Воскресенье, 20 января 2019
Пятница, 11 января 2019 11:31

О расчетливом и аполитичном поколении нового Казахстана

Автор
Оцените материал
(0 голосов)

«Поколение Назарбаева» – какое оно? Что думает о настоящем и чего ждет от будущего? Американские ученые подвели итоги большого социологического опроса казахстанской молодежи 18-29 лет и пришли к неутешительным выводам: демократия для нового поколения не особенно важна.

 

Не волнует, не интересует, не беспокоит

Молодые казахстанцы, безусловно, сильно отличаются от старших поколений своим историческим опытом. Они выросли в относительно стабильном обществе, далеко ушедшем от советской эпохи и даже от хаоса и тягот девяностых. 2000-2010-е годы стали временем экономического роста и консолидации авторитаризма. ВВП на душу населения вырос почти в 11 раз – с $1130 в 1999 году до $12 400 в 2012-м. Одновременно выросли полномочия Нурсултана Назарбаева: согласно введенной в 2007 году поправке к Конституции были сняты ограничения на число президентских сроков. Молодежь выросла в стране, где другого лидера нет и пока не предвидится. Одновременно сам правящий режим активно продвигает идею об интеллектуальной независимости нового поколения, свободного от давления советского прошлого. В тех же президентских посланиях молодежь призывают стать движущей силой перемен, опираясь при этом на высококлассное образование, которое способны дать программа «Болашак», Университет Назарбаева и тому подобные институции.

Исторически исследования поколенческих различий ограничивались промышленно развитыми и демократическими странами Западной Европы и Северной Америки. Их авторы выяснили важную вещь: в последние годы юности, а также в первые годы взрослой жизни закладывается фундамент базовых установок человека как члена общества. Для изучения поколений в глобальном масштабе Казахстан дает очень интересный и поучительный материал именно из-за типичности своего устройства. Во-первых, система политического управления в стране наиболее характерна для современных авторитарных режимов: личная власть сильного президента – формальная и неформальная, превосходство исполнительной ветви над законодательной и судебной. Во-вторых, либерализация экономики и приватизация социальной сферы также свойственны очень многим развивающимся странам, погружающимся в жесткий рыночный капитализм.

В связи с этим возникают важные вопросы. Есть ли у казахстанской молодежи, порожденной связкой авторитаризма и приватизации, присущие именно ей политические и экономические ценности? Представляет ли она особое поколение, отличное от предыдущих поколений, или остается лишь демографической абстракцией, аморфной массой людей с нечеткими убеждениями? Насколько молодежь готова критиковать политику правительства?

Пытаясь найти ответы на эти вопросы, Барбара и Азамат Юнисбай (Barbara Junisbai, Azamat Junisbai, Питцер-колледж, Калифорния) провели большой общенациональный опрос общественного мнения. Опрос проводился на деньги Национального научного фонда – крупнейшего фонда, поддерживающего фундаментальные исследования в США. Главные выводы ученые изложили в статье: Are Youth Different? The Nazarbayev Generation and Public Opinion in Kazakhstan. Состоят они в том, что «поколение Назарбаева» достаточно однородно по своим взглядам и ближе всего ему жесткий экономический либерализм. Имущественное неравенство в обществе – это, по мнению молодежи, не страшно, а государство зря тратит деньги на социальные программы. По сравнению с другими возрастами, молодежь гораздо меньше волнует критика власти, демократия ее не интересует, а кумовство и коррупция – не беспокоит.

Впрочем, обо всем по порядку.

Утопающий спасается сам

Исследователи составили большой подробный опросник, покрывающий широкий спектр тем: политические убеждения, религиозные практики, потребление информации от СМИ, представления о роли государства в экономике, доверие к институтам, социальная мобильность. Проводить опрос они поручили первому в Казахстане независимому центру социологических исследований BRIF Research Group, получившему известность благодаря тщательным проверкам чистоты данных. Полстеры (специалисты, которые занимаются подготовкой, проведением и анализом результатов опросов общественного мнения) провели для ученых 1500 личных интервью с респондентами в возрасте от 18 лет и старше. Беседы проводили 97 интервьюеров в 150 точках по всем 14 областям Казахстана. Средняя продолжительность разговора составила 45 минут, доля согласившихся отвечать – 60,1% (вполне приличный показатель для страны, жители которой немного устали от многочисленных маркетинговых опросов).

Респонденты отбирались поэтапно. Сначала социологи выписывали города, городки и села из реестра Госкомстата и разбивали их на группы по регионам и размеру. Далее уже в каждом регионе в случайном порядке отбирали часть поселений одного типа, а уже в них также случайно отбирали почтовые индексы, улицы и домохозяйства на этих улицах. В рамках исследования в «поколении Назарбаева» оказалось больше казахов, чем среди людей зрелых (61% против 50%); горожан среди молодежи тоже чуть больше (56% и 53%), а вот по полу разбивка вышла примерно одинаковая (мужчин 47% и 45% соответственно). Разрыв между молодежью и старшими поколениями выявлялся методом кросс-табуляции (разбиение выборки на группы в соответствии со значениями двух или более дискретных переменных), а затем проверялся на статистическую значимость с помощью специальных инструментов.

Выяснилось, что казахстанцы в целом выступают за равенство: почти 90% опрошенных согласны с тем, что «различия по уровню дохода в стране слишком велики». 80% уверены, что «экономическое неравенство допустимо лишь тогда, когда у людей есть равные возможности зарабатывать деньги». Однако «поколение Назарбаева» разрывом между богатыми и бедными возмущается гораздо меньше – примерно на десять процентных пунктов. В отношении к конкретным маркерам неравенства эти различия проявляются еще более явно. Молодых меньше беспокоит недоступность качественной медицинской помощи; также они в большинстве своем (58%) согласны с тем, что «большая разница по уровню доходов стимулирует стремиться к успеху», – при том что среди старших такого мнения придерживается меньше половины опрошенных.

Аналогичный межпоколенческий разрыв заметен и в отношении к обязанности государства бороться с неравенством. Взрослые и пожилые гораздо больше, чем молодежь, уверены, что государство с неравенством бороться обязано. Еще активнее старшее поколение казахстанцев требует от властей жестко регулировать сферу бизнеса и промышленности (79,2% против 70,4%). И они же куда увереннее склоняются к принципам социального государства, в первую очередь в том, что «правительство должно гарантировать каждому минимальный уровень жизни». В целом жители республики хотели бы, чтобы власти заботились о населении. Но и тут молодые менее требовательны: среди них процент поддерживающих сокращение государственных программ помощи неимущим оказался больше.

Приспосабливаться, а не бороться

Все эти показатели подчеркивают медленные сдвиги в социально-экономической реальности Казахстана. «Поколение Назарбаева» – первые люди, вступившие во взрослую жизнь в постсоветский период. Всеобщее бесплатное высшее образование и качественные медицинские услуги представляются им смутным воспоминанием, а рыночная экономика кажется уже не хаотичным и жестоким явлением, уничтожившим стабильную жизнь (как в 1990-е), а нормой существования, более того – источником процветания. Молодые казахстанцы выдвигают скромные требования к государству именно потому, что они привыкли жить в более «экономной», коммерциализированной и далекой от социализма среде, чем их родители и старшие братья. Ученые подчеркивают, что установки «поколения Назарбаева» не являются чем-то исключительным: и в соседней России, и в Восточной Европе, и во многих других странах молодые тяготеют к ценностям личного успеха, рыночной экономики и отказа от «заботы» со стороны государства.

Но каковы, по мнению казахстанцев, глубинные причины бедности и богатства? По этому вопросу старшие и младшие поколения единодушны: успех в жизни зависит от нужных связей и хороших стартовых возможностей – так считают 70-80% респондентов. А вот структурные причины бедности (дискриминацию и несправедливую экономическую систему) важными считают лишь 50-60%. По мнению ученых, это говорит о том, что казахстанцы в целом принимают выгодную для правящей элиты систему блата, коррупции, клиентелизма, а также власти неформальных связей как данность, как неизменные правила игры, к которым нужно приспосабливаться, – а не как зло, с которым надо бороться. И тут возникает непосредственная связь с политической жизнью. Как известно из других исследований, когда граждане игнорируют системные причины неравенства и объясняют его лишь удачей или успехом отдельных людей (кому-то повезло, кому-то нет), это снимает с властей ответственность за происходящее в стране и, в конечном счете, укрепляет правящий режим.

Революции не будет

Политические ценности и установки казахстанцев оказались достаточно либеральны независимо от возраста: 80% респондентов поддержали идею демократии, 86% согласны с тем, что «честные выборы важны для благополучия моей семьи», и 95% – что такие выборы «важны для экономического развития страны». Однако в отношении к конкретным инструментам демократии молодежь сильно различается. В целом казахстанцы согласны с тем, что «гражданам следует активно ставить под сомнение действия властей» (87%), однако среди «поколения Назарбаева» таких меньше четверти. Среди молодежи меньше поддержки находит и установка на то, чтобы СМИ были бдительны, расследовали коррупцию и ошибочные решения властей (35,6% против 44% среди старшего поколения).

Чем можно объяснить такие различия в оценках? Вероятно, «поколение Назарбаева» более аполитично, чем взрослые, заставшие перестройку. Молодые респонденты полагают, что контроль общества над властью требует слишком много времени и усилий, которые можно направить на другие цели. Кроме того, молодежь примерно на 10% более терпимо относится к кумовству и семейственности. Она выросла в этой среде и считает ее естественной. «Поколение Назарбаева не отвергает такие практики, а принимает их как нормальное условие жизни… Судя по всему, урок, который молодежь вынесла из политики, состоит в том, что семейственность представляет собой норму, а демократия работает на словах, а не в реальности», – констатируют ученые. Иными словами, устраивать революции или требовать реформ молодежь вряд ли настроена.

Конечно, авторы исследования признают ограниченность своих выводов – это всего лишь один опрос, выводы которого хорошо бы перепроверить через несколько лет. Однако это не помешало ученым прийти к крайне пессимистической установке о возможностях демократизации Казахстана. Этот процесс обычно начинается «снизу», когда граждане становятся более критичными, требуют открытых выборов, политического плюрализма, общественного контроля. Судя по полученным данным, молодежь в республике пока предпочитает делать карьеру, действуя по навязанным властью правилам игры.

 

Источник информации: Fergana.agency

Прочитано 52 раз

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

Новости

Популярное за все время