Воскресенье, 21 апреля 2019
Среда, 20 марта 2019 11:08

В Казахстане урегулируют цивилизованную «форму рабства»

Автор
Оцените материал
(0 голосов)

Депутаты мажилиса инициировали разработку законопроекта, который будет регулировать вопросы использования заемного труда в Казахстане, сообщил во вторник, 19 марта, глава Федерации профсоюзов Казахстана Бакытжан Абдраим. Между тем правительство в лице Министерства труда и социальной защиты населения обещало заняться этим документом еще осенью 2017 года, когда сотрудники металлургического комбината ArcelorMittal Temirtau жаловались на то, что их в массовом порядке выводят за штат для сокращения себестоимости труда.

Вопрос с заемным трудом в Казахстане, как и во всем мире, обостряется, поскольку три его основные формы – прикомандирование, аутсорсинг и аутстаффинг – все чаще берутся работодателями на вооружение с тем, чтобы уменьшить собственные затраты. Дело в том, что прикомандирование и другие формы заемного труда с точки зрения бизнеса предоставляет компаниям ряд важных преимуществ, позволяя сократить численность своего персонала и налоги, взимаемые с начисления заработной платы, а также расходы на открытие офисов в регионах, сконцентрировать свои силы на основном бизнесе, передав отдельные сферы деятельности, являющиеся непрофильными для компании, на аутсорсинг.

Немногим лучше с точки работников и аутстаффинг – выведение персонала за штат компании. При аутстаффинге персонал заключает трудовые договоры не с фирмой, являющейся фактическим работодателем, а с организацией-посредником, или аутстаффером: все эти формы, помимо прочего, позволяют устанавливать заработные платы в дочках, создаваемых специально под эти цели, на более низком уровне, чем в головных компаниях. В Казахстане эта проблема во всей своей красе всплыла в мае 2016 года, когда профсоюз металлургического гиганта ArcelorMittal Temirtau заявил: компания намеренно переводит рабочих в аутсорсинг, снижая тем самым расходы на выплату зарплаты.

Самое печальное, что в Трудовом кодексе страны с 2016 года законодательно были урегулированы права и обязанности сторон лишь по одной из форм заемного труда – прикомандированию сотрудников к другому предприятию. К октябрю 2017 года правительство в лице тогдашнего главы Министерства труда и социальной защиты населения Тамары Дуйсеновой созрело до понимания: надо или регламентировать все формы заемного труда, или запретить его вообще (до 2016 года, кстати, казахстанское законодательство не допускало его использование). В планах министерства было оставление только одной формы заемного труда – прикомандирования работников головного офиса к дочкам на определенный период с сохранением заработной платы в прежнем объеме и за счет основного работодателя.

Однако в итоге благие намерения так ими и остались: главы Министерства труда и социальной защиты с тех пор менялись дважды, и теперь в крестовый поход на заемный труд пошла не исполнительная, а законодательная власть: 19 марта на заседании правительства председатель Федерации профсоюзов Бакытжан Абдраим заявил, что практикой использования заемного труда в стране и сопутствующих ей нарушений трудовых прав работников обеспокоились депутаты мажилиса.
«Проблема заключается в отсутствии законодательного регулирования данной формы занятости населения. Это форма рабства. На сегодня группа депутатов мажилиса парламента инициировала разработку проекта закона по регулированию вопросов заемного труда», – сказал Абдраим.

Он призвал правительство поддержать эту законодательную инициативу и рассмотреть возможность введения моратория на принятие законодательных актов, ущемляющих или ограничивающих социально-трудовые права работников. Тем более что их права активно нарушаются и в рамках давно принятого трудового законодательства: по сведениям главы профсоюзной федерации, на сегодня в Казахстане коллективными договорами охвачено всего лишь 40% предприятий и организаций, а заработная плата в ряде отраслей экономики остается ниже, несмотря на повсеместное ее увеличение.

«В соответствии с поручениями президента страны Нурсултана Назарбаева, за последние полгода дважды приняты решения по повышению заработной платы – увеличение размера минимальной зарплаты с 2019 года в 1,5 раза и повышение заработной платы работников бюджетной сферы с июля текущего года, – сказал председатель федерации. – Тем не менее у работников сельского, лесного хозяйства и некоторых других сферах уровень оплаты труда остается очень низким. Мы призываем руководителей предприятий, бизнес-сообщество, местные исполнительные органы принять возможные меры по поэтапному повышению уровня зарплат низкооплачиваемым категориям работников», – добавил он.

И предложил кабмину начать с себя, рассмотрев возможность поэтапного перехода к единому стандарту в системе оплаты труда сотрудников бюджетной сферы посредством замены базового должностного оклада на минимальную заработную плату. Впрочем, как показывает практика, если даже зарплата сотрудников того или иного сектора увеличивается, далеко не факт, что все они ее получат: по сведениям нынешнего министра труда и социальной защиты населения Бердибека Сапарбаева, задолженность казахстанских работодателей перед своими сотрудниками исчисляется миллиардами тенге.

«По итогам 2018 года, по данным местных исполнительных органов, задолженность по заработной плате перед работниками на предприятиях в стране составляет 1,7 млрд тенге, из которых 75% приходится на предприятия-банкроты и находящиеся на стадии реабилитации. Мы работаем с местными исполнительными органами, прокуратурой, органами правопорядка, подготовили расписание по снижению задолженности по зарплате», – сказал министр.

Одновременно он заметил, что после исполнения поручения президента о повышении минимальной зарплаты с начала текущего года до 42,5 тыс. тенге к настоящему времени более 184,6 тыс. работодателей повысили заработную плату 958 тыс. низкооплачиваемым работникам. А среднемесячная зарплата по стране выросла до 176 тыс. тенге, так что если кто-то продолжит копить долги перед своими работниками, цифра задолженности будет расти большими, чем в прошлом году, темпами. Помимо этого, добавил глава профильного министерства, более тысячи предприятий продолжает использовать труд своих сотрудников, не заключив с ними договора.

«Теперь мы намерены с ними работать в рамках Трудового кодекса», – заявил министр.

Ну и, наконец, бичом социально-трудовых отношений в Казахстане, по оценке Федерации профсоюзов, остается производственный травматизм – Абдраим сослался на официальную статистику, согласно которой в 2018 году производственные травмы в стране получили 1 тыс. 568 человек, около 300 из них женщины.

«Ежегодно погибают более 200 человек, постоянно возрастает бремя экономических затрат, исчисляемых миллиардными суммами на компенсационные выплаты, связанные с травмами, ухудшением здоровья работающих», – подчеркнул спикер.

И озвучил инициативу по изучению и применению зарубежного опыта в области обеспечения безопасных условий труда – «нулевого» травматизма, предложив рассмотреть вопрос о присоединении республики к соответствующей международной программе VISION ZERO. В ответ премьер-министр Казахстана Аскар Мамин предложил Министерству труда и соцзащиты рассмотреть все предложения федерации.

«Бердибек Машпекович, озвученные предложения Федерации профсоюзов необходимо внимательно изучить и найти сбалансированное решение. В том числе вопросы по обеспечению безопасности труда нужно рассмотреть во всех комиссиях и на всех уровнях, особенно это касается регионов, – обратился Мамин к Сапарбаеву. – Нужно активизировать диалог, формализм в работе недопустим. Наконец, вопрос обеспечения безопасности труда очень важен. В этой связи я поручаю Министерству труда и социальной защиты населения с участием госорганов и профсоюзов в месячный срок разработать комплексную «дорожную карту» на пятилетний период по безопасности труда», – заключил глава правительства.

 

По материалам Курсивъ

Прочитано 123 раз

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

Новости