Пятница, 13 декабря 2019
Среда, 07 августа 2019 11:46

Коэффициент долговой нагрузки для МФО приведет к стагнации бизнеса

Оцените материал
(0 голосов)

Глава Ассоциации микрофинансовых организаций Ербол Омарханов проанализировал риски от изменений в законе о МФО

3 июля этого года президент Казахстана подписал поправки в Закон «О микрофинансовых организациях», которые вступят в силу с 1 января 2020 года. Некоторые из них появились благодаря инициативе Ассоциации микрофинансовых организаций Казахстана (АМФОК) и должны улучшить ситуацию с фондированием для МФО. Однако другие ставят под вопрос не только будущее данного сегмента финансового рынка, но и реализацию государственных программ поддержки бизнеса, предупредил во время интервью корреспонденту «Капитал.kz» директор ОЮЛ «Ассоциация микрофинансовых организаций Казахстана» Ербол Омарханов.

– Ербол, в чем заключается неоднозначность последних изменений в законодательстве о микрофинансировании?

– В целом АМФОК положительно к ним относится, так как это принесет много позитивных перемен, которые будут положительно влиять на развитие микрокредитования. Мы давно предлагали расширить дополнительные виды деятельности МФО, так как на сегодняшний день они ограничены в дополнительных видах деятельности и в основном предоставляют только микрокредиты. Теперь будет увеличена предельная сумма микрокредитования с 8 тыс. МРП до 20 тыс. МРП, это примерно 20 млн тенге.

Также положительным моментом для нас является то, что МФО разрешили выпускать облигации и ценные бумаги на организованном фондовом рынке, а также уступать права требования по микрокредитам третьим лицам.

– Коллекторам?

– Нет. Я сейчас поясню. У нас была проблема, которая заключалась в том, что МФО не могли обращаться в банк за фондированием, так как не обладают ликвидным залоговым имуществом. Даже крупные МФО не обладают материальной базой в той мере, чтобы предоставлять ее в залог. Поэтому единственный актив МФО – это их кредитный портфель, в данный момент мы не можем предоставлять кредитный портфель в качестве залога и уступать права требования по этому кредитному портфелю. Соответственно, МФО испытывают трудности с фондированием, поэтому АМФОК предложила принять Нацбанку эту норму, он поддержал.

Кроме того, согласно принятым изменениям, нам дали возможность осуществлять функции агента системы электронных денег, платежного агента, субагента, сняли ограничения по участию в уставном капитале других юридических лиц. В целом вот такие положительные моменты.

Но вместе с ними установлены дополнительные обязанности для МФО. Первая – увеличить минимальный размер собственного уставного капитала. Вторая – будет введен коэффициент долговой нагрузки (КДН) по микрокредитам.

– Насколько будет увеличен уставный капитал?

– Пока точный размер не определен, он будет регулироваться подзаконными правовыми актами Нацбанка. Сейчас минимальный размер составляет 30 млн тенге. По статистике, у нас 47% МФО имеют уставный капитал от 30 млн до 50 млн тенге. Если Нацбанк увеличит его до 100 млн тенге, в концепции законопроекта эта цифра звучала, то для половины МФО это станет проблемой. АМФОК выступает за то, чтобы при разработке подзаконного правового акта компаниям был предоставлен какой-то переходных период, для того чтобы МФО, не имеющие на данный момент возможности увеличить уставный капитал, могли нарастить свои активы постепенно. Одной из существенных обязанностей, которая установлена этим законом, является отмена всех комиссий и платежей, связанных с выдачей и обслуживанием микрокредитов.

– Это хорошо для клиента?

– Конечно. Государство обеспокоено тем, что на заемщиков возлагается большое долговое бремя. В целом мы поддерживаем политику по снижению уровня закредитованности граждан и также считаем, что чрезмерная нагрузка может привести к социальной напряженности. Но хотели бы, пользуясь случаем, поделиться видением того, к чему могут привести дополнительные ограничения для МФО, в первую очередь в КДН. Практически во всех больших торговых домах и супермаркетах выдаются потребительские кредиты, даже сфера услуг сейчас предлагает людям платить в рассрочку, поэтому проблема высокой долговой нагрузки лежит в сфере потребительского кредитования. При установлении коэффициента долговой нагрузки нужно учитывать специфику деятельности МФО: 85% выданных ими микрокредитов направлено на развитие предпринимательства. Мы не кредитуем покупку смартфонов, бытовой техники, а способствуем развитию регионального и сельского предпринимательства. Есть тысячи живых примеров, когда микрокредиты помогали людям развивать свой бизнес. По данным Первого кредитного бюро, доля МФО в общем кредитном портфеле составляет 2,6%. Это настолько маленький показатель, что мы не можем влиять на проблему закредитованности граждан. Кроме того, по данным Нацбанка, доля микрокредитов с просрочкой свыше 90 дней составляет всего лишь 3,5%, и это говорит о том, что МФО очень ответственно подходят к оценке платежеспособности клиентов. Мы бы хотели, чтобы Нацбанк очень взвешенно подходил к регулированию этого вопроса. Есть данные, что в структуре нашего кредитного портфеля доля заемщиков, проживающих в сельской местности, составляет 66%, и среди них 60% – женщины, 40% – мужчины. И в этих регионах нет других источников финансирования, кроме МФО.

Кроме того, в настоящее время много государственных программ направлено на развитие регионального предпринимательства, повышение продуктивной занятости населения. Распространение КДН на все без исключения займы приведет к стагнации и сворачиванию этих программ, а ведь государство израсходовало огромные бюджетные деньги на финансовую поддержку предпринимателей села. Хотя намерения снизить закредитованность граждан благие, важно не переусердствовать и не нанести вред малому и среднему бизнесу, который государство пестует на протяжении долгих лет, его всестороння поддержка всегда была приоритетом государственной экономической политики.

Поэтому мы не против применения в отношении микрофинансовых организаций КДН, однако считаем, что применять его нужно только в отношении потребительских кредитов, не вторгаясь в сферу предпринимательства.

– То есть, по сути, в отношении банков.

– Не только, в кредитном портфеле МФО тоже потребкредиты. Как я сказал, 85% займов выдано предпринимателям, а остальное – это потребительские займы. Если коэффициент будет распространяться на все без исключения займы, то это может привести к негативным последствиям, например, к стагнации государственных программ, таких как Программа продуктивной занятости и массового предпринимательства «Енбек», «Дорожная карта бизнеса – 2025», которые предназначены для поддержки региональных предпринимателей.

– Как установленный коэффициент отразится на фондировании МФО?

– 77% микрокредитов выдано за счет привлечения крупных иностранных кредиторов, таких как ЕБРР, АБР, и специально созданных международных фондов, которые аккумулируют в себе средства для развития микрофинансирования, борьбы с бедностью и развития малого предпринимательства во всем мире. Они устанавливают определенные требования, согласно которым МФО должны кредитовать именно бизнес. Если установят коэффициент долговой нагрузки, то это сузит круг заемщиков МФО, так как к ним в основном относятся сельский бизнес и микробизнес. При этом наши кредиторы, о которых я говорил, очень внимательно отслеживают тенденции в правовом регулировании деятельности МФО. Если сузится круг наших заемщиков, то рынок будет сужаться, соответственно, запрос МФО на фондирование снизится.

– Когда будет решен этот вопрос?

– Как нам известно, до конца этого года Нацбанк может принять подзаконный нормативно-правовой акт, но мы хотим, чтобы мнение МФО было при этом учтено. Потому что если коэффициент долговой нагрузки будет применен в отношении микрозаймов для бизнеса, то это приведет к полной стагнации предпринимательства.

 

Прочитано 310 раз

Новости