Понедельник, 06 апреля 2020
Понедельник, 24 февраля 2020 14:55

Ербол Омарханов: У общественности сложилось искаженное мнение о деятельности МФО

Оцените материал
(0 голосов)

Глава АМФОК о влиянии микрофинансовых организаций на закредитованность населения

Картинки по запросу "картинки Ербол  Омарханов"

С начала года вступили в силу поправки в законодательство РК о микрофинансовой деятельности, в том числе были изменены требования к размеру уставного капитала, установлена новая формула расчета годовой эффективной ставки вознаграждения, введен запрет на предоставление займов гражданам с доходом ниже прожиточного минимума.

При этом у небанковских кредитных организаций появилась возможность дополнительно инвестировать собственные активы в ценные бумаги и иные финансовые инструменты.

Как данные нововведения повлияют в дальнейшем на развитие рынка микрокредитования и почему проблема фондирования МФО по-прежнему остается актуальной в интервью корреспонденту  рассказал директор ОЮЛ «Ассоциация микрофинансовых организаций Казахстана» Ербол Омарханов.

Ербол, давайте обратимся к статистике, какое количество МФО функционирует сегодня на казахстанском рынке и насколько прирос портфель микрокредитов за последний год?

- По состоянию на 1 января текущего года количество действующих МФО составило 200 субъектов, что на 27% выше показателя 2018 года. Кредитный портфель, по данным Первого кредитного бюро (ПКБ), сложился в размере 290,6 млрд тенге, увеличившись за прошлый год на 37%. Если говорить о сумме выданных микрофинансовыми организациями займов, то за 2019 год она достигла 389 млрд тенге, по сравнению с 2018-м наблюдался прирост на 36,5%. В общей сложности было выдано 531 050 кредитов. Вместе с тем просроченная задолженность NPL 90+ на конец 2019 года составила всего 4%.

Какая доля в структуре портфеля приходится на предпринимательские и потребительские займы?

- По данным Комитета статистики РК, структура кредитного портфеля МФО на 85% представлена предпринимательскими займами.

В этой связи хотелось бы отметить, что с некоторого времени у общественности сложилось искаженное мнение о деятельности микрофинансовых организаций и их влиянии на закредитованность населения. Исходя из информации ПКБ, совокупный кредитный портфель банковского сектора и всех небанковских кредитных организаций составил 24,9 трлн тенге, из них, как было сказано ранее, кредитный портфель МФО сложился в размере 290,6 млрд тенге, что соответствует 1,2% доле от суммарного объема. То есть, вы понимаете, что такая незначительная доля займов микрофинансовых организаций никак не может повлиять на проблему высокой долговой нагрузки граждан по потребительским беззалоговым кредитам.

Кроме того, в прошлом году в рамках исполнения указа Президента РК «О мерах по снижению долговой нагрузки граждан Республики Казахстан», по сведениям АО «Фонд проблемных кредитов», государством было выделено на погашение займов населения 114,9 млрд тенге, из них в БВУ было перечислено 109,6 млрд тенге, а в МФО всего 5,3 млрд тенге или 4,4%. Это также доказывает, что деятельность микрофинансовых организаций в основном направлена на поддержку субъектов малого и среднего бизнеса, а не на приобретение товаров для потребительских нужд.

С начала года был введен запрет на взимание микрофинансовыми организациями комиссий и иных платежей, связанных с выдачей и обслуживанием микрокредитов. При этом на БВУ эта норма не распространилась. Насколько такая поправка целесообразна, на ваш взгляд?

- Несмотря на то, что мы не являемся конкурентами для БВУ, потому что у нас совершенно разные ниши и категории заемщиков, мы считаем, что отмена комиссии для МФО и в то же время отсутствие запрета на ее взимание для банков выглядит несколько несправедливо. Ведь, на наш взгляд, для всех участников кредитного рынка должны быть созданы равные условия. Об этом также сказано в миссии Агентства по регулированию и развитию финансового рынка.

С одной стороны, недавние изменения в законодательство о микрофинансовой деятельности в части кредитования приблизили МФО к банковскому регулированию, например, по расчету коэффициента долговой нагрузки (КДН), годовой эффективной ставки вознаграждения (ГЭСВ). В то же время предельный размер ГЭСВ по микрокредитам установлен такой же, как у БВУ (не выше 56%). При этом микрофинансовым организациям установили запрет на взимание платежей, в отличие от банков.

Почему так сложилось, мы не знаем, но полагаем, что это было сделано ненамеренно, и в ближайшем будущем ситуация все-таки изменится. Надо заметить, что у МФО кредитование является единственным видом деятельности: в отличие от тех же банков, мы не привлекаем депозиты, не проводим платежные операции и так далее.

К тому же, я бы подчеркнул, что до введения поправок в законодательство МФО никогда не злоупотребляли использованием комиссий. Ранее у нас был свой определенный перечень комиссий, утвержденный Национальным банком, которого мы строго придерживались.

Проблема фондирования МФО также остается актуальной?

- Да, мы неоднократно говорили, что все кредиты, которые в Казахстане предоставляются МФО, на 70% состоят из иностранных инвестиций, в том числе международных финансовых институтов. И здесь есть определенный риск, который в случае изменения ситуации на внутреннем или внешнем рынке может внезапно привести к стагнации. Поэтому мы всегда работаем над тем, чтобы наладить источники фондирования внутри страны. И для нас, кстати, было большим огорчением, что в Дорожную карту бизнеса (ДКБ-2025) микрофинансовые организации не были включены ни в качестве операторов, ни в качестве участников. Хотя в паспорте данной программы прописано, что она имеет целью обеспечение устойчивого сбалансированного роста регионального предпринимательства. А ведь именно в регионах, там где БВУ представлены слабо, МФО как раз и сосредотачивают свою деятельность. В этой связи, я думаю, наш вклад в реализацию ДКБ был бы очевидным. По статистике, 66% наших заемщиков это жители села, которые имеют мелкие подворья, разводят скот, выращивают сельскохозяйственную продукцию и т.п. Наряду с этим расширение доступа к финансовым услугам для данной категории граждан подпадает под одно из приоритетных направлений политики инклюзивного роста.

В настоящее время мы уже отправили соответствующее письмо в Министерство национальной экономики РК о включении микрофинансового сектора в Дорожную карту бизнеса-2025. Будем надеяться на положительное решение вопроса.

Тем временем МФО теперь могут участвовать на фондовом рынке, инвестировать собственные активы в ценные бумаги и другие финансовые инструменты, что открывает возможности для дополнительных источников фондирования…

- Да, в законе это предполагается, однако на фондовый рынок смогут выйти не все, из-за определенных требований для участников биржи. Но мы думаем, что крупные МФО попробуют себя все-таки на KASE, по этому поводу уже ведутся переговоры с казахстанской фондовой биржей, которая также заинтересована в привлечении новых участников.

Вместе с тем одним из наших предложений было то, чтобы создать внутреннее национальное рейтинговое агентство, как, например, в России, котировки которого принимались бы заинтересованными инвесторами. И об этом в стране давно говорится. Ведь мы видим, что очень малое число микрофинансовых организаций сможет воспользоваться дорогостоящими услугами международных рейтинговых агентств, соответственно это закроет им доступ на фондовую биржу.

Учитывая все сказанное, как вы оцениваете дальнейшее развитие рынка микрокредитования и в целом деятельность МФО?

- Мы думаем, что не все микрофинансовые организации смогут выдержать новые требования. Сейчас уже идут разговоры о том, что некоторые МФО хотят объединиться, чтобы выжить на рынке. Очевидно, что это приведет к укрупнению игроков.

Также принятые изменения скажутся и на объемах микрокредитования: мы ожидаем некоторого замедления роста в текущем году.

Мы понимаем, что рынок находится в замешательстве, потому что последние нормативно-правовые акты о микрофинансовой деятельности были приняты в кратчайшие сроки, соответственно времени, для того чтобы приспособиться к ним, практически не было. Отдельные МФО даже на время приостанавливали выдачу микрокредитов, чтобы привести в соответствие свои внутренние процедуры.

Тем не менее, я уверен, что к новым реалиям рынок скоро адаптируется.

Мы надеемся, что финрегулятором будут созданы благоприятные условия для дальнейшего развития микрофинансового сектора.

Хотелось бы, чтобы этот рынок был стабильным в плане законодательства, потому что частые поправки в законах негативно влияют на инвестиционную привлекательность сектора.

Кроме того, принятые государством меры мы считаем достаточными и эффективными для ограничения в кредитовании граждан с доходом ниже прожиточного минимума, а также тех, кто не сможет справиться с высокой долговой нагрузкой.

Любой бизнес должен быть прогнозируем, а правила игры четко определены и не подвержены стрессовым изменениям. В этой связи законотворческая деятельность должна быть постепенной, взвешенной, с учетом глубокого анализа и возникающих потребностей.

В то же время дальнейшее ужесточение требований повлечет за собой сужение легального и регулируемого микрофинансового сектора. При этом потребность в кредитных ресурсах у населения никогда не пропадет. А значит, эту нишу могут заполнить уже другие нерегулируемые теневые и полукриминальные структуры.

Автор Меруерт Сарсенова

Источник kapital.kz

Прочитано 228 раз

Новости