Среда, 21 августа 2019
Пятница, 02 августа 2019 12:05

Как японский инвестор развивает экономику Алматы

Автор
Оцените материал
(0 голосов)

Компания Tokyo Rope построила завод в индустриальной зоне города

Японская компания Tokyo Rope в июле 2018 года запустила в Алматы завод Tokyo Rope Almaty по производству высококачественных металлических тросов, стальной оцинкованной сетки для открытых горных и буросвайных работ. Предприятие расположено в индустриальной зоне города, создано на японские инвестиции и находится на стадии доходности. О том, что привело японскую компанию в Казахстан, корреспонденту «Капитал.kz» рассказал коммерческий директор ТОО «Tokyo Rope Almaty» Марат Чиналиев.

– Марат, чем Алматы привлек такого крупного инвестора, как Tokyo Rope?

– У компании есть два основных направления бизнеса. Первое – производство стальных канатов и вантов для мостов. Тут компания является мировым лидером. Второе направление – инженерная защита. Это различные системы для повышения безопасности жизнедеятельности человека, защиты инфраструктурных объектов. Для развития этого направления в компании давно рассматривали рынок СНГ как перспективный. Японская продукция начала появляться на рынках России, Казахстана и других стран еще в 2010 году. Это были поставки для крепления скальных откосов вдоль дороги Медеу – Шымбулак при подготовке к Азиаде, крепления склонов при подготовке к Олимпиаде в Сочи, защита дороги от камнепада во Владивостоке при подготовке к саммиту АТЭС и другие крупные объекты гражданского сектора.

84cc3c23024eade1732e02fd3ec.png

a7f49bff051d73053a6c418c74a.JPG

Стало очевидным, что спрос на рынке есть, и он будет только расти. Изменение климата и учащение различных катаклизмов предполагает, что вопросы защиты становятся все более актуальными. После того, как стало понятно, что рынок перспективный, было принято решение открыть первое производство в Алматы. В то время реализовывался проект по креплению скальных откосов на дороге Медеу – Шымбулак, и акимат Алматы не раз поднимал вопрос о том, чтобы локализовать производство в Казахстане, привлекая иностранные инвестиции. Начали работу весной 2016 года с аренды небольшого цеха. Оборудование завезли из Японии. Японский инженерный персонал провел обучение местных кадров. И в таком режиме завод работал в течение года.

В 2017 году акимат города предложил расположить наши производственные мощности на территории индустриальной зоны на выгодных условиях. Нам была предоставлена земля в виде натурного гранта и другая поддержка. В конце 2017 года после завершения проектно-сметной документации мы начали строительство завода. В июле 2018 года запустили его.

На новом месте мощности предприятия выросли в четыре раза, с 5 тыс. тонн до 20 тыс. тонн. Был также расширен ассортимент продукции. В 2016 году мы производили только специальные тяжелые габионы для крепления русел рек и возведения подпорных стен, а сегодня еще производим горную крепь. Это высокопрочная стальная сеть для крепления скальных откосов.

– Сколько было вложено инвестиций в проект?

– На первом этапе мы вложили около 1,5 млрд тенге. На втором этапе – около 2,5 млрд тенге. Вышли на прибыль уже через год работы.

Доходность на акционерный капитал по японским компаниям не высокая, рентабельность завода – в районе 8-12%. Это достаточно стабильный и низкорисковый рынок. При открытии закладывалась высокая рентабельность. Но из-за того, что мы только заходим на рынок, мы делаем большие скидки и даже отдаем продукцию по себестоимости. Сейчас мы набираем базу клиентов, с которыми могли бы в будущем работать на постоянной основе.

3f7f572b5e42d860c66574ffe81.png

31f463891eced9e9536fbc8963f.JPG

– А какое сырье вы используете в производстве? Где его закупаете?

– Ежегодно мы закупаем 25 тыс. тонн сырья, часть из которого казахстанская. Но требования к качеству конечной продукции очень высокие, и не всегда местное сырье их удовлетворяет. Поэтому нам приходится некоторую часть сырья для производства закупать в России и какую-то часть – в Японии. Например, стальная проволока для горной крепи идет с алюминий-цинковым покрытием. Это непосредственно сама сталь, причем очень высокого качества и с исключительными прочностными характеристиками, и покрытие – не просто стандартная оцинковка, то, что есть сегодня на рынке Казахстана и России, а именно сплав алюминия и цинка. К сожалению, даже в Европе не изготавливают такую проволоку, только в Японии и Китае, где расположены японские производственные мощности. Только такая проволока может обеспечить защиту от коррозии на 50 и более лет.

– Насколько отличается стоимость казахстанского, российского и японского сырья?

– Японский материал по стоимости не сильно отличается от российского, даже несмотря на транспортные расходы и таможенные пошлины. Разница составляет где-то 5-6%. Также тут роль играет то, что у нашей головной компании есть долгосрочные договоренности с производителями в Японии.

Тонна японской алюминий-цинковой проволоки стоит около 800 тыс. тенге. Просто оцинкованная проволока – около 500 тыс. тенге, российская – около 470 тыс. тенге, казахстанская – по той же цене, что и российская. Даже если местный производитель обеспечивает переработку, то изначально он, скорее всего, закупает сырье в России. Я думаю, что в Казахстане надо развивать сопутствующие производства, потому что потребность в таком сырье есть не только у нас.

7d6a247f0f0f7a51756c4c087f9.png

– От чего зависит стоимость продукции?

– Она очень сильно зависит от закупаемых объемов сырья, от проекта. Но благодаря тому, что производство локализовано, она на 50-70% дешевле других аналогов из такого же премиального сегмента.

Существует два ценовых сегмента. В первый входят европейские, корейские и японские производители. Там качество продукции очень высокое, долгосрочные гарантии, серьезный инженерный подход в проектировании и шеф-монтаже. В этом сегмента наша цена – самая низкая на рынке. Ко второму сегменту относятся российские и китайские производители. У них продукция более низкого качества, и с ними сложно конкурировать. Но мы и не пытаемся.

Конкуренцию нам составляют крупные европейские компании, которые производят сопоставимую по качеству продукцию. Это крупные австрийские, швейцарские, немецкие производители, которые завозят продукцию в Казахстан.

– На что приходятся основные траты компании?

– При открытии мы вложили около 60% от всех наших инвестиций в покупку оборудования. Сначала завезли одну линию, потом еще две. Это японское оборудование, и оно достаточно дорогое. Например, станок плетения стоит в районе 600 млн тенге. Сварочные станки – около 300-400 млн тенге.

На сегодняшний день основные траты компании – это покупка сырья и зарплата персонала. Несмотря на то, что производство автоматизировано, ручной труд все равно применяется. В изготовлении продукции есть некоторые нюансы, требующие участия человека.

– Куда вы поставляете готовую продукцию? Кто ваши основные заказчики?

– Мы работаем по двум направлениям: гражданское строительство и горнорудная промышленность. Гражданское строительство – это крупные строительные компании, которые используют нашу продукцию в своих проектах. Кроме того, это обеспечение защиты инфраструктуры на различных участках. Наши клиенты – это компании, выигравшие крупные подряды по реализации инфраструктурных проектов.

db5571d27abb6ff8062901fb2a8.png

b20dff411487a17604c7d328970.JPG

Горнорудная промышленность – это обеспечение безопасности при проведении горных работ. Это очень перспективное направление для нас, и мы работаем с крупными горнорудными компаниями.

Около 55% нашей продукции экспортируется в Кыргызстан, Узбекистан, Таджикистан, планы есть по Туркменистану, а также по странам Ближнего Востока, в частности Саудовской Аравии.

– Помимо того, что в Казахстане не всегда можно найти нужного качества сырье, с какими сложностями еще сталкивается компания?

– Основная проблема для нас сегодня – это то, как работает система государственных закупок. В этой системе есть некоторые несовершенства, из-за которых государство приобретает некачественную продукцию, потому что главным критерием остается цена. При реализации крупных строительных проектов из-за несовершенства в законодательстве о закупках получается, что государство приобретает товары и услуги по наименьшей цене, а значит, и качеству. Для европейский стран, например, главным критерием является качество. Там государство готово купить продукцию дороже, с расчетом на то, что она прослужит дольше, чем более дешевые аналоги, и в долгосрочной перспективе государство выигрывает в денежном выражении, то есть учитывается Lifecycle Cost. Этого механизма в нашем законодательстве о закупках нет. Поэтому в условиях, когда приобретаются китайские и российские аналоги более низкого качества, очень сложно работать. А высококачественная продукция, которая производится в Казахстане, остается без внимания. В этом отношении нам проще работать с крупными горнорудными компаниями.

С тех пор, как мы зашли на рынок, нам хорошо содействовал акимат Алматы. И это был один из важных факторов при принятии решения нашими акционерами в Японии об открытии производства в Алматы. Также в планах у нас локализовать производство в Атырау, чтобы работать на запад Казахстана. На участке, выделенном акиматом в Алматы, мы планируем реализацию третьего этапа завода. Это будет более широкая линейка различной стальной продукции, скорее всего, такой как лавинозащитные сооружения, анкера, трубная продукция.

Прочитано 189 раз

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

Новости