Среда, 21 Февраль 2018

Обзоры (392)

Глобальные показатели банковского рынка Казахстана в 2017 году демонстрировали серьёзные изменения, порой двузначные, что говорит о том, что этап реформирования отрасли еще не закончен, сообщает forbes.kz.

Цена свободного тенге: поддержка Национальным банком стабильности национальной валюты слишком дорого обходится стране

Борьба с безработицей, стимулирование экономической конъюнктуры и участие в решении структурных проблем экономики страны никогда законодательно не закреплялись даже как вторичные цели Национального банка РК.

С самого начала основной целью его денежно-кредитной политики (ДКП) стало обеспечение стабильности цен.

Понятно, что достижение этого возможно было лишь при обеспечении стабильности национальной валюты, как основы экономического роста, занятости и повышения уровня жизни народа.

Как справляется с выполнением этой главной и единственной задачи Нацбанк?

Примечание: в диаграмме № 1 показана среднегодовая инфляция в отличие от Нацбанка, который презентует в СМИ инфляцию как прирост цен месяц к месяцу прошлого года. Среднегодовая инфляция дает полную картину о росте потребительских цен.

Как видно из диаграммы №,1 наибольший рост среднегодовой инфляции приходится на кризисный 2008 г. (крушение цен на нефть и девальвация тенге), когда она подскочила до 17,2%.

Значение высокой инфляции за 2008 г., связанное, в том числе, с перегретым рынком, вернуло экономику к 1997 г., когда инфляция составляла 17,4%!

Другой подъем среднегодовой инфляции приходится на 2016 г. – 14,5%. Ее взлет связан с крахом обменного курса тенге после отпуска его в свободное плавание в не диверсифицированной экономике.

Таким образом, говорить, о том, что Нацбанк успешно выполняет свою единственную и основную задачу по обеспечению стабильности цен нельзя.

Главная причина такого положения дел в том, что за 13-летний период фиксированного обменного курса и высоких цен на нефть правительство и Нацбанк не смогли добиться практических результатов по диверсификации экономики.

Длительно удерживаемый фиксированный курс тенге нужен был для привлечения инвестиций в структурные реформы и освобождения зависимости экономики от цен на нефть.

Между тем, инвестиции в львиной своей части шли в добычу нефти.

На 1 ноября 2017 г. общий внешний долг вырос до $168,9 млрд, а ежегодное его обслуживание перевалило за $30 млрд!

В период падения цен на нефть большие платежи (как отток валюты из платежного баланса) по внешним долгам стали ускорителями девальвации тенге.

Но теперь о том, как Нацбанк справляется с обеспечением стабильности цен в условиях уже свободного плавания курса тенге.

Девальвация VS инфляция

Девальвации обменного курса тенге, связанные с падением цен на нефть, стали серьезным вызовом для денежно-кредитной политики финансового регулятора.

Существует понятие − «эффект переноса обменного курса» (англ. - exchange rate pass-through), то есть эффект девальвации на инфляцию. Суть в том, что девальвация разгоняет цены в период определенного временного лага, взвинчивая инфляцию, особенно в странах, сильно зависящих от импорта.

Такие выводы подтверждает и тренд диаграммы №1.

Поэтому, чтобы обеспечить стабильность цен, Нацбанку нужно остановить последующую девальвацию тенге!

Небезынтересны на этот счет и выводы исследований Международного валютного фонда. Так, согласно его исследованиям, 10 процентов девальвации в Казахстане вызывают 3 процента инфляции (Republic of Kazakhstan: Selected Issues; IMF Country Report No. 17).

Между двух интересов

Данияр АКИШЕВ возглавил (с 2 ноября 2015 г.) Нацбанк в сложный период.

Экономика РК остается не диверсифицированной, следовательно, неподготовленной для свободного плавания тенге. В таких условиях вслед за возможным снижением цен на нефть курс тенге уязвим для последующего его заваливания. Эти обстоятельства усиливают разрывы сторон денежно-кредитной политики и обостряют конфликты интересов Нацбанка.

Например, как проводника ДКП (стимулировать банки к интенсивному кредитованию экономики, улучшать ее качество и на этой основе укреплять тенге, стабилизировать цены и подавлять инфляцию) и как органа, отвечающего за восстановление устойчивости банков, стабилизацию обменного курса тенге и т.д.

Решать одновременно обе задачи при динамичном кредитовании банками экономики Нацбанк, видимо, считает для себя большим риском.

Вероятней всего, Нацбанк, находясь между двумя указанными конфликтами интересов, решил сделать ставку на изъятие своими инструментами денежных средств банков и других субъектов экономики РК.

Однако такие меры существенно ограничивают кредитование банками экономики, хотя и приближают Нацбанк к достижению его цели по относительной стабилизации состояния банков.

Деньги VS обменный курс

Из диаграммы №2 следует, что с апреля 2016 г. Нацбанк резко увеличил реализацию своих нот - с 0,4 трлн тенге до 3,7 трлн тенге или в 9,3 раза!

В последующем продажи нот лишь увеличивались.

К концу 2016 г. объемы нот на первичном и вторичном рынке выросли до 8,7 трлн тенге, что по курсу того периода составляло $25,4 млрд!

А в 2017 г. – уже 8,5 трлн тенге или $26,1 млрд!

Другим активным инструментом денежно-кредитной политики по изъятию денег стали депозиты банков, открытые в Нацбанке.

Как показывает диаграмма №3, с июля 2015 г. до начала 2016 г. объемы денег, складываемых банками на депозиты в Нацбанке, выросли с 1,9 трлн тенге до 3 трлн тенге или в 1,6 раза!

В 2016 г. средняя сумма таких денег составила 2,5 трлн тенге или по курсу того периода $7,2 млрд.

А в 2017 г. −уже 2,6 трлн тенге или $8 млрд!

Кроме того, Нацбанк резко увеличил продажи государственных ценных бумаг (ГЦБ) в рамках общей денежно-кредитной его политики.

Так, если ежемесячные средние остатки ГЦБ на вторичном рынке в 2015 г. составляли 3,8 трлн тенге, то в 2016 г. - уже 8 трлн тенге ($23,4 млрд.), а в 2017 г. − 8,2 трлн тенге ($25,2 млрд)!

Таким образом, общая сумма (ГЦБ, депозиты и ноты) изъятых денежных средств Нацбанком через эти инструменты составила: в 2016 г. − $56,0 млрд, а в 2017 г. − уже $59,3 млрд!

Для сравнения:

В 2010 г. при фиксированном курсе и высоких ценах на нефть в совокупности денежные ресурсы связывались лишь в сумме порядка $19,7 млрд.

Теперь мы подошли к самому главному вопросу: что дали эти действия Нацбанку?

Ведь изъятие из экономики и формирование огромной денежной массы в $59,3 млрд привело к недостатку денег в ней, к дороговизне, отсутствию кредитов и т.д.

К тому же большие объемы продажи нот Нацбанка и в особенности их переход на вторичные рынки значительно ослабляют денежно-кредитную политику центрального банка Казахстана.

 
Как видно из диаграммы №4, после своего пика обесценения в 365,83 тенге/$ (на начало 2016 г.) тренд обменного курса тенге устремился вниз и относительно стабилизировался.

Как достиг такого тренда Нацбанк?

Сопоставив диаграммы №2,3 и 4 можно заметить: чем больше финрегулятор изымает денег из экономики, тем стабильнее обменный курс тенге!

Вероятнее всего, ключом к спасению тенге от последующего его падения, по видению Нацбанка, явилось изъятие из банков, экономики огромной массы денег, что не позволило им попасть на валютный рынок РК.

И наконец, последнее, но, скорее всего, самое важное обстоятельство.

Чего стоили эти и другие действия самому Нацбанку?

Цена стабильности

Из диаграммы №5 видно, что по итогу 2015 г. Нацбанк получил убыток в сумме минус 48,6 млрд тенге. А по результатам 2016 г. - уже минус 124,3 млрд тенге. То есть убытки увеличились в 2,6 раза!

Одной из причин такого плачевного положения Нацбанка является чрезмерный рост его процентных расходов.

Так, с 15,7 млрд тенге в 2015 г. они выросли до 275,5 млрд тенге в 2016 г. Рост в 17,5 раза!

Очевидно, что в этих процентных выплатах сидят и расходы Нацбанка по депозитам банков и нотам и т.д. (расходы по его инструментам изъятия денег из экономики).

Понятно также, что нынешний глава Нацбанка Данияр Акишев продержаться так долго не сможет.

А еще ясно, что вся эта схема рассчитана на очередное повышение цен на нефть.

И только оно действительно может спасти Нацбанк.

 

Источник: Ratel.kz

 

По итогам 2017 года Казахстан снизил товарооборот более чем на 20% с 6 странами мира. На этих рынках республика потеряла почти 270 млн долларов товарооборота, включая почти 200 миллионов долларов экспорта.

Совокупный объем торгов на KASE в январе текущего года достиг 12,4 трлн тенге и вырос относительно предыдущего месяца на 9,8 % или 1,1 трлн тенге.

Парадоксально, но вне зависимости от колебаний мировых цен на нефть долговые аппетиты нашего государства продолжают расти быстрыми темпами, сводя на нет мечты налогоплательщиков о компактном, недорогом и одновременно эффективном правительстве.

Kursiv Research рассмотрел доходность частных инвесторов в прошедшем году. Аналитики выяснили, какие из десяти способов вложений принесли больше всего прибыли казахстанцам в 2017-м, какие стали убыточными и на что стоит обратить внимание в 2018 году.

Ставить на американскую валюту и инвестиции за рубежом вопреки росту нефтяных цен и укреплению обменного курса тенге – такой остается стратегия Нацбанка, управляющего пенсионными накоплениями казахстанцев.

Для банковской системы Казахстана 2017 год трудно назвать удачным: сократились активы банков второго уровня, их ссудный портфель и обязательства, зато выросли объемы и доля просроченных кредитов. Все это произошло на фоне слияний банков и благодаря масштабной государственной поддержке. Хотя к концу года ситуация несколько стабилизировалась, некоторые негативные тенденции остаются.

Население Казахстана стало активнее покупать иностранную валюту, но не спешит с нею расставаться.

В прошлый понедельник Национальный банк Казахстана, вопреки прогнозам экспертов и ожиданиям участников рынка, снизил базовую ставку. Причем снизил сразу на 0,5 процентных пункта — с 10,25% до 9,75%, сохранив коридор +/-1%. Однако возникают вопросы, почему регулятор пошел на этот шаг именно сейчас и на самом ли деле все дело в замедлении инфляционных процессов.

Февраль - время для девальваций в Казахстане. Два раза значительное обесценение национальной валюты состоялось именно в этом месяце. Нацбанк РК любит троицу?

В конце прошлой недели Нацбанк опубликовал данные о своих интервенциях на валютном рынке за декабрь 2017 года, которые второй месяц подряд оказались нулевыми на нетто-основе. До этого с августа по октябрь регулятор потратил $520 млн для того, чтобы вернуть курс к фундаментально обоснованным значениям.

Новый год национальная валюта Казахстана начала с мажорной ноты. За первые две недели тенге отыграл еще часть позиций у американской валюты. Однако на вопрос, насколько устойчивой окажется эта тенденция, однозначного ответа нет, хотя шансов у тенге укрепиться еще больше к доллару пока куда больше, чем возможностей ослабнуть.

"Надуть" ВВП легче всего путем завышения объемов производства услуг. Так, отражаемый статистикой объем "чистых налогов" должен соответствовать отчетности об исполнении бюджета. Продукция добывающей отрасли идет преимущественно на экспорт, и в случае, если при оценке ее вклада в ВВП имеют место "приписки", это рано или поздно всплывет при сопоставлении данных казахстанской статистики с данными таможенной статистики других стран, об этом в материале LS.

Речь пойдет о главных рисках для хозяйственной системы Казахстана в году наступившем.