Среда, 23 сентября 2020
Четверг, 06 августа 2020 18:00

Алмас Чукин: Время нефти уходит. На что жить будем

Оцените материал
(0 голосов)

Рынок уже вынес свой вердикт о будущем углеродной экономики

Алмас Чукин – свежая подборка новостей!

«Сегодня прозвучал второй удар колокола по нефти – крупнейшая и известнейшая гранд дама нефтяного мира – BP (ранее известная под простым именем British Petroleum и бывшая национальная компания этой страны) объявила о своей новой стратегии. И что примечательно и удивительно, компания, у которой слово «петролеум» была раньше в названии, а сегодня связано со 100% получаемых доходов, объявила о планах сократить добычу на 40%, прекратить разведку новых месторождений в новых для себя странах, сократить дивиденды и потратить эти десятки миллиардов долларов на развитие активов в новой энергетике, в том числе на конвертацию своей сети заправок во всём мире на электричество.

Первый удар раздался уже несколько лет назад, эхо от него звучит каждый день в финансовом мире. Звонарём тогда выступил шеф Нацбанка Великобритании Марк Карни, который сказал, что пенсионным и инвестиционным фондам следует внимательно переоценить все свои вложения в нефть и газ, поскольку эти активы имеют большой потенциал потери стоимости в перспективе. Отчасти благодаря, видимо, этим взглядам после ухода из Нацбанка его назначили специальным посланником ООН по климату и финансам, и ещё и премьер-министр Борис Джонсон тоже попросил стать спецсоветником по подготовке саммита по климату в Лондоне в 2021 году. И после тех памятных слов Карни, не проходит и недели, чтобы какой-нибудь банк или инвестфонд не объявил об отказе от финансирования «чёрного золота» в виде угля или нефти. На днях Дойче банк объявил о полном отказе от рассмотрения кредитов на уголь и нефть.

Крупнейшая в мире нефтяная корпорация, которая ещё недавно возглавляла список крупнейших акционерных компаний мира, ExxonMobil сегодня вылетела даже из первой двадцатки и стоит меньше на 100 млрд долларов, чем новичок автостроения Tesla ($280 млрд).

Вот и Apple сдвинула национальную нефтяную компанию Саудовской Аравии с первого места в мире бизнеса и грозит взять впервые в истории высоту в два триллиона долларов рыночной стоимости.

Рынок капитала всегда смотрит вперёд и базирует свои оценки на основе будущего компании, а не её прошлого. И рынок всегда прав. И рынок уже вынес свой вердикт о будущем углеродной экономики – она протянет до 2030-2035 года и начнёт своё путешествие в один конец – в архив истории человечества.

А что же делать странам - ефтеэкспортёрам? Что делать Казахстану? Первый совет, немного парадоксальный, контринтуитивный - это сделать максимум возможного в ближайшее время, чтобы облегчить развитие нефтяного сектора, ну и, естественно, по возможности продать всё, что можно продать в этой отрасли, пока это богатство ещё чего-то стоит. С каждым годом на эти активы будет всё меньше желающих, и цены вряд ли пойдут вверх.

Второй совет - это определиться по-настоящему серьёзно с будущим экономики страны. Если основной кормилец бюджета - нефтяной сектор - с высокой долей вероятности в последующие 25 лет будет с каждым годом снижать свой вклад в финансы страны, что придёт ему на замену? И здесь не вопрос, какую очередную программу «шагов», «скачков» или «бега с препятствиями» придумать.

Здесь надо сесть и подумать, а на что мы жить будем? В этом году с учётом кризисных явлений трансфер из Нацфонда в бюджет вырос до 4,7 триллиона тенге! Все расходы бюджета на этот год планировались в 14,7 триллиона, но сейчас скорректированы на уровне 17 триллионов. Поскольку таких доходов нет и не предвидится, трансфер (помощь) из Нацфонда запланирована в размере почти 5 триллионов тенге. Это не перекрывает два триллиона, которые входят в запланированный дефицит бюджета. Но ещё один триллион налоговых доходов уже выпал по итогам первого полугодия в незапланированном недоборе.

Итого – из 17 триллионов расходов в этом году мы реально заработали и оплатили в бюджет только 10, а остальное это «пустота», заполняемая сбережениями прошлых лет или долгами, которые Минфин набирает сейчас. 10 от 17 - это всего 60%, а 40% бюджета - это неподкреплённые нашей сегодняшней экономикой расходы.

4 700 000 000,000 тенге - это по курсу 420 = 11,2 млрд долларов. Хочу напомнить, что весь Нацфонд Казахстана составляет на июнь этого года 58 млрд долларов. То есть если мы будем так каждый год только в бюджет (а есть ещё внебюджетные программы в виде различных «жолов») направлять в виде поддержки по 11 млрд долларов, нам хватит Нацфонда на 5-6 лет.

Многое было сделано за 30 лет независимости, построены основы рыночной экономики, но то ли создали, то ли не смогли изжить сидящую в крови патерналистскую государственную модель экономики. Государство - это благодетель и спаситель и в последней, и в первой инстанции. «Самрук» и «Байтерек» заботятся о ключевых секторах экономики, акимы областей следят за порядком и ценами на базарах, помогают и сеять, и убирать, и сохранять и продавать урожай, министры доделывают всё остальное. И всем на хорошие дела надо много государственных денег.

И деньги приходят из ниоткуда, в основном от иностранных компаний, добывающих сырьё. Для своих в стране налоги низкие, да и их мало кто платит в полной мере, потому что очень много льгот и амнистии каждые 5 лет. Так вот когда деньги перестанут приходить откуда-то, их придётся искать здесь друг у друга в кармане, и этот момент может с непривычки привести к неприятностям. Ведь у нас много специалистов, которые знают, как распределить деньги, но не так много тех, кто умеет их для страны заработать.

Вместо вывода: в многотемье обсуждаемых будущих реформ хорошо бы сначала очень ясно определиться с одной базовой вещью, с главной целью – а что мы хотим и как мы туда придём? С нашей территорией, с нашим населением и с нашим прошлым и настоящим. А то получится как в старой шутке: «Почему в России не сделали реформы по китайской модели? – Вы знаете, в России недостаточно много китайцев, чтобы использовать «китайскую модель».

Источник  forbes.kz

Прочитано 425 раз