Четверг, 29 октября 2020

После валютного «землетрясения» 15 января, когда Швейцарский национальный банк отошел от ограничения франка, внимание всего мира было сфокусировано к валютным привязкам. В Европе, усилия были направлены на поиски параллелей с швейцарским франком, с двумя валютами, привлёкшими наибольшее внимание: датская крона (DKK) и чешская крона (CZK). Привязка датской кроны к евро оказалась под внушительным давлением, что заставило Национальный банк Дании (Центральный банк) третий раз за месяц снизить процентную ставку - до отрицательного 0,50% в настоящее время - и провел интервенцию, продав по некоторым оценкам уже 100 млрд. датских крон (13 млрд. евро или около 5 % от ВВП Дании). Но Дания не Швейцария - датская крона является слабо торгующей валютой, не имеющей репутации безопасной гавани. Кроме того, датчане имеют огромные пенсионные активы в других валютах и будут бороться изо всех сил, чтобы сохранить их ценность через валютные привязки. Национальный банк уже вступил в сговор с датским казначейством в целях прекращения продаж долгосрочного государственного долга в попытке заставить покупателей датской кроны удержать непривлекательные, краткосрочные финансовые инструменты. Кроме того, датская валюта - последняя из валют ERM II (exchange rate mechanism), в которых валюта также должна быть защищена самим ЕЦБ.

 

Чешская крона является, пожалуй, более интересным примером для исследования. Она не привязана к евро, но Национальный банк Чехии объявил минимальный уровень в размере 27,00 EUR / CZK в качестве инструмента валютной политики для избегания дефляции и стимулирования промышленности Чешской Республики после того как рейтинг политики центрального банка достиг нулевой отметки уже в конце 2012 году. Этот маневр с валютным минимумом был частично позаимствован у Национального Банка Швейцарии и с их минимумом с EUR/CHF. У спекулянтов могут быть более серьезные цели здесь, но по-прежнему приходится иметь дело с очень вяло торгуемой валютой , регулируемой центральным банком. Другим отличием является то, что Национальный банк Чехии (НБЧ) создал временный горизонт для своего валютного минимума, чего не делал Швейцарский национальный банк. Может ли это означать, что непостоянность кроны ожидает, когда НБЧ попытается извлечь себя из этой политики в следующем году? В ближайшие время, как только в четверг Национальный банк Чехии опубликует свои данные по резервам, мы узнаем, есть ли непосредственное давление на валюту.

 

За пределами Европы, давайте рассмотрим сначала на экспортеров нефти на Аравийском полуострове, где привязка к доллару США находится под значительным давлением, так как их экономики страдают от разваливающейся цены на нефть в долларовом выражении. Но ранее эти привязки пережили сильные давления и подкреплены массивными резервами даже, несмотря на то, что сильный доллар понижает экономические риски в этих странах, хотя именно это и обострило эксцессы бума, наблюдавшегося в 2010-2013 годах, когда были высокие цены на нефть и слабый доллар США.

 

Далее, на востоке находится наиболее важное в мире валютное отношение: Китайская валюта, или "ползание" по отношению к доллару США. За последний год Китай, наконец, вступил в конфликт с наибольшим кредитным пузырем, которого мир еще не видел, и продолжает делать это когда доллар США, к которому его валюта наиболее четко привязана, находится в «масштабном бычьем рынке», в то время как две крупнейшие валюты - японская иена и евро, в настоящее время значительно девальвированы.

 

Увидим ли мы понижение юаня? Знаки давления уже показывают: Обменный курс USD/CNY находится в пределах процента размещения двухлетнего минимума – то, чего не происходило с о времен девальвации юаня в 1994 году. Миру понадобится подпоясать себя из-за последствий девальвации юаня. Что бы это значило? Это развяжет очередную волну дефляционных сил, омывающих весь мир и добавит невыносимую дополнительную нагрузку на, без того дрожащую мировую валютную систему. Скорее всего, девальвация юаня будет означать начало конца Бреттон Вудской валютной системы с 1971 года, когда Никсон объявил о приостановке конвертируемости доллара в золото. Это также будет означать, что Азия и Китай должны будут применить новую пост-меркантильную экономическую модель, даже, если они пытаются повернуть время вспять с девальвацией валюты, поскольку они отчаянно пытаются извлечь себя из дефляционного кредитного пузыря.