Четверг, 19 сентября 2019
Воскресенье, 08 сентября 2019 11:07

Талгат Камаров: У нас нет понятия «минимальный порог»

Оцените материал
(0 голосов)

Руководитель «Сентрас Секьюритиз» об управлении активами, рисках потерь и упущенной инвестиционной возможности

 

Талгат Камаров: У нас нет понятия «минимальный порог»


Инвестиции на фондовом рынке сопряжены с высокими рисками, однако формула доходности напрямую зависит от них. Между тем профессиональные участники рынка считают, что если держать сбережения только на депозите в банке, а не вкладывать в инвестиционные инструменты, то можно упустить шанс получить больший доход.

О том, почему управляющие компании заинтересованы в том, чтобы их клиент имел максимальное вознаграждение в интервью корреспонденту «Капитал.kz» рассказал председатель правления АО «Сентрас Секьюритиз» Талгат Камаров.

Талгат, расскажите, пожалуйста, какие виды управления активами существуют на сегодняшний день и чем руководствуется инвестор, когда их выбирает?

– Есть два вида управления: пассивный, когда инвестор доверяет активы управляющей компании, а та в свою очередь подбирает клиенту инвестиционную стратегию, как заработать для него соответствующие доходы; и активный, когда инвестор сам выбирает объекты для инвестиций и торгует ими, в этом случае брокер может ему только рекомендовать в какие ценные бумаги (акции, облигации) вложить, в зависимости от суммы и аппетита инвестора к риску, а также учитывая то, какой подход – консервативный или агрессивный, он выберет.

Все зависит от финансовой грамотности инвестора. Есть люди, которые не могут одновременно следить за рынками, своим портфелем и заниматься основным занятием – для них более выгодна стратегия инвестирования в ПИФы.

Вместе с тем доля инвесторов, которые предпочитают самостоятельно управлять своим портфелем, составляет всего 5%.

– Какие инвестиционные продукты сегодня наиболее востребованы в Казахстане?

– Частные клиенты, у которых имеются крупные сбережения в иностранной валюте, предпочитают инвестировать в еврооблигации. Это среднесрочные долговые инструменты, выраженные в долларах, либо в другой твердой валюте.

Физические лица, располагающие небольшими суммами в среднем от $10 тыс. до $50 тыс., как правило, хотят быстро заработать и инвестируют на рынке акций. Такие инвесторы держат небольшой портфель, состоящий из 2 или 3 наименований наиболее популярных акций известных американских, европейских брендов: в основном IT-компаний, промышленных групп, либо банков с высокой динамикой дохода.

Если мы говорим о юридических лицах – компаниях с достаточно солидным капиталом, то они в большинстве своем придерживаются консервативной сберегательной стратегии, которая связана с инвестированием в облигации и на краткосрочном денежном рынке.

В то же время компании с небольшим капиталом отдают предпочтение спекулятивным сделкам и вкладывают средства в более рискованные инструменты с высокой волатильностью, например, акции фондов, которые торгуются на биржах и привязаны к стоимости нефти, золота и т.п.

– Каков минимальный порог для юридических и физических лиц?

– У нас нет такого понятия – «минимальный порог».

Будь то физическое или юридическое лицо, первые пробные сделки, как правило, клиенты совершают на небольшие суммы (от $1000 и выше).

Конечно, теоретически можно инвестировать и со 100 тыс. тенге, но тогда не стоит забывать, что комиссия брокера имеет минимальный порог порядка 5-10 тыс. тенге.

Например, если вы инвестируете 100 тыс. тенге и платите комиссию 10 тыс. тенге, значит – вы должны заработать больше 10%, чтобы не просто оправдать расходы на комиссию, но и получить доход.

Бывает, на акциях зарабатывают и 30-40% в короткий промежуток времени в случае успеха. Но рынок очень рискованный и выбранные вами акции не всегда растут. Тогда, мы рекомендуем клиенту первым делом посчитать, на какой доход он ориентируется и сколько времени он готов ждать до ожидаемого роста.

– Когда клиент инвестирует в ПИФы, на какой доход он может рассчитывать и сколько в таком случае составляет маржа управляющей компании?

– ПИФы тоже различаются своими стратегиями. Например, мы предлагаем клиентам три паевых фонда для инвестирования. Самый консервативный – открытый фонд «Казначейство», который проводит операции на облигационном и денежном рынках и зарабатывает порядка 14-15%. Более сбалансированный – интервальный «Фонд еврооблигаций» с доходностью 3-8% в валюте, инвестирующий большую часть средств в облигации и незначительную – в акции. И самый волатильный – интервальный фонд «Глобальные рынки», который вкладывает более 50% инвестиций в акции (доходность в среднем – 17-18% в валюте).

При этом деньги клиента поступают на счет ПИФа, и ему выделяется пай (доля) в выбранном им инвестиционном фонде. Управляющий, в свою очередь, инвестирует поступающие в фонд средства на рынке ценных бумаг. Комиссия управляющего зависит от заработанного для пайщиков дохода и называется «комиссией за успех». Если инвестиции оправдались и принесли пайщикам доходность выше определенного правилами минимального уровня (у нас это порядка 8-10% годовых), то комиссия за успех управляющей компании составляет 10-25% от дохода, превысившего минимальный уровень. Соответственно, управляющая компания заинтересована в том, чтобы доходность фонда была максимальной. Если она окажется ниже минимального уровня, то управляющий останется без вознаграждения за успех. Пайщик открытых и интервальных фондов вправе отозвать свои деньги из ПИФов в сроки, предусмотренные правилами. Но если он забирает средства в момент наиболее глубокого снижения рынков и соответственно, когда паи фонда упали в стоимости (на нижней точке графика), то выходящий пайщик рискует упустить потенциальную прибыль от возврата рынка в стадию восстановления и роста.

История показывает, что сиюминутная ситуация на фондовом рынке предполагает постоянные колебания, и за любым падением следует неизбежный рост. Соответственно в момент, когда клиенты в первое время в небольшом минусе, мы рекомендуем не торопиться с решением продать акции, зафиксировать убыток и вывести деньги, а переждать, пока рынок восстановится, чтобы не выходить в убыток. Если посмотреть на историческую динамику рынка, то можно увидеть, что в среднем в год он прирастает на 15%, однако внутри года происходит как взлет до фантастических 25%, так и снижение до умеренных 10%.

– По истечении какого срока клиент может забрать свои деньги из фонда?

– По паевым фондам существуют определенные сроки, когда клиент может требовать выкупа. Например, из «Фонда еврооблигаций» выход разрешается раз в квартал, из фонда «Глобальные рынки» – раз в месяц, а из фонда «Казначейство» клиент может ежедневно забирать и вкладывать средства без потери вознаграждения.

Есть единственное ограничение: если вы купили паи, но держали сроком меньше, чем полгода, тогда мы вправе начислить соответствующую надбавку (выкуп пая по сниженной стоимости). Потому что, когда вы отзываете свои инвестиции, мы обязаны продавать часть портфеля и переводить деньги обратно, чтобы выдать их клиенту. В этот момент все транзакционные расходы мы выставляем в виде скидки от стоимости пая. Например, если пай стоил 100 тыс. тенге, то вам вернут 99 тыс. тенге.

– Получается, что риск потери есть всегда?

– Да, потому что концептуально инвестиции на фондовом рынке – рискованные. А там, где есть риск, наступление рискового случая неизбежно.

Сама формула доходности выражается в балансе риска и дохода. Когда вы инвестируете в безрисковые инструменты, то зарабатываете максимум 1-2% годовых в валюте. Но если вы хотите получать 10%, 15% и выше – риски увеличиваются в соответствующем масштабе и вероятность их наступления больше.

Даже у примитивных облигаций, которые обещают держателям положительную доходность до погашения, имеется ненулевая вероятность дефолта.

Есть «мусорные облигации», которые приносят до 100% годовых в валюте с очень высокой вероятностью дефолта. Компании, обслуживающие такие долги, практически всегда находятся на грани банкротства.

– В таком случае вы, как управляющая компания, как-то страхуете эти риски?

– В рыночной практике нет как такового страхования инвестиций. Такие услуги страховые компании не оказывают. Их сложно рассчитать, и инвесторам такой продукт не интересен, так как расходы могут «съесть» львиную долю дохода.

Однако в портфеле управляющего, как правило, всегда имеется биржевой инструмент ETF, который защищает инвестиции от риска снижения акций и фондовых индексов. То есть, если рынки начинают неожиданно снижаться, то этот ETF, наоборот, растет в стоимости, причем многократно. Таким образом, неформально мы всё же страхуем инвестиционные риски.

– А если говорить о сохранности активов клиентов?

– На рынке ценных бумаг услуги хранения оказывает неаффилированный лицензированный банк-кастодиан, а брокер всего лишь оказывает услуги по их инвестированию. При этом к брокерам и управляющим компаниям Национальным банком предъявляются требования к финансовой устойчивости и достаточности ликвидных активов и капитала.

Более того, все брокеры и управляющие компании по закону обязаны хранить активы клиентов и ПИФов обособленно от собственных активов в банке-кастодиане. Это требование гарантирует сохранность и неприкосновенность клиентских активов, даже в случае ухудшения финансового состояния брокера. В случае прекращения деятельности брокера/управляющего или отзыва лицензии кастодиан наймет другого управляющего/брокера, который сможет продолжить управлять вашими активами.

– Значит, это своего рода гарантия?

– Да, это законодательно закрепленная гарантия сохранности. Требования закона запрещают использовать средства клиентов в своих целях, при любых попытках несанкционированного или нецелевого использования кастодиан как «следящий за сохранностью» блокирует их и уведомляет Нацбанк. Это требование гарантирует незлоупотребление активами клиентов и инвестирование только в те инструменты, которые прописаны в декларации (акции, облигации, недвижимость, золото, нефть и так далее).

В Казахстане пока только 9 банков имеют кастодиальную лицензию. Их задача заключается в учете и хранении активов клиентов. Но и они не вправе использовать их по своему усмотрению. Таким образом, клиентские средства обособлены не только от активов управляющей компании, но и хранятся в банке-кастодиане.

– Существуют ли какие-то ограничения или препятствия в части доступа наших граждан к рынку мировых ценных бумаг?

– Единственное препятствие – неразвитость нашей инфраструктуры. Например, потенциальный инвестор, живущий в отдаленном регионе, где физически не присутствует брокер, до сих пор не имеет возможности полноценно использовать цифровые услуги, чтобы дистанционно открывать счета и инвестировать через брокера или управляющую компанию. Государство в этом плане еще не регламентировало соответствующие процедуры, хотя во всем мире такая модель давно работает.

Но с продвижением цифровизации будет стерта грань между городом и селом и любой житель сможет дистанционно и беспрепятственно открывать счет у брокера, тогда можно говорить о полном равенстве и доступности услуг для всех граждан Казахстана.

– В настоящее время на уровне правительства обсуждается вопрос о передаче управления пенсионными активами в конкурентную среду. Планируете ли вы в этом участвовать?

– Пока идет дискуссия: как и кто будет управлять – либо уже действующие игроки, либо совершенно новые участники рынка, которые вскоре должны появиться. Тем не менее мы, как инвестиционная компания, хотели бы в этом принять участие. К тому же у нас уже имеется солидный опыт управления активами.

Конечно, концепция предполагает ответственность управляющего за минимальную доходность, поэтому не исключено, что требования к величине капитала будут основным вопросом конкуренции на рынке управления пенсионными активами.

– Талгат, в заключение интервью, что вы посоветуете нашим читателям: все-таки рисковать и инвестировать сбережения в фондовый рынок или стабильно держать деньги на депозите в банке?

– Я считаю, что нужно иметь одновременно все инструменты: и депозит, и часть средств, которыми можно рисковать. Есть такое понятие, как упущенная инвестиционная возможность: если вы все время держите деньги только на депозите в банке, то каждый раз вы упускаете шанс заработать больший доход. Такая позиция характеризует инвестора как финансово неграмотного. То есть всегда нужно иметь спекулятивную часть средств, которую можно было бы свободно инвестировать в течение 3-5 лет, при этом она принесет вам в 2 или 3 раза больше вознаграждения, чем простой депозит.

Прочитано 242 раз

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

Новости