительная часть кредитов финансируется за счет депозитов клиентов; чистое внешнее фондирование обеспечивает лишь около 14% кредитов, которые привлекаются главным образом двумя крупнейшими государственными банками. Неглубокий и относительно неликвидный внутренний финансовый рынок и отсутствие достаточного доступа к долгосрочным ресурсам или ресурсам, привлекаемым с международных рынков капитала, также расцениваются как факторы риска.

 

Мы оцениваем Правительство Республики Узбекистан как «готовое оказывать поддержку» банковскому сектору страны. Правительство Узбекистана жестко контролирует сектор и традиционно оказывает банкам экстренную поддержку в период финансово-экономических кризисов.

 

Положение банковской системы Узбекистана с точки зрения подверженности экономическому риску оценивается как «стабильное», несмотря на предстоящие парламентские и президентские выборы и высокие темпы роста кредитования в экономике. Мы ожидаем, что Узбекистан будет поддерживать значительные профициты бюджета и счета текущих операций и небольшие дисбалансы, а существующая политическая и экономическая система останется без изменений.

 

Уровень кредитного риска остается очень высоким в структурном отношении, что обусловлено относительно низким — в международном контексте — уровнем развития экономики (ВВП на душу населения составил около 2 000 долл. в 2014 г., подушевой валовой национальный доход в паритетах покупательной способности — около 5 340 долл. в 2013 г.), а также слабостью платежной культуры и уязвимостью правовой системы.

 

Мы оцениваем тенденцию в отношении отраслевого риска в банковской системе Узбекистана как «стабильную». Повышение прозрачности и качества данных может обусловить пересмотр оценки институциональной среды. Мы полагаем, что доминирование банков с государственным участием в банковском секторе страны и в дальнейшем может препятствовать развитию конкуренции в банковской системе. Фондирование узбекистанских банков оценивается как относительно стабильное благодаря увеличению объемов государственного финансирования и корпоративных депозитов. Вместе с тем мы отмечаем снижение темпов роста розничных депозитов и ухудшение показателей капитализации банков вследствие быстрого роста активов.

 

 

Источник: Standard & Poor’s