Воскресенье, 25 августа 2019
Среда, 12 июня 2019 10:22

Эксперт: Природа 5G требует единого оператора в Казахстане

Автор
Оцените материал
(0 голосов)

Ведущие игроки рынка мобильной связи заявляют о том, что пилотные зоны покрытия в соседних странах Казахстана – Китае и России – будут развернуты в этом году. Казахстан также намерен до конца года реализовать пилотный проект по разворачиванию сети 5G в таких городах, как Нур-Султан, Алматы и Шымкент, при этом последующее утверждение этой сети на республиканском рынке на промышленной и системной основе потребует появления в стране единого инфраструктурного оператора, считает главный директор по инновациям АО «Казахтелеком» Нурлан Мейрманов. О том, почему сеть нового поколения требует отдельного инфраструктурного центра управления, и как она способна изменить казахстанскую экономику, рассказал представитель ведущего оператора связи в интервью.

- «Казахтелеком» сейчас выступает в роли основного инициатора разворачивания в стране сети 5G, хотя у компании достаточно много других проектов. Чем это обусловлено?

- Данная инициатива обусловлена тем, что мы в «Казахтелеком» видим свою роль в качестве активного и главного участника процесса создания национальной 5G-платформы, способной обеспечить эффективную цифровую трансформацию всей экономики и сфер жизнедеятельности. Мы понимаем, что для достижения этих поистине грандиозных целей, не имевших аналогов прежде, трансформацию нужно начинать с себя – и этот проект, помимо всего прочего, позволит нам развить собственную компанию, вывести ее на новый уровень. Реализация платформенного бизнеса, способного реализовывать в виде облачных сервисов 5G-сети, сети фиксированного доступа, голосовую и видеосвязь, Интернет вещей, цифровое видео, развлечения и многие другие услуги, неизбежно потребует от нас создания новой бизнес-модели, новых процессов и организационной структуры, способных позволить нам работать в режиме постоянного технологического обновления (CI/CD), создавать и предоставлять сервисы массово в максимально автоматизированном режиме и с минимальными временными затратами.

- Иными словами, проект 5G для «Казахтелеком» – это вопрос собственного развития?

- Да, это вопрос развития, и не только собственного, но и всего рынка в целом. Данная цифровая трансформация позволит как нашим структурам мобильной связи – Kcell и Altel/Tele2, так и сторонним операторам мобильной связи, а также вертикалям эффективно трансформировать свой бизнес и создавать новый бизнес, минимизируя капитальные затраты за счет отказа от собственной инфраструктуры и систем, получая их у «Казахтелеком» в виде сервисов. Это снизит их операционные расходы за счет автоматизации процессов управления инфраструктурой и системами, реализуемыми в виде сервисов, что в свою очередь позволит этим компаниям сосредоточиться на основном бизнесе – создании конечных сервисов.

- Идея создания в стране единого инфраструктурного 5G оператора, создающего инфраструктуру, далеко не всеми приветствуется – основной посыл критиков: ограничение конкуренции – это всегда плохо. Каковы контраргументы?

- Вокруг этой темы, на мой взгляд, существует слишком много спекуляций и передергиваний. Как мне кажется, происходит это, прежде всего, от недооценки особенностей, возможностей и принципиальных отличий 5G от предыдущих поколений мобильной связи. Говорят, что сети 3G и 4G развернули без использования единого оператора, но это тот самый случай, когда говорят, что генералы всегда готовятся к прошлой войне. Понимаете, нельзя практики, эффективно используемые при 3G и 4G, автоматически переносить на 5G, не учитывая его особенностей, которые в случае единого инфраструктурного оператора являются принципиальными. Тут важно то, что использование единого инфраструктурного оператора в виде облачного провайдера инфраструктуры и платформ для системы 5G, в отличие от 2G/3G/4G является естественным и заложено в его архитектуру в виде дезагрегации и виртуализации. Иными словами, это природа данного стандарта, и вопрос надо ставить не в плоскости, нужен единый оператор или нет, а в плоскости того, кто на роль этого единого оператора больше подходит.

Надо понимать еще и то, что, рассматривая вопросы внедрения 5G в контексте создания нового цифрового бизнеса, мы стараемся не только решать задачи создания сервисов мобильной связи с улучшенными характеристиками, но и учитывать последствия глобальной цифровой трансформации, что вынуждает нас ставить более радикальные задачи трансформации бизнеса, без которой, на мой взгляд, невозможно будет решить как задачи технологического уровня – создание эффективных 5G сетей – так и задачи национального уровня по успешной цифровой трансформации экономики. То есть, проблема выходит далеко за рамки просто конкуренции на рынке мобильной связи. Она напрямую затрагивает игроков за пределами этого рынка – вот в чем проблема. И сужение ее до размеров собственного телекоммуникационного рынка не будет способствовать ее решению.

Наконец, существует еще такой аспект проблемы, как обеспечение казахстанского участия на казахстанском же рынке телекоммуникаций. Внедрение 5G может стать ключевым триггером и стимулом для цифровой трансформации «Казахтелеком», в результате которой может быть создан перспективный платформенный бизнес, способный обеспечить операторам мобильной связи, в первую очередь Kcell и Altel/Tele2, а также вертикалям возможности создания нового бизнеса, способного противостоять вытеснению их с национального рынка глобальными цифровыми компаниями. В противном случае мы станем наблюдателями работы иностранных компаний на нашей же территории потому, что пропустили тот момент, когда нужно было развивать собственные мощности упреждающими темпами.

- А Вы уверены в том, что казахстанская компания – «Казахтелеком» или любая другая – способна обеспечить это упреждающее движение?

- Главное, что у нас есть четкое понимание, основанное на примере мировых лидеров внедрения 5G, которые также являются и лидерами в цифровой трансформации телеком-бизнеса, что 5G не может рассматриваться отдельно от цифровой трансформации, что стандарт 5G, хоть и является одним из ключевых проявлений этой трансформации, но параллельно ему должны развиваться дополнительно еще целый ряд направлений. Легче и эффективнее это параллельное движение и его координацию обеспечивать в рамках одной структуры, чем пытаться состыковать усилия различных рыночных структур и направить их в единое русло. Тут ведь критическим является еще и вопрос оперативности принятия решений, а когда вы пытаетесь состыковать интересы и возможности нескольких компаний, у вас только на переговоры уйдет много времени. И если говорить о нашей уверенности, то мы считаем, что в случае успеха проведения цифровой трансформации, «Казахтелеком» сможет создать возможности для платформенного бизнеса, частью которого станет бизнес 5G платформ и сервисов, а национальная экономика получит эффективную платформу для создания новых и трансформации существующих бизнесов.

- А откуда вообще такое пристальное внимание к 5G? Чем этот стандарт отличается от предшественников, и что он может дать потребителю и экономике принципиально нового?

- Да, интерес к 5G действительно небывалый, и он связан сразу с несколькими, ранее не имевшими места, стратегическими факторами, определяющими фундаментальные изменения как на уровне отдельного бизнеса, так и на уровне отдельных государств и даже на глобальном уровне. Если раньше смена поколений мобильной связи была всего лишь очередным технологическим обновлением, происходившим внутри отдельно взятой отрасли экономики, то сейчас переход на 5G является одновременно и следствием, и стимулом, и драйвером смены всего технологического уклада, называемой сейчас переходом к цифровой экономике или цифровой трансформацией. То есть, эта система своим внедрением, образно говоря, спровоцирует изменение привычных укладов в секторе.

Кроме того, говоря про уникальность 5G, можно добавить, что уже сейчас высказываются мнения, что 5G может оказаться последним G, если переход на виртуализацию и на открытые технологии будет столь успешным и быстрым. В случае быстрого успеха виртуализации и открытости процесс технологического обновления перестанет быть скачкообразным, связанным с массовой заменой оборудования, прежде всего сети радиодоступа, и станет непрерывным, когда подавляющая часть инноваций будет внедряться путем замены ПО, что можно делать часто с произвольной функциональной гранулярностью и в произвольном масштабе.

Что касается потребителей и экономики, то характеристики новых сервисов 5G и сценарии их применения уже достаточно подробно освещены. Думаю, не стоит это повторять. Это всем известные AR/VR, 4K видео, автопилоты и многое другое. Но масштаб эффекта для потребителей, экономики, скорость развития этих сервисов и появление новых сервисов, которые мы сейчас ещё не можем себе представить, будут зависеть от того, как именно будет реализован 5G. Если будет реализован только потенциал технологий связи 5G – это будет один эффект. Но существенно больший эффект будет, когда 5G раскроет весь свой потенциал, если он будет реализован в виде 5G платформы, а точнее набора технологических и сервисных платформ. В этом случае будут созданы существенно большие возможности для ускорения инноваций, необходимых для создания новых конечных сервисов для потребителей и интегрированных с 5G систем для экономики.

В этом случае потребители от ускорения инноваций будут получать более дешёевые, более удобные, более качественные и более разнообразные сервисы со скоростью появления и технологической насыщенностью, недостижимыми ранее. А экономика получит возможность снизить издержки, возможность сконцентрировать усилия на основном бизнесе и получит инструменты для ускорения внедрения инноваций, что позволит предприятиям повысить эффективность и конкурентоспособность.

- В чем это будет выражаться?

- В результате цифровой трансформации произойдет замена традиционных бизнес-моделей цифровыми бизнес-моделями, основанными на открытых облачных платформах и открытых цифровых данных, доступных через эти платформы. При этом компании разделятся три уровня: на «ресурсные» компании, поставляющие платформам «сырые» данные и выполняющие по запросам платформ базовые функции; на компании, реализующие платформы (компании-платформы); и на компании-вертикали, создающие на базе платформ конечные продукты и сервисы.

Компании-платформы для разных уровней, технологических доменов и территорий (рынков) будут создавать многочисленные платформы, к которым будут подключаться «снизу» ещё более многочисленные поставщики ресурсов и исполнители, коими могут быть как «ресурсные» компании, так и отдельные работники (пример – Uber). Компании-вертикали будут создавать конечные продукты и сервисы, используя только платформы. В цифровой экономике вертикалями станут все предприятия и организации, создающие конечные продукты и сервисы: производство, финансовые компании, здравоохранение, государственные учреждения, транспорт, торговля, энергетика.

При этом цифровая экономика не препятствует совмещению функций уровней ресурсов, платформ и вертикалей. В ряде случаев и на определенном уровне развитий технологий в отдельных отраслях экономики такое разделение бизнеса может быть затруднено, но в целом такая система позволит достичь существенно более высокого уровня разделения труда, что, в конечном итоге, позволит вывести сокращение издержек и скорость инноваций на недостижимый сегодня уровень. Страны, сумевшие произвести такое разделение труда за счет эффективной цифровой трансформации своей экономики, преуспеют в глобальной конкуренции и смогут защитить свой технологический и информационный суверенитет.

Таким образом, все современные компании, использующие традиционные бизнес-модели, закрытым образом интегрирующие ресурсы, промежуточные (технологические) системы и продукты или сервисы для конечных потребителей при переходе к цифровой экономике, в конечном счете, должны будут трансформироваться в ресурсные компании, компании-платформы или компании-вертикали. Компании, которые не смогут таким образом трансформировать свой бизнес – а по оценкам аналитиков, таких компаний большинство – не смогут сохранить свой бизнес и уйдут с рынка. При этом размер существующего бизнеса не является гарантией или условием выживания компании в цифровой экономике: не большие победят малых, а быстрые – медленных, какими бы большими эти медленные сейчас не были и какую бы долю рынка они не занимали.

Мы сейчас говорим о том, что готовы создать единую для всей страны платформу, а внутри этой платформы сам «Казахтелеком» готов конкурировать с другими вертикалями, создающими свои продукты и сервисы. Но эту платформу создавать нужно, потому что она станет условием создания, или, как сейчас модно говорить, enabler-ом будущей экономики. Без нее не будет создан рынок ресурсных компаний в телеком-секторе, как и не будет возможности у вертикалей существенно повысить свою эффективность и инновационность. Это относится ко всем платформам цифровой экономики, но 5G платформа будет определять успех всех без исключения отраслей экономики, государственных и социальных институтов, т.е. станет, как сейчас говорят, сквозной платформой.

- Что будет, если такую платформу в виде единого оператора не создать?

- Тут вопрос надо формулировать немного по-другому: что нас вообще ждет впереди? Сразу скажу, что полноценная цифровая трансформация и реализация 5G платформ в рамках нового цифрового бизнеса еще не гарантирует ни одному оператору связи сохранение бизнеса, по крайней мере, на уровне платформенных сервисов, а национальной экономике – технологический и информационный суверенитет. Даже мировые лидеры цифровой трансформации телеком-отрасли не застрахованы от вытеснения их облачными провайдерами на уровень низкодоходных ресурсных компаний. Мировые Интернет-гиганты, чей бизнес изначально был основан на облачных сервисах, очень быстро наращивают инновационный потенциал и возможности по созданию технологий и сервисов. Операторы связи, чтобы выжить, должны конкурировать с ними на равных, что является крайне сложной, если вообще разрешимой, проблемой.

Поэтому на ваш вопрос могу ответить так: у операторов, еще не приступивших к цифровой трансформации или не понимающих ее сути и под ее видом проводящих технологическое обновление, по нашему мнению, вообще нет шансов противостоять глобальным компаниям и сохранить свой бизнес, по меньшей мере, в прежнем виде. Политическое сдерживание конкуренции путем препятствования проникновению сервисов глобальных цифровых компаний с целью защиты национальных операторов лишь отсрочит неминуемый обвал и лишит национальную экономику шанса эффективно трансформироваться. Однако возможности создания национального цифрового оператора, способного хоть на каком-то уровне сохранить за собой часть платформенного бизнеса, на мой взгляд, еще сохраняются. Но чем больше откладывать решение этого вопроса, тем труднее будет потом догонять ранее ушедших по этому пути, если это вообще будет возможно.

- И каковы сроки прихода этого будущего?

- Гораздо меньшие по сравнению с теми, к которым мы привыкли. Потому что произойдет резкое сокращение времени между стандартизацией 5G и появлением готового клиентского оборудования для работы с этим стандартом, сократится время перехода на новое поколение связи и, соответственно, возрастёт активность участия вертикалей в ускорении перехода на 5G. Так, если при переходе на 3G и на 4G требовалось три года для появления мобильных телефонов после утверждения стандарта, что, очевидно, сдерживало переход на новое поколение связи, то в случае 5G это время сократилось до одного года, и сейчас в 2019 году, еще на этапе строительства 5G сетей мы уже имеем готовые 5G смартфоны. Ожидается, что до конца 2019 года 5G будет запущен более, чем в 60 странах и будет доступно более 40 абонентских устройств 5G. Также, если при переходе на 3G требовалось 9 лет на достижение 500 млн. абонентской базы, а в случае 4G это время сократилось до 6 лет, то по прогнозам IHS Markit для 5G этот уровень абонентской базы будет достигнут всего за три года, до 2022 года.

- А в экономике есть примеры наступления этого завтра уже сегодня?

- Да, ярким примером является автомобильный транспорт, использующий 5G сервисы для связи автомобилей между собой, с пешеходами, с инфраструктурой и с сетью – так называемые C-V2X (Cellular vehicle-to-everything) сервисы – которым также требуются минимальные задержки для обеспечения безопасности движения, чтобы сократить время реакции на инциденты и предотвратить аварии и столкновения. Спрос на C-V2X сервисы со стороны автопроизводителей является одним из главных стимулов развития 5G. Так, по мнению Huawei один автомобиль с автономным вождением будет создавать 3,6 Тбайт данных в час, которые также потребуется анализировать в граничных облаках. AT&T и Vodafone объявили о сотрудничестве в создании «Интернета автомобилей» (IoV), основанном на V2X, в котором будут участвовать 50 автопроизводителей и более 43 млн. подключенных автомобилей. Первое массовое использование C-V2X ожидается в Китае уже в 2020 году. Это, конечно, еще не «сегодня», но уже «завтра». Впрочем, и сейчас уже на этом завтрашнем рынке наблюдается активный передел.

- Вы имеете в виду китайский Huawei?

- Да, наблюдаемое «выдавливание» Huawei – китайского производителя оборудования связи, включая оборудование для 5G – с рынка США, а затем и с рынков ближайших союзников США, можно расценивать как меру экономического сдерживания Китая, претендующего на роль, по меньшей мере, одного из технологических лидеров мировой цифровой экономики в целом и 5G в частности. Так, по данным Huawei, инвестиции этой компании в R&D, включая 5G, за период с 2008 по 2018 гг. составили $ 75 млрд (от 12 до 15% ежегодной выручки), из которых на фундаментальные исследования было направлено порядка 15%. Данные усилия, по мнению Huawei позволили компании первыми в мире создать 5G набор микросхем Tianggang для базовых станций и создать самый высокоскоростной смартфон 5G на базе собственного чипа Balong 5000. И эту компанию пытаются сдерживать, потому что она способна стать ведущим игроком, то есть рынок уже сейчас пытаются делить, понимая его завтрашнюю значимость и ценность.

Уже сейчас страны включились в 5G гонку, стремясь не упустить исторический шанс для одних - сохранить свое технологическое лидерство, для других - вырваться вперед, а для третьих - не скатиться на технологическую обочину и сохранить, по меньшей мере, информационный суверенитет. И нам уже сейчас надо включаться в эту гонку, иначе мы отстанем не то, что от лидеров, а от их последователей безнадежно.

 

Источник: Kursiv.kz

Прочитано 207 раз

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

Новости