Вторник, 11 декабря 2018
Среда, 05 декабря 2018 10:13

Когда квалифицированными умными специалистами начинают руководить люди со стороны, тогда профессионалы уезжают в другую страну - эксперт

Автор
Оцените материал
(0 голосов)

Как становятся учеными и что нужно делать для развития науки в Казахстане? Об этом в разговоре с Тимуром ПАЛТАШЕВЫМ, нашим земляком, который уже 20 с лишним лет работает в Кремниевой долине в США.

 

А оно вам нано? Нуно!

– То, чем вы занимаетесь, – это компьютерная графика, микро- и наноэлектроника. Что это такое?

– Компьютерная графика – это то, чем вы ежедневно пользуетесь. Без нее все сотовые телефоны, гаджеты, персональные компьютеры с их красивыми картинками были бы невозможны в принципе. Микро- и наноэлектроника в общем являются базисом данных компактных электронных устройств.

Чипы, которые применяются даже в самом отсталом телефоне, делаются по технологии 28 нанометров. Все новые телефоны – 12–14 нанометров, сейчас идет переход на 5–7 нанометров – это размеры базового транзистора новой полупроводниковой технологии.

– Что это все значит и что дает? Увеличение объема памяти, фотографии четче?..

– Увеличение вычислительной мощности, объема памяти, улучшение электронных сенсоров (камеры) при многократном снижении энергопотребления... Фактически достижения наноэлектроники превратили обычный сотовый телефон в компьютер, и рядовой смартфон теперь по вычислительной мощности эквивалентен суперкомпьютеру 90-х годов. При карманном размере и работе от батареи.

– В Казахстане в 70-е годы, когда вы учились, всего этого и близко не было. Как вы вообще пришли к этой специальности, в науку?

– Нет, вычислительная техника уже была в Казахстане. Я учился по этому профилю, а вот специальности “компьютерная графика” тогда не было.

Мы изучали устройства, умели программировать их. Дальше, с развитием микропроцессорной техники, я уже начал заниматься графикой. Создание графических терминалов – одно из возможных использований микропроцессоров. Сперва черно-белых, потом цветных, которые могли рисовать сначала двухмерные картинки, а в 90-е годы уже трехмерные.

В 80-е годы я занимался этим в Санкт-Петербурге. Частично немножко и в Алма-Ате, где была лаборатория графических терминалов, на военной кафедре Казахского политехнического института.

Когда финансирование в начале 90-х годов прекратилось, лаборатория потихонечку свернулась, потому что с развалом СССР заказчики все исчезли.

Выбор пути зависит от того, кого ты встретишь в начале жизни

– Министр внешней торговли СССР Николай Патоличев однажды сказал, что в жизни очень важно встретить человека, который подтолкнул бы тебя к выбору пути. У вас такой человек был?

– У меня их было несколько. Это в первую очередь учитель математики в РФМШ, наш классный руководитель Леонид Карпович Романов. Я был достаточно “уличный” такой парень, а он повернул меня в положительную сторону.

– При успешных родителях (оба – директора крупных фабрик) вам светило безоблачное будущее. Но вы выбрали стезю науки.

– Ну как... Безоблачное будущее не светит никому. Зависит от самого человека: если он работает – то да, а если не шевелится – то кто же слепит ему будущее? В инерцию немного попадешь, а потом будет нищета – это гарантированно. Родители именно этому учили, что надо трудиться каждый день с полной отдачей.

Но вот реально приобщила к науке Евгения Жамалхановна Айтхожаева. Она как раз только защитилась и читала в институте нам курсы по вычислительной технике. Позже она способствовала тому, что я после армии вернулся на кафедру. Это профессионал очень высокого уровня, до сих пор преподает. К сожалению, таких мало, их должно быть многократно больше.

Третий человек – это покойный профессор, заведующий кафедрой вычислительной техники университета ЛИТМО Сергей Александрович Майоров. В начале 1982 года было совещание заведующих кафедрами вычислительной техники со всего СССР, у нас в политехе как раз проводили. Мы просто с ним в лифте столкнулись, и он сказал: “К нам приезжай, поговорим”. Я поехал.

– Это очень важно, когда есть человек, который дает тебе толчок, указывает, и ты яснее видишь, чем тебе надо заниматься?

– Так система вообще и в науке, и в профессиональной деятельности построена. Люди, которые долго работают в одной области, все время охотятся на себе подобных. Мы все время смотрим, выбираем и помогаем определиться.

Чем больше ты оставишь после себя себе подобных, тем выше твои эффективность и вклад в науку и технологию.

– Это то, чем, собственно, занимался Резерфорд.

– Да, профессор Майоров точно так же поступал, как и Резерфорд, выискивал единомышленников и тех, в ком есть задатки. Он ведь не сказал никому другому, а сказал мне.

Одно без другого не бывает

– Что нужно сделать, чтобы из страны не утекали квалифицированные кадры, в том числе ученые?

– Основная причина утечки мозгов – отсутствие соответствующей работы с достойной оплатой и перспектив, когда ты от ступеньки к ступеньке можешь идти вверх, зная, что именно на трудовых достижениях, профессионализме и человеческих качествах построены успехи в твоей карьере. Это как раз и позволяет удерживать кадры.

Работа может быть перспективной до того момента, когда квалифицированными умными специалистами начинают руководить люди со стороны, которые набраны по иным принципам.

Тогда профессионалы предпочитают другое место и другую страну для своей работы, карьеры и жизни.

– В один из своих приездов в интервью одному изданию на вопрос об образовании вы ответили, что нужно больше всего внимания уделять школам. Почему?

– Потому что там формируются основы. То, чем я занимался в физико-математической школе (математика, физика, судомоделизм, авиамоделизм), дало многое. Мы все время что-то делали руками, вместо того чтобы болтаться по улице. На дурь времени не хватало.

В Советском Союзе была прекрасная система подготовки кадров. Например, в политехническом институте существовала такая практика, когда преподаватели на всех кафедрах должны были защититься в центральных вузах. Таким образом создавались прочные связи с московскими, ленинградскими, томскими вузами, откуда вообще-то и пошло все развитие в Казахстане: например, академик Сатпаев – выпускник Томского политеха.

Во всех вузах учебные материалы были схожими, поэтому уровень обучения в них был более или менее однороден. Акцент же делался на профориентацию школьников.

Вузы готовили имиджевые материалы, которые во многом помогали детям определяться с выбором профессии. К тому же квалификация самих педагогов в школах была неизмеримо выше, чем сегодня. Иначе говоря, еще на начальном уровне дети начинали понимать: стать хорошим специалистом можно тогда, когда есть знания и прикладные навыки. Вот об этом и необходимо вспомнить сейчас.

Досье Каравана

Тимур Палташев – специалист по разработке архитектуры графических процессоров и систем машинного интеллекта, имеет 28 патентов США, более десятка заявок в процессе обработки. В настоящее время работает старшим менеджером в Radeon Technology Group, Advanced Micro Devices, SantaClara, California. Также до последнего времени преподавал как профессор Северо-Западного политехнического университета (Калифорния) в рамках курсов “Системы на кристалле” и “Компьютерная архитектура”.

 

По материалам газеты Караван

Прочитано 77 раз

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

Новости

Популярное за все время