Суббота, 16 ноября 2019
Пятница, 11 октября 2019 10:45

Период господдержки банков и бизнеса затянулся

Оцените материал
(0 голосов)

Ни одна госпрограмма ни в одной стране мира не может заменить собой здоровую финансовую систему

Когда государство на льготных условиях заняло банкам второго уровня деньги для кредитования МСБ, выяснилось, что у бизнеса мало интересных или перспективных проектов. На сегодня БВУ, ссылаясь на дефицит хороших заемщиков, закладывают чрезмерные риски в стоимость кредита. Бизнес, предпочитая свести все риски к минимуму, в большинстве своем не решается воспользоваться субсидиями по госпрограммам. Как страхи отечественных предпринимателей и банков влияют на развитие сектора и почему сегодня бизнесменам-экспортерам сложно вернуть НДС в интервью корреспонденту «Капитал.kz» рассказал депутат Мажилиса Парламента Казахстана Альберт Рау.

- Альберт Павлович, субсидирование казахстанского бизнеса в рамках государственных программ не работает? Почему при всевозможной поддержке государства деньги на запуск и развитие бизнеса предприниматели не берут?

- С одной стороны, субсидирование должно быть оправдано внутренней экономической ситуацией. С другой – любое кредитование – это деньги взаймы. Не каждый отечественный бизнесмен, учитывая всевозможные риски, готов взять на себя обязательства, пусть даже с господдержкой. Сейчас поясню. Дело в том, что когда лет 8-9 назад мы запускали программу по индустриализации, продумывали всевозможные льготные программы, но не предполагали, что этот период поддержки так затянется. Подобные программы запускаются в пик кризиса, но у нас эти меры господдержки затянулись на несколько лет. Вы, наверное, помните, что на тот момент правительство данными программами спасало БВУ и вкладчиков. Но ни одна подобная госпрограмма ни в одной стране мира не сможет заменить собой здоровую финансовую систему. Этого не произошло и у нас. В результате субсидированием воспользовался небольшой процент из общего количества МСБ. Если отталкиваться от официальных данных, то за последние пять лет общий объем кредитования юридических лиц, а также малого и среднего бизнеса сократился более чем на 13%. Снизилась и доля кредитных ресурсов в ВВП страны.

- Так и хочется спросить, цитируя Владимира Высоцкого, «где деньги, Зин», которые выделило государство?

- Когда государство на льготных условиях заняло БВУ деньги, а они их получили, то выяснилось, что не хватает интересных или перспективных проектов для кредитования. БВУ эти средства переводят в ноты Национального банка. То есть около трех-четырех триллионов тенге банки должны были передать малому, среднему и крупному бизнесу, но спроса на них, по утверждению БВУ, не оказалось. В итоге эти средства сейчас в нотах Нацбанка. Деньги для поддержания ликвидности БВУ взяты из Национального фонда и должны работать на экономику страны. Вопрос не простой, но надеемся, что порочный круг будет разорван правительством и Нацбанком. Не первый год мы говорим, что у национального регулятора цель – контролировать инфляцию, а должен быть экономический рост.

- То есть вы в принципе считаете такие программы неэффективными?

- Это не совсем нормально, когда государство берет на себя задачу кредитования МСБ.

Как антикризисная мера может быть, но смотреть надо в долгосрочной перспективе. И в недавнем заявлении МВФ по Казахстану говорится, что из-за субсидирования кредитов происходит искажение рынка, и от этого надо отходить. Да, есть несколько тысяч проектов, профинансированных через фонд «Даму», но на самом деле они занимают минимальную долю от общего количества предприятий. К тому же, когда рапортуют о доле МСБ в стране, то говорят о количестве, а не оборотах, как это принято в мировой практике. А ведь небольшая компания может являться холдинговой фирмой, через которую проходят миллиарды тенге. То есть министерству национальной экономики надо приблизить критерии МСБ к мировой практике.

- А почему МСБ не воспользовался кредитами? Вроде недавно приняты законы, мотивирующие отечественных предпринимателей?

- Цицерон сказал, что чем больше в стране законов, тем меньше в ней справедливости. Адаптируя под современные реалии, я бы переделал: «тем меньше их выполняют». Да, были приняты хорошие нормы по снижению барьеров для различных секторов, но на практике улучшение происходит медленно.

- Давайте зайдем с другой стороны. Почему у МСБ нет интересных проектов, которые БВУ захотят кредитовать?

- Вопрос я бы поставил по-другому: почему МСБ не хочет кредитоваться, даже если у него есть интересный проект? Отвечу. Потому что бизнесмены находятся в своего рода замкнутом круге: три триллиона в Нацбанке, плавающий курс и страх брать взаймы опять-таки, потому что курс доллар-тенге плавающий. Вы знаете, что в Казахстане международные кредитные линии по 2-3% годовых никто не рискнет взять. Например, Германия открыла страховую кредитную линию на миллиард евро, а спроса нет. Если предприятие на 100% экспортно ориентированное, то ему еще есть резон кредитоваться, но если оно реализует товар на внутреннем рынке, то может остаться без бизнеса. Просто как пример: компания закупает в Китае за доллары для своего производства полистирол, который в Казахстане не производится. Товар она выпустила, получила выручку, а ее «съел» выросший в цене доллар, так как для закупа второй партии придется расплачиваться уже подорожавшей в стране американской валютой. Отсюда и страхи: если бизнесмен понимает, что ему необходимо что-то ввозить из-за рубежа, приобретая сырье и комплектующие за иностранную валюту, то он просто не начинает бизнес.

И этот страх, вернее ожидание валютного кризиса, затянулось. У отечественных предпринимателей стало дежурной фразой, что в наши тяжелые времена начать и развивать бизнес стало сложно. Одно дело, когда бизнес-среда ждет мирового кризиса, а другое – когда она ориентируется на внутренний рынок, на котором предпосылок для кризиса, в целом-то, нет.

- Как тогда вы оцениваете потенциал экспорта несырьевых товаров? Он, этот потенциал, вообще имеется?

- Мы страна с развивающейся экономикой. Лет восемь назад, когда были запущены программы по индустриализации, впервые были поставлены задачи по наращиванию экспорта несырьевых товаров. Поверьте, восемь лет – это не так много времени для того, чтобы делать однозначные выводы. Но в этом направлении существует ряд задач, которые необходимо решать уже сегодня. Например, малый объем потребительского рынка. Это один из барьеров развития и проблема для субъектов среднего бизнеса. Они зачастую функционируют, если есть заказы от квазигосударственных компаний или бюджета. Есть заказ – есть работа, нет заказа – все производство останавливается до лучших времен. Поэтому для развития экономики простых вещей внутреннего рынка недостаточно. Кроме ряда барьеров и проблем, отечественному бизнесу надо избавляться от комплексов и смелее выходить на экспортные рынки. В той же Германии компания из 10 человек спокойно поставляет свою продукцию на рынок Австралии. Там настолько слаженно работает экономика простых вещей, что предприниматель среднего и малого звеньев может без проблем экспортировать свой товар в соседние страны и не зависеть от заказов на внутреннем рынке.

- «Для поддержки экспорта несырьевой продукции государству предстоит рассмотреть вопрос применения более простых и быстрых процедур возврата НДС», было озвучено в послании президента в сентябре. Проблема настолько актуальна?

- Очень актуальна. В рамках поддержки экспорта несырьевой продукции действительно необходимы меры, способные обеспечить более простые и быстрые процедуры возврата НДС компаниям-экспортерам. В Казахстане многие экспортеры не могут получить эти средства по два года. Тремстам крупным компаниям, а это в основном сырьевые компании, Минфин возвращает 70% НДС сразу, а остальные 30% – после проверки. А у среднего бизнеса с этим проблемы: контролирующие органы настолько контролируют процесс, что возврат НДС просто не реален. Проверяют контрпартнеров до шестого колена, и если компания купила, условно говоря, гайку, а у нее нет подтверждающих приобретение документов, то всю сумму возврата НДС не пропускают. А у предприятия в это время кредит, который оно должно погасить, контракты на сырье, которые оно должно оплатить и выполнить, и те же валютные риски. Это самый настоящий барьер для компании-экспортера, демотивирующий ее реализовывать продукцию на внешних рынках. Надеюсь, раз уж эта проблема вошла в послание президента, решение по ней будет принято до конца года. Минфин предлагает возвращать 50% НДС сразу, а остальные – после проверки. Значит, будет зависать полсуммы, подлежащей возврату. Ну хоть так, хотя не знаю, насколько бизнес будет вдохновлен наращивать экспорт.

Источник kapital.kz

Прочитано 269 раз

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

Новости