Суббота, 20 апреля 2019
Пятница, 25 января 2019 14:51

Тимур Турлов: Ситуация с Банком Астаны многому меня научила

Автор
Оцените материал
(0 голосов)

Финансист, основатель и владелец ведущей публичной инвестиционной компании в СНГ Freedom Holding Corp. подвёл итоги последних нескольких лет и обозначил планы на ближайшее будущее

В четверг, 24 января, в Алматы на площадке Казахстанской фондовой биржи состоялась открытая лекция с участием генерального директора инвестиционной компании «Фридом Финанс» Тимура Турлова. Акции его холдинговой компании листингованы на OTCQX Best Market в США и находятся в публичном доступе для инвесторов. Собственный капитал холдинга составляет $115 млн, а суммарные клиентские активы - более $600 млн.

В своём выступлении Тимур Турлов отметил несколько вещей. Так, за последние 8 лет казахстанский рынок ценных бумаг вышел на второе место на постсоветском пространстве. По его словам, это произошло благодаря тому, что немного сдала свои позиции Украина, да и казахстанская площадка с каждым годом набирает всё большие темпы развития. Рынок государственных облигаций вообще построен на мировом уровне.

Безусловно, российский рынок в целом крупнее и более привлекателен для инвесторов, но не стоит слишком преувеличивать его развитость. Основными «голубыми фишками» в Казахстане являются национальные компании, аналогичная ситуация наблюдается и в России. Большинство таких «фишек» там также являются государственными корпорациями, либо частными компаниями, которыми стали такими в недавнее время.

Огромным потенциалом для развития казахстанского рынка ценных бумаг в ближайшее будущее станет рынок корпоративных облигаций. Развитие этого направления станет драйвером в росте отечественного фондового рынка в целом. По-прежнему главным клиентом казахстанской фондовой биржи останутся банки. Они продолжат своё доминирование в силу определённого структурного построения экономики.

Знаковыми и успешными выходами на фондовый рынок для Казахстана стало «народное IPO» «КазТрансОйла» и KEGOC.

Положительную динамику размещений своих ценных бумаг продемонстрировали и компании, представляющие МСБ, например «Баст», а также АЗМ.

По словам Тимура Турлова, его особенно впечатлила заинтересованность правительства Республики, в частности президента РК Нурсултана Назарбаева, в развитии фондового рынка. При наличии такого патронажа можно рассчитывать на дальнейший рост устойчивого финансового рынка в стране. При этом в инвестиционной компании понимают, что весь постсоветский регион подвержен определённым финансовым рискам, связанным с мировыми и региональными потрясениями, но это не говорит о том, что не нужно ничего делать. Нужно более трезво оценивать ситуацию на рынке в целом и планомерно подходить к дальнейшему развитию.

Также Тимур Турлов ответил на ряд вопросов.

Тимур, какова стратегия вашей компании на рынке репо и как на неё повлияло введение ставок концентрации в июне?

- В Казахстане сравнительно маленький частно развивающийся денежный рынок. Мы сделали очень много для его развития. Если посмотреть на наш объём привлечений под акции, то за последний год мы его сократили более чем в два раза в целом. Лимит концентрации не является для нас большой проблемой, потому что у меня «в моменте» огромное количество утилизированного залога. Даже если этот лимит концентрации станет в два раза более жёстким, то он в целом не изменит нашу позицию. При собственном капитале 26 млрд тенге, а если бы мы, не дай бог, были бы американским инвест-банком, то баланс в среднем был бы в среднем в 12 раз больше собственного капитала. Но мы не в Штатах. Я прекрасно понимаю те оговорки, которые у нас существуют. Поэтому наш суммарный объём ОАО чуть меньше 60 млрд тенге.

У нас нет активов, где хотя бы один эмитент превышал размер нашего собственного капитала. 95% всех наших активов и почти все ценные бумаги, которые представлены на балансе, имеют рейтинг выше, чем BB. У Халык Банка рейтинг выше, чем BB+ - это самый высокий рейтинг, который сейчас существует в стране. Ту деятельность, которую мы производим по собственному портфелю, мы могли бы осуществлять как клиент любого брокера. По сути мы являемся своим же собственным клиентом. В этом и заключается суть нашей лицензии. Для компании, которая имеет развёрнутый баланс, у нас очень низкий леверидж и очень высокое качество активов.

Мы капитализировали компанию больше чем на 10 млрд тенге в прошлом году. В принципе мало кто в таком объёме капитализировал финансовые компании за прошедшее время. В целом мы считаем свою позицию на рынке весьма консервативной, более сбалансированной, нежели это было даже полтора года назад. У нас никогда не было ставки риска ниже, чем 30%. Тяжело хвалить самого себя, но мне очень нравится структура тех активов, которая у нас есть. Тем более что в этом году мы очень нарастили долю облигаций в своём балансе. Например, привлекли почти 8 млрд тенге для «КазАгроФинанс» и оставили у себя на «книжке» часть этого выпуска.

Какие вы сделали выводы после истории с падением Банка Астаны?

- После той истории, которая произошла в апреле 2018, когда три коммерческих банка оказались на краю пропасти и потом улетели туда, мы многому научились. Шторм был очень сильный, но мы выбрались из него достойно и, как мне кажется, не подвели никого. Наш главный урок заключается в том, что мы недооценили волатильность многих контрагентов, волатильность квазигосударственного сектора. Мы сами не работали с ними никогда, но мне казалось, что клиенты, относящиеся к квазигосударственному сектору, не могут так динамично перетекать по всему финансовому сектору.

Мы помогали Банку Астаны привлекать капитал. Мы считали, что у них большая позиция по ликвидности – к моменту, когда мы организовывали их последнее размещение, корсчёт составлял около $450 млн. И нам казалось, что эта подушка ликвидности будет достаточной для абсорбции тех рисков, которые существовали. В итоге эта сделка оказалась самой дорогой в моей жизни. Я никогда не терял столько личных денег, сколько в этой истории, по сути исполняя чужие обязательства, выкупая эти бумаги. Главная мораль – иногда те вещи, которые тебе кажутся большими и сильными, могут быть более крупными, чем кажутся. Ещё иногда трудно уловить те подводные течения, которые происходят. На самом деле я вынес из этого опыта очень много, сделал переоценку многих вещей. В общем, мы неизбежно будем повышать стандарты качества работы.

Почему многие компании у нас торгуются ниже балансовой стоимости?

- Акции стоят ниже балансовой стоимости тогда, когда компания имеет низкую рентабельность, когда она управляется неэффективно. По сути это и является причиной того, что она стоит меньше того, что в неё вложено. Когда ко мне приходят люди и говорят, что, мол, они вложили в этот завод $20 млн, а вы его оцениваете всего в $6 млн, то почему это происходит? А потому что рентабельность очень низкая. Инвестор сюда не будет вкладывать деньги.

Что вы думаете о волатильности на американском фондовом рынке из-за шатдауна, возникшего из противоречий между президентом США Дональдом Трампом и конгрессом?

- Очень интересно увидеть, что сам фондовый рынок Америки об этом думает. А он как раз ничего плохого во всей этой ситуации не видит. Он растёт, несмотря на всю эту политическую битву. Американский политический ландшафт составлен из сдержек и противовесов. Нет той вертикали власти, которая сложилась у нас в обществе. Фондовый рынок не считает всю эту ситуацию большой проблемой. И я согласен с этими выводами. Они себе не враги, назло маме уши замораживать не будут. Сам Дональд Трамп очень сильно переживает по поводу фондового рынка, внимательно за ним следит и у себя в твиттере пишет подбадривающие твиты, если что-то идёт не так. Да, конец декабря - начало января были непростыми, но всё это потихоньку выправляется. Американская экономика находится на траектории роста, и всё придёт в норму.

 

Источник forbes.kz

Прочитано 167 раз

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

Новости