Понедельник, 18 ноября 2019
Среда, 27 марта 2019 09:44

Как изменились реальные доходы казахстанцев за 10 лет?

Оцените материал
(0 голосов)

Несмотря на разные методики подсчета, эксперты сошлись в одном: покупательная способность тенге упала, но реальные доходы казахстанцев выросли назло девальвациям. И значительно.

Заместитель директора Центра исследований прикладной экономики Олжас Тулеуов напоминает, что когда мы говорим о покупательной способности, подразумеваем динамику инфляции, или темпы роста потребительских цен. Так, за период с января 2008 по февраль 2019 года инфляция в стране выросла на 124%. Соответственно, на такую же величину снизилась покупательная способность населения (за тот же период среднемесячный курс USD/KZT вырос с 120 до 377 — на 214%).

Каков реальный вклад девальвации в инфляцию в Казахстане?

— По нашим оценкам, так называемый «эффект переноса» изменения курса USD/KZT на инфляцию в Казахстане составляет 0,12-0,18. Это означает, что 1%-ный прирост обменного курса приводит к ускорению инфляции на 0,12-0,18 процентных пунктов, — говорит Олжас Тулеуов.

Отсюда легко посчитать, что обесценение курса тенге к доллару США на 214%, произошедшее за последние 10 лет, привело к ускорению инфляции в стране на 26-38% (214*0,12=26 и 214*0,18=38).

— Другими словами, в накопленной за последние 10 лет инфляции в 124% от 26 до 38 процентных пунктов приходится на девальвацию тенге, — подсчитал экономист.

Экономист Петр Своик отмечает, что 10 лет назад, в начале 2009 года было как раз очень показательное время для сравнения с сегодняшним днем. Тогда только что закончилась острая фаза мирового кризиса. Цены на нефть стали потихоньку восстанавливаться, в США была запущена политика «количественного смягчения».

У нас же в феврале была проведена первая после 1999 года «неожиданная» девальвация

И тогда же президент Казахстана опубликовал в «Российской газете» статью «Ключи от кризиса», где охарактеризовал мировую долларовую систему как неэффективную, несправедливую и порождающую кризисы. Его рецепт – перейти к новой мировой валюте, эмиссию которой распределяли бы между собой государства-участники, позднее повторил Доминик Стросс-Кан в виде проекта «банка банков». Это стоило ему руководства МВФ и перспективы стать президентом Франции.

Курс как основной фактор влияния на цены

— Курсы, кстати сказать, соотносятся так: 120,3 тенге к доллару в среднем за 2008 год (то есть перед той самой девальвацией) и 344,7 тенге к доллару в среднем за 2018. Итого потеря курсовой стоимости тенге – 186%. А вот если брать официальные индексы роста потребительских цен, то с начала 2009 года по конец 2018 набежало 193,65%. Получается, что

цены растут в основном в такт падению курса тенге,

— говорит Петр Своик.

Хотя и немонетарных факторов инфляции, по его словам, тоже достаточно.

— И здесь, по всей видимости, мы имеем арифметическое наложение-совпадение более многофакторных процессов. Однако поскольку отвечающий за инфляцию Национальный банк расклада ее на монетарные и иные составляющие не дает, мы тоже выдумывать не будем, — говорит эксперт.

Насколько выросла реальная заработная плата?

Среднемесячная заработная плата с января 2008 по февраль 2019 года увеличилась с 54 459 до 167682 тенге (на 208%).

— Данная же величина в реальном выражении, то есть с учетом инфляции в 124%, составит 84%, — рассчитал Олжас Тулеуов.

Петр Своик добавляет, что если брать официальную статистику (а другой у нас нет), в начале 2009 года мы имели среднедушевой доход населения 32 984 тенге (или 274,2 доллара по курсу), среднемесячную номинальную заработную плату 60 805 тенге (или $505). Соответственно, нынешний 2019 год мы начинаем при среднедушевом доходе 91 633 тенге ($265,8), средняя зарплата 162 267 тенге ($470,7)

Если ориентироваться на доллар, и доходы, и зарплаты казахстанцев за последние 10 лет существенно просели. Тем более, что и доллар за это время тоже немало подешевел – печатный станок разослал по миру несколько десятков новых триллионов.

— Однако все не так прямо и однозначно, — считает Петр Своик. — Эффект девальвации национальной валюты – тенге – относительно валюты внешнеэкономических операций напрямую в той же пропорции помогает сырьевым экспортерам. А на покупательской способности населения сказывается опосредованно – через подорожание только той части покупок, которая связана с импортом.

Чтобы было понятнее: если тенге подешевел против доллара в два раза, а вы тратите зарплату на обучение детей за границей или собственные путешествия в Таиланд, вы тоже потеряли половину дохода. Но если вы всего лишь скромно питаетесь и оплачиваете обычное жилье, ваши потери от двойной девальвации тенге при той же зарплате примерно 25-30%.

Корзина неизменна

— Чтобы совсем не расстраивать вас падением нашей зарплаты и доходов в долларах, предложу достаточно объективный критерий измерения реальной покупательной способности – в единицах прожиточных минимумов, — говорит Петр Своик.

Суть в том, что величина прожиточного минимума утверждается каждый год, от нее отсчитываются минимальные зарплаты и пенсии. И хотя сам по себе ПМ издевательски мал (это отдельная тема), в основе этого критерия лежит один и тот же набор продуктов потребительской корзины.

— Да, этот набор бессовестно мал и узок. Да, есть подозрение, что подсчеты его рыночной стоимости тоже занижаются, но все это делается из года в год единообразно. А потому у нас есть мерная линейка, которой можно измерить то соотношение наших трат и доходов, которое что в сильно плавающих тенге, что в плавно обесценивающемся долларе измерить не получится, — предлагает эксперт.

И все-таки вверх!

Итак, среднедушевой номинальный денежный доход населения в начале 2009 года соответствовал 2,7 прожиточного минимума, а в начале этого года уже 3,4 минимумам. Соответственно средняя зарплата 2008 года в прожиточном минимуме той поры составляла 4,9 единиц, сейчас 6 единиц.

— Все-таки не вниз, а вверх. Правда, методология подсчета ПМ в 2018 году немножко изменена, и это дает чуть завышенный против 10-летней давности результат. Но не будем вас расстраивать такими уточнениями. Хотя бы потому что иметь средний доход в стране в районе всего 3,5 прожиточных минимумов, при том что сами они объективно занижены как минимум раза в 2-3, не слишком вдохновляет, — говорит Петр Своик.

Аналитик «Открытие Брокер» Тимур Нигматуллин подсчитал еще проще. За последние 10 лет цены в Казахстане выросли чуть более чем в 2 раза, покупательная способность тенге снизилась чуть более чем в 2 раза (курс доллара к тенге при этом вырос со 120 до 376). Средняя зарплата за десятилетие выросла с 62 до 168 тыс. тенге. «Покупательная способность казахстанцев, исходя из средней зарплаты, выросла примерно на треть», — делает вывод аналитик. В то же время, по его данным, покупательная способность россиян сейчас примерно на 3% выше, чем казахстанцев.

Сравниваем два прошлых десятилетия

Интересно также, ускорились или замедлились темпы снижения покупательной способности наших сограждан за эти 10 лет по сравнению с предыдущим десятилетием (1998-2007 годы).

За период с января 1998 года по декабрь 2007 инфляция в Казахстане выросла на 135%. Это больше инфляции за период 2008-2019 гг., равной 124% — сравнил Олжас Тулеуов.

«То есть за предыдущее десятилетие покупательная способность казахстанцев упала сильнее»,

— делает вывод экономист. С ним согласен Тимур Нигматуллин. «Субъективно темпы снижения покупательной способности населения замедлились, так как выше эффект базы».

Что ожидать в следующие десять лет?

«Если предположить, что с 2019 по 2028 годы инфляция в Казахстане будет расти по 4% в год (долгосрочная цель Нацбанка), в накопленном итоге покупательная способность населения за этот период снизится лишь на 48% по сравнению со 135% и 124%, наблюдавшиеся предыдущие два десятилетия», — прогнозирует Олжас Тулеуов.

При этом ее динамика, добавляет он, будет зависеть от состояния обменного курс тенге, инфляции в странах-торговых партнерах, мировых цен на продовольствие и внутриэкономических шоков предложения на отдельных рынках продовольственных и непродовольственных товаров.

Тимур Нигматуллин не рискует давать оценку на следующие десять лет – до 2028 года, так как прогнозы, согласно основным сценариям, сильно разнятся. «Есть много неопределенности относительно динамики цен на нефть и политического устройства». Петр Своик тоже считает, что фантазировать не стоит. «Одно можно предположить уверенно – и весь мир, и наша страна за это время очень сильно изменятся», — заключил он.

 

По материалам 365info.kz

Прочитано 255 раз

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

Новости