Понедельник, 18 марта 2019
Суббота, 29 декабря 2018 10:26

Акишев: Мы не ужесточаем регулирование, мы усиливаем надзор

Автор
Оцените материал
(0 голосов)

О будущем банковского сектора, инфляционных ожиданиях и о том, что ждет тенге в 2019 году, в интервью Forbes.kz рассказал председатель Национального банка Данияр Акишев


Данияр Талгатович, традиционно под конец года подводятся предварительные итоги. Начнем с инфляции. Вы неоднократно говорили о существующих рисках. Каковы будут итоги 2018 года, удастся ли удержаться в установленном коридоре 5-7% и на какой его границе? Каков ваш прогноз на следующий год, какие основные риски по инфляции вы видите на будущее?

- Инфляция по итогам ноября 2018 в годовом выражении составила 5,3%, а по сравнению с июлем 2016 она снизилась больше чем втрое - с 17,7%. Сейчас есть высокая вероятность, что по итогам 2018 инфляция будет меньше 6%, то есть останется в нижней области установленного коридора - 5-7% на конец 2018.

Наш ориентир по инфляции на конец 2019 – это 4-6%.

Если инфляция и дальше будет находиться близко к нижней границе коридора, установленного Нацбанком, то это хорошо для экономики. Факт и прогнозы по инфляции закладываются на перспективу всеми субъектами экономики. Предприятия используют эти индикаторы, чтобы формировать будущую ценовую политику на свои товары, сырье и услуги. Низкие значения инфляции будут способствовать снижению ожиданий по инфляции у всего населения. Управляемая, прогнозируемая инфляция – это важнейшее условие поступательного развития экономики.

Однако мы видим риски, что инфляция в 2019 может снижаться не такими быстрыми темпами, как нам хотелось. В их числе - рост цен на продовольствие в мире. Например, за последний год мировые цены на зерновые выросли на 7,1%. Это также рост цен в странах торговых партнерах Казахстана, продукция которых импортируется к нам. Например, в России прогнозы центрального банка по инфляции в 2019 составляют 4-5%, хотя в начале 2018 в России был зафиксирован рекордно низкий уровень инфляции в размере 2,2-2,4%. Одними из причин этого называются возможное ослабление рубля и повышение ставки НДС.

Риск представляет также нестабильность на рынке энергоносителей. Возможное снижение цены на нефть будет оказывать негативный эффект на платежный баланс Казахстана и предложение валютной выручки на рынке. В числе рисков - и повышение минимальной заработной платы и заработной платы работников государственной сферы, которое будет оказывать давление на инфляцию со стороны спроса.

Но есть факторы, которые одновременно будут сдерживать рост цен, такие как насыщение рынка товарами внутреннего производства и снижение тарифов естественных монополистов. Надеюсь, что влияние сдерживающих факторов окажется сильнее.

Чего ждать от национальной валюты? Как изменится курс тенге к доллару в 2019 и насколько тенге восприимчив к внутренним и внешним факторам? Как обстоит дело с золотовалютными резервами, как вы намерены сохранить текущий уровень ЗВР?

- Национальный банк сохранит режим плавающего курса тенге. Это означает, что мы не имеем ориентиров или целей по курсу, ни для внутреннего пользования, ни скрытых, ни публичных. Не устанавливаем коридоры и желаемые значения. Это - неотъемлемая часть денежно-кредитной политики, основанной на принципах инфляционного таргетирования.

Политика свободного курсообразования на валютном рынке означает, что курс тенге зависит от внутреннего денежного рынка и определяется фундаментальными факторами, а не интервенциями Нацбанка. Курс автоматически подстраивается под изменяющиеся условия, как в сторону укрепления, так и ослабления, и всегда стремится к равновесному уровню. Это позволяет сохранять конкурентные преимущества для производителей, оперативно реагировать на внешние шоки, исключая возможность резких курсовых изменений.

В 2018 для предотвращения усиления девальвационных ожиданий и стабилизации внутреннего валютного рынка в сентябре Национальный банк провел интервенции на сумму $520 млн в виде продажи иностранной валюты. Делаю такое уточнение, потому что когда Национальный банк покупает излишки иностранной валюты на рынке – это также называется интервенциями.

В этот период происходил пик оттока капитала из развивающихся стран, в том числе в России, где рост напряженности в отношении будущих санкций резко вырос и оказал негативное воздействие на устойчивость рубля. Несмотря на благоприятную цену на нефть, на внутреннем рынке Казахстана в эти дни практически полностью отсутствовало предложение иностранной валюты, поэтому участие Национального банка способствовало удовлетворению спроса и снижению девальвационных ожиданий.

Однако эти операции не были существенными, как для общего объема торгов по итогам месяца, так и для размера золотовалютных резервов. На конец ноября 2018 золотовалютные резервы Нацбанка составили $30,2 млрд. В условиях свободного плавающего курса и минимизации участия Нацбанка на валютном рынке уровень резервов будет оставаться стабильным. Просто потому что мы их не тратим для поддержания курса. Но Нацбанк обслуживает правительство, в том числе по операциям с иностранной валютой, которые могут оказывать влияние на размер резервов, также как и изменение стоимости инструментов, в которые инвестированы золотовалютные активы на мировых финансовых рынках.

Прогноз по темпам роста ВВП на 2019 буквально недавно правительство скорректировало, уменьшив на 0,1% - до 3,8%. По вашим прогнозам, насколько реален этот прогноз, какие основные риски/позитивные факторы повлияют на экономику страны в 2019?

- Национальный банк, как правило, более консервативно оценивает любые экономические прогнозы. Это происходит не только в Казахстане, но и в мире в целом, и связано со спецификой деятельности центральных банков, которые для инструментов денежно-кредитной политики стремятся использовать более умеренные ожидания.

Поэтому в 2019 по оценке Нацбанка рост ВВП составит 2,7%. Такая оценка связана с замедлением динамики экспорта и ростом импорта на фоне повышения внутреннего потребительского и инвестиционного спроса. Если говорить о позитивных ожиданиях, то это - продолжение инвестиционных проектов на крупных месторождениях в горнодобывающей отрасли, рост транзитного потенциала и сельского хозяйства, а также рост жилищного строительства на фоне реализации программ «7-20-25» и «Нұрлы жер».

 Нацбанк проводит работу по обеспечению стабильности банков. На ваш взгляд, каковы основные сильные и слабые стороны банковского сектора, и какие вы видите пути решения накопившихся проблем в банковском секторе и перспективы развития? Что ожидает финансовый сектор в 2019?

- В 2019 будет продолжена работа по улучшению качества кредитного портфеля банков. Это одна из основных уязвимостей банковского сектора. И мы намерены преодолевать их не путем внедрения формальных нормативов, которые банки могут обходить за счет манипуляций с отчетностью, а за счет реального признания проблем по неработающим займам и использования возможностей акционеров по покрытию убытков за счет капитала и дополнительных вливаний.

С 2016 мы стали по-иному смотреть на ту политику, которую проводят банки. Речь идет не об ужесточении регулирования, а об ужесточении надзора. Если смотреть по отчетности банков – все нормально, кредиты выданы хорошим заемщикам. Проверяем – заемщики не платят. Отчетность должна отражать реальное положение дел. Это основное изменение в политике нашего надзора.

Дальнейшее развитие банков будет определяться с учетом уроков, извлеченных за последние годы. Переход на риск-ориентированный подход позволит минимизировать прежнюю негативную практику и выявлять проблемы банков на ранней стадии, не доводя их до критического уровня.

В следующем году начнется внедрение риск-ориентированного надзора. Вы говорили, что он предусматривает повышение требований к уровню капитализации и системам управления рисками. Как это все будет работать? Позволит ли данный подход оценивать устойчивость, платежеспособность каждого банка более тщательно? Как вы будете определять границы «мотивированного суждения»? И как банкам теперь определять границы их деятельности?

- Риск-ориентированный надзор предполагает внедрение не просто института суждения, а мотивированного суждения. Это мнение Нацбанка на основе глубокого анализа деятельности банка о качестве риск-менеджмента, о наличии рисков в банке и возможность покрывать эти риски уровнем капитала и ликвидности.

Это не мнение одного сотрудника Нацбанка, а обоснованное профессиональное мнение специально создаваемого коллегиального органа, руководит которым заместитель председателя Нацбанка.

Нацбанк определил существенные области, в которых будет применено мотивированное суждение. Это - согласование менеджмента и акционеров; определение лиц, связанных с банком особыми отношениями; оценка достаточности провизий и оценка систем управления рисками и внутреннего контроля.

Границы, что можно делать и что нельзя, определяет сам банк, исходя из способности минимизировать риски финансовой устойчивости. Но в рамках надзора деятельность банка на постоянной основе будет анализироваться и оцениваться. Это позволит Нацбанку применять превентивные меры в отношении риска на этапе его выявления, не дожидаясь фактического нарушения.

Хочу подчеркнуть, что применение этих мер будет результатом диалога с банком, когда выявленные риски и недостатки будут обсуждаться совместно с банком, а банк будет иметь возможность представить свою позицию. Финальное решение о принятии мер будет мотивированным и обоснованным фактом признания наличия рисков и недостатков, которые банк не устранил.

В целом, риск-ориентированный подход в надзоре позволит оценивать каждый банк индивидуально, так как будет изучаться бизнес-модель банков, их корпоративное управление, риски, капитал и ликвидность.

Что предлагает Нацбанк для снижения риска фондирования банков? Ведь до сих пор основными рисками остаются высокая зависимость от государственного и квазигосударственного сектора – большая часть депозитов юрлиц принадлежит компаниям из этих секторов.

- Помимо системных мер по денежно-кредитной политике и по нормализации функционирования денежного рынка, для повышения возможностей долгосрочного фондирования банков, Нацбанк предложил комплекс мер. Это внедрение сберегательных вкладов, обеспечение долгосрочной тенговой ликвидностью для кредитования приоритетных проектов в размере 600 млрд тенге, включая инвестирование пенсионных активов ЕНПФ в облигации банков. Эти меры позволят иметь банкам более длинное и предсказуемое фондирование, что соответственно создаст необходимый фундамент для обеспечения развития отечественной экономики.

Вы не раз говорили о том, что всесторонняя и независимая оценка качества активов банков в первую очередь необходима самим банкам для повышения доверия к ним. Расскажите, кто мог бы провести такую оценку и есть ли уже какие-то конкретные шаги в этом направлении?

- Мы начали обсуждать подходы оценки качества активов с банками и надеемся на их поддержку. Это нужно прежде всего самим банкам. Оценка качества активов позволит восстановить доверие к банковскому сектору Казахстана за счет использования международных экспертов и применения международной методологии. Это один из реальных источников объективной информации о реальном состоянии банка в настоящем и оценки его жизнеспособности в будущем.

Источник forbes.kz

Прочитано 135 раз

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

Новости