Среда, 13 ноября 2019
Среда, 02 октября 2019 10:07

Нефть – инструмент манипуляции Аблязова.

Оцените материал
(0 голосов)

Хотелось бы поделиться своим мнением относительно развития казахстанской нефтегазовой промышленности, тем более в этом году этой отрасли исполнилось 120 лет. 

И начнем, пожалуй, с популярных слов: «Мы добываем нефти больше, чем Дубай». Часто слышите эти слова? Я – часто. А в последнее время из-за беглого «ютубера» Мухтара Аблязова эта фраза у всех на слуху, и ее повторяют даже известные казахстанские «экономисты». Хотелось бы расставить все точки над «Ё» и пояснить ошибочность таких заключений человека, который дестабилизирует обстановку в стране. При этом сделать принципиальные выводы в рамках первой части аналитических материалов.

Дубай или Абу-Даби?

Наверное, все знают, что столицей ОАЭ является город Абу-Даби, однако не все знают, что по-настоящему нефтяным эмиратом является не Дубай, а как раз-таки столица. По данным British Petroleum Statistical Review of World Energy, ОАЭ в 2018 году добывали 3,94 млн баррелей в сутки – около 85% этой добычи приходится на Абу-Даби и только около 10% на сам эмират Дубай. Казахстан в 2018 году добывал в среднем 1,93 млн б/с. Именно этими цифрами «играют» различные псевдоаналитики и указанный выше ютубер.

Да, Казахстан добывает больше нефти, чем Дубай, но Дубай добывает мизерную часть относительно всей страны. Но и этого мало для информационной атаки – далее следует еще более «болезненный» вывод: Атырау добывает нефти больше, чем Дубай. И это тоже правда, т. к. на Атыраускую область приходится около 45% всей добычи нефти и газоконденсата в РК. К слову, Аблязов знает, за какие ниточки «тянуть», этот ролик просмотрели в «Ютубе» примерно 200 тысяч раз, а некоторые видео набирают и более 1 млн просмотров. Плохо, что никто не объясняет, что это инструмент манипуляции, а его термины и обещания – явная ложь.

Хорошо, что этот процесс начал экс-советник Президента Казахстана Ермухамет Ертысбаев. Надо признать, что Аблязов все же понимает: скачок в Дубай невозможен за один день или год. Он говорит: «Нам потребуется 15 лет, чтобы догнать текущий уровень Дубая». То есть быстрых результатов не будет – это признает даже беглый олигарх. Давайте взглянем на реальные цифры. Мы ведь с вами понимаем, что Эмираты или Дубай строились не за один год, на это потребовались десятилетия. И, конечно, главный фактор – это нефть. Так вот, с 1991 по 2018 год в Казахстане было добыто 1,54 млрд тонн нефти и газоконденсата.

В качестве успехов казахстанской нефтянки следует отметить, что с 1990 года добыча выросла с 25 млн тонн в год до 90-91 млн тонн. Что же в Эмиратах? Шесть эмиратов объявили о создании независимого государства в 1971 году (седьмой присоединился в 1972-м), и накопленная добыча за все это время превысила 5,31 млрд тонн нефти! Иными словами, чтобы догнать уровень ОАЭ по добыче нефти (за счет которой и строилось чудо в пустыне), нам нужно «добрать» 3,77 млрд тонн нефти, или 42 года, при текущем уровне добычи нефти в РК! Мы ведь согласны с тем, что наши города развиваются с каждым годом? Поступательное и устойчивое развитие есть. Так вот, чисто гипотетически на эти «догонялки» нам нужно 42 года, а не заявленные 15 – даже тут, если все экономически взвесить, он обманывает людей.

Три города и 10 млн человек

Очень и очень искусно используются факты: в Дубае живет 3 млн человек, а в Атырауской области (которая добывает нефти больше) – всего 600 тысяч человек. Посмотрите на эти «выводы» глазами простого жителя Атырау или любого другого города… Действительно ведь печально становится? А это еще и усиливается кадрами пальмового острова в ОАЭ и фото какого-то аула без дороги и питьевой воды. Давайте разложим по полочкам. ОАЭ по сути – это два главных города и один относительно небольшой, остальные эмираты весьма скромны, население страны почти 10 млн человек.

В чем их плюс? В том, что население всегда было малочисленным и начало активно расти сравнительно недавно. Развивать три города или инвестировать в страну, девятую по территории в мире, – это совершенно разные вещи. В 1980-х в ОАЭ проживало около 1 млн человек, в начале 1990-х – около 2,2 млн. Если уж и сравнивать, то сравнивать нужно по накопленному уровню добычи в разрезе на каждого гражданина по годам – тогда разница будет еще огромнее. Сравнивать наши страны по уровню добычи нефти (без учета накопленного уровня за годы независимости), численности населения, игнорируя географические и климатические особенности, как минимум непрофессионально.

Тем более, помимо номинальных показателей ВВП, или ВВП на душу населения, есть и более объективные показатели, например ВВП по ППС (паритет покупательной способности): в ОАЭ он $69,8 тыс. на одного человека в год, в РК – $27,5 тыс., то есть примерно на разницу в годовых объемах добычи нефти. Проще говоря, мы в Казахстане при наших ценах живем неплохо. Для сравнения, в Дубае мясо говядины стоит от 5 тыс. до 12 тыс. тенге за 1 кг. А ведь еще и объем прямых портфельных инвестиций в экономику в РК за годы независимости – это около $160 млрд, в ОАЭ – далеко не один триллион долларов.

Аблязов призывает к национализации нефтянки?

Эксперты и работники отрасли да и просто интересующиеся развитием казахстанской нефтянки скажут: из 90 млн тонн добываемой нефти нашей национальной компании «КазМунайГаз» принадлежит лишь 26%! Действительно, львиная часть добывается в Казахстане иностранными консорциумами на месторождениях Тенгиз, Карачаганак и Кашаган. То есть, чтобы опять-таки догнать уровень ОАЭ, нам потребуется не 42 года, а гораздо-гораздо больше. Либо нужно национализировать всю отрасль в пользу государственной компании? Краткая справка. В ОАЭ в 1971 году была основана Национальная нефтяная компания Абу-Даби – ADNOC («КМГ» – в 2002-м). В 2018 году ADNOC добывала 3,5 млн б/с, то есть при добыче в два раза больше, чем в РК, 89% всей добываемой нефти в Эмиратах принадлежит самому государству. Повторимся, в Казахстане доля «КМГ» всего лишь 26%.

Опять-таки, если взять динамику добычи по годам, долю национальных компаний и другое, вновь будет понятно, что Казахстан, вообще-то, неплохо развивается. Но для «хайповых» роликов нужен не позитив, а совершенно другое. Так что же предлагает в таком случае уголовник Аблязов? Выплатить справедливую рыночную цену всем инвесторам – так ведь это десятки миллиардов долларов. Где их взять? Провести принудительную национализацию? Но затем последуют многолетние судебные разбирательства в зарубежных судах, которые страна проиграет. И между прочим, все страны, выбравшие такой путь в современной мировой истории, до сих пор остаются под давлением – это и Иран, и Венесуэла, и Ливия, и многие другие страны. Такое ощущение, что человек не готовился к «эфиру» или плохо разбирается в экономике и истории.

Между прочим, Аблязов находится сейчас в Европе, а львиная часть добываемой нефти принадлежит американским и европейским компаниям. Мухтар Кабулович явно не понимает, о чем говорит: так ведь и европейские компании и суды могут ополчиться против него, тогда где он будет пережидать кризис среднего возраста и прятаться от казахстанских властей, избегая реального наказания? К слову, с нашими крупными СРП (Тенгиз, Карачаганак, Кашаган) что-то делать все же придется, ведь в 2033-2038 гг. заканчиваются 40-летние сроки договоров по их разработке, но об этом в последующих материалах.

Устали отвечать – отправьте этот материал

В целом причиной, почему первую часть материалов по казахстанской нефти я решил начать именно с этого (вовсе не с темы псевдооппозиционеров), являются недостатки в информационной политике, наверное, и государственной, и национальной компании. Вы послушайте, что говорят в автобусах или такси недовольные люди: «Я ничего не получаю от этой нефти», «Где нефтяные деньги?», «Да мы должны быть шейхами покруче, чем в Эмиратах», «КазМунайГаз» ничего не делает» и так далее. Ну правда ведь? Все говорят что-то подобное. Почему? Потому что за эти годы так много говорится о новых проектах, производствах и чем-то еще, но почти не говорят о нефти и ее роли в нашей экономике. Не все даже знают и слышали, что нашей нефтегазовой промышленности исполнилось в этом году 120 лет.

А об этом нужно говорить, чтобы у населения не было ощущения «обманутости» и населением не манипулировали беглые олигархи. Что такое нефть и газ? Это более 70% нашего экспорта, это 99% поступлений в Национальный фонд (который ежегодно выделяет в бюджет по $7-8 млрд на госпрограммы и спасение тех же самых банков), один только «Тенгизшевройл» платит около 20% от всех налоговых поступлений в государственный бюджет, нефтедобывающая промышленность дает более 50% всех налоговых поступлений, одна только нефтесервисная отрасль платит налогов больше, чем вся обрабатывающая промышленность.

Полагаю, что общий вклад нефтянки в поступления и трансферты государственного бюджета составляет порядка 70%. Что это означает? Что каждый седьмой тенге из 10 нашего бюджета – это как раз-таки те самые нефтегазовые доходы, которые никто «не видит». Видите новую дорогу, новую школу, новый детский садик? Так вот 70% от них – это и есть доходы от нефти и газа. Но вот такими информационными пробелами пользуются различные «деятели», приводя несоразмерные цифры и факты. И, если вы, также как и я, устали спорить и переубеждать, просто отправьте им этот материал.

Источник  inbusiness.kz

Прочитано 291 раз

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

Новости