Воскресенье, 25 августа 2019
Пятница, 07 июня 2019 16:32

Галим Хусаинов: «Сервисный бизнес – это основа экономики развитого государства»

Автор
Оцените материал
(0 голосов)

Председатель правления Банка ЦентрКредит (БЦК) Галим Хусаинов рассказал «Курсив» о показателях, с которыми банк закончил 2018 год.

– Каким был 2018 год для банковского сектора Казахстана и для АО «Банк ЦентрКредит»?

– Это был первый год, когда банковская система жила в условиях первой волны очистки финансового сектора. Вспомните, в 2017 году пять казахстанских банков получили помощь от государства. Вторая волна – это повторная поддержка Цеснабанка. Благодаря очистке портфелей и смене требований к кредитам весь сектор показал небольшой рост.

Для нашего банка 2018 год завершился позитивными цифрами. Например, кредитный портфель Банка ЦентрКредит увеличился на 17%. Причем этот рост соответствует нашей стратегии от 2015 года, когда мы планировали диверсифицировать ссудный портфель в сторону прироста в нем доли розничного бизнеса. Если посмотреть нынешнюю структуру, то мы увидим, что на конец прошлого года корпоративный сектор в банке сократился почти на 2%, при этом розница выросла на 5,6%.

Серьезный рост качественных показателей Банка ЦентрКредит произошел в ипотеке. В прошлом году объем жилищных ссуд составил 184 млрд тенге. Мы стали самым активным участником государственных ипотечных программ: 80% всех кредитов проекта «7-20-25» было выдано именно через наш банк.

Помимо этого в октябре прош­лого года БЦК начал выдавать беззалоговые кредиты. Всего за три месяца мы выросли по этому показателю на 8,4 млрд тенге, тем самым мы диверсифицировали свой судный портфель. Таких результатов удалось добиться за счет оптимизации внутренних бизнес-процессов. Сегодня такие кредиты мы выдаем за 15 минут – это один из самых быстрых показателей на рынке.

– Почему было решено сделать акцент на потребительское кредитование?

– Повторюсь, это вопрос диверсификации: ЦентрКредит всегда был силен в залоговом кредитовании, и у нас до недавнего времени в портфеле не было необеспеченных займов, которые по риску, конечно, выше, но и с более высокой доходностью.

Также рост на 14 млрд тенге показал сектор кредитования малого бизнеса. Здесь БЦК также является одним из лидеров по программам фонда «Даму» – в этом направлении банк активно сотрудничает с ЕБРР и АБР. В итоге розничный сегмент, включая МСБ, занимает в нашем портфеле больше 50%.

– МСБ не совсем розница…

– Это так, но в Казахстане много розничных займов берется на развитие малого бизнеса. Беззалоговый кредит физическому лицу получить легче, чем юридическому. В итоге банк видит потребительский заем, но целевое назначение этой ссуды – развитие МСБ или мик­робизнеса. Мы верим в МСБ, так как экономический рост во многих западных странах базируется на таких компаниях. Город – это тысячи мелких предпринимателей, так как эффект от концентрации людей в одном месте колоссальный: то ли везти продукт за тысячу километров в село, то ли заниматься дистрибуцией в радиусе 100 км. К примеру, содержание больницы в районном центре и содержание больницы в городе будет примерно одинаковым, но если пересчитывать затраты на одного пациента, то городская клиника окажется существенно дешевле сельской, потому что поток людей гораздо выше, чем в селе. Отсюда следует вывод, что концентрация и рост предпринимательской деятельности неизбежны.

– За счет каких направлений растет портфель МСБ?

– Могу отметить мелкие производства, торговлю и услуги: магазины у дома, парикмахерс­кие, пекарни и т. п. Смотрите, булочка, выпущенная хлебозаводом, будет стоить 20 тенге. Выпечка, например, в городском сетевом кафе – 500 тенге.

Себестоимость продуктов примерно одинаковая – мука, сахар, вода, электричество. Добавленная стоимость в кафе обеспечивается креативом. Это наш сегмент, так как добавленная стоимость включает сервис, правильную подачу, маркетинг, вкусовые добавки. Удачные авторские добавки существенно увеличивают цену продукта. Когда город растет, таких предпринимателей становится больше – все они потенциальные клиенты банка.

– Во всем мире, в Казахстане в том числе, сегодня популярны различные агрегаторы и маркетплейсы. Вы в этом тренде?

– Сайт, который продает все – типа Alibaba или Amazon, – в казахстанских реалиях сделать сложно, но можно – успешные примеры есть. Мы пошли по другому пути, взяв за основу то, что банки зарабатывают не на продаже товара, а на кредитовании. Если смотреть малый и средний бизнес, то на Западе набирает силу тренд «финансирование цепочки продаж». Это возможность делать проекты с большими компаниями, когда их поставщики или покупатели получают фондирование от банка под имеющийся контракт.

Например, частник поставляет квазигосударственной компании дизельное топливо с отсрочкой платежа на 30 дней. Когда у малого бизнеса появляются кассовые разрывы, предприниматель может продать требование к большой компании банку, который отдает деньги прямо сейчас с дисконтом, но потом самостоятельно собирает средства с больших компаний. Это пример классического факторинга с низким риском для банка и с оперативным решением вопроса «оборотки» у частного предпринимателя. Если в этот процесс добавить технологий, то получается короткий процесс: подал электронную заявку – через пять минут получил деньги. На Западе это развито, в Казахстане есть законодательные ограничения, требуется адаптация.

– Глобализация ведет к тому, что все сильнее становятся торговые сети. Где место для роста МСБ? Какие направления с высоким потенциалом вы видите в Казахстане?

– Чем больше локальный рынок, тем выше конкуренция, которая в свою очередь ведет к общему росту качества сервиса, и как следствие – общий рост выручки на рынке. В качестве примера приведу общепит: сравните процент людей, питающихся дома и в общепите в странах с развитой и неразвитой экономиками. У нас большинство людей питается дома, а в Европе предпочитают кафе, рестораны, доставку готовой еды. Когда у людей хорошие заработки, они пытаются высвободить время не для того, чтобы стоять у плиты, а для того, чтобы это время качественно тратить на себя. Чем выше благосостояние граждан, тем больше у них потребность в сервисе: салоны красоты, уборка дома, няни, репетиторы и многое другое. Вы знаете, что зарплата няни в Алматы может быть 150 тыс. тенге в месяц, как у сотрудника банка. Сервисный бизнес – это основа экономики развитого государства.

– Какие шаги предпринимает БЦК, чтобы соответствовать уровню технологичного финансового института?

– Мы уделяем серьезное внимание внедрению новых технологий. Так, была обновлена практически вся линейка карточного бизнеса. Мы внедрили 3D Secure, бесконтактные платежи, запустили интернет-эквайринг, карты платежной системы China Union Pay. Кроме этого мы развиваем банкоматную сеть, модернизировали свое мобильное приложение StarBanking, доработали дизайн платежного терминала.

Я думаю, через пять лет сервис платежных карт уйдет в прошлое, технологии развиваются в сторону идентификации по номеру телефона. Есть направления, которые разрабатывают мировые лидеры – Apple Pay, Google Pay. И здесь мы тоже в тренде. Например, Банк ЦентрКредит – один из немногих казахстанских банков, которые запустили Apple Pay. Кроме того, мы одни из первых дали возможность клиентам – физическим лицам переводить деньги по номеру телефона. Это была наша совместная инициатива с Национальным банком. Переводная система называется «Сункар». У себя внутри банка мы давно практикуем перевод средств по номеру телефона, сейчас этот сервис распространился на внешние платежи. Кроме того, мы одни из первых перешли на формат процессинга 24/7. Любое физическое лицо может совершить любую операцию 24 часа в сутки 7 дней в неделю в нашем интернет-банкинге.

– Куда движется банковская техническая мысль, как Вы считаете?

– Серьезный тренд последнего времени – это технология Open Api. Есть несколько моделей развития банков: кто-то делает закрытые системы, кто-то – открытые. Мы решили строить открытую, и уже создана соответствующая инфраструктура, есть ряд проектов, где мы интегрируемся с внешними сервисами, в основном транзакционными.

Технология позволяет использовать банковскую платформу для финтех-компаний – они активно пользуются нашими услугами. Поэтому сейчас развиваем это направление.

Много процессов планируем изменить внутри банка. Эти вещи незаметны для клиентов, но очень важны для финансовых организаций, потому что сокращение операционных расходов внутри структуры – это ключевой вопрос для бизнеса. В прошлом году мы создали проект управления наличными остатками в системе банка Cash managment. Дело в том, что любой банк хранит наличность в отделениях, рассчетно-кассовых отделениях, банкоматах, кассах, хранилищах.

Наличность – это деньги, которые не работают. Если уровень наличности в банке высокий, то это большие расходы, в том числе на инкассацию, пересчет, содержание хранилищ. Нам сов­местно с английской компанией Fiserv удалось минимизировать эти затраты. Сейчас у нас умное управление наличностью, когда система на основе больших данных делает прогноз, сколько необходимо наличности в той или иной точке; если мы видим, что там заканчиваются наличные, ответственная служба пополняет их уровень до необходимого объема. Использование Big Data для управления наличностью дает нам колоссальный эффект.

И вообще мы стараемся не только следовать сложившимся тенденциям на банковском рынке, но и в какой-то мере формировать тренды и быть законодателем банковской моды. В этом плане мне очень нравится цитата Льюиса Кэрролла, в которой сказано, что нужно бежать со всех ног, чтобы только остаться на том же месте, а чтобы попасть в другое место, нужно бежать вдвое быстрее.

96854189.jpg

Источник: Kursiv.kz
Прочитано 258 раз

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

Новости