Суббота, 16 ноября 2019
Пятница, 11 октября 2019 09:00

За чертой бедности – за бортом кредитования.

Оцените материал
(0 голосов)

Почему с ограничением потребительских займов опасно шутить.

Казахстанский регулятор намерен охладить потребительское кредитование через ужесточение требований к банкам и ограничение доступа к беззалоговом займам самих заемщиков. В качестве официальной причины озвучивается высокая закредитованность населения.

Насколько высок уровень потребкредитования в Казахстане

«В стране отмечается тенденция расширения портфеля займов физлицам, но уровень закредитованности остается невысоким», – считает Рамазан Досов, эксперт аналитического центра Ассоциации финансистов Казахстана (АФК). Так, объем кредитования физлиц вырос до отметки 6 трлн тенге, что составляет 46,1% от всех кредитов экономике. Тем не менее, согласно данным Первого кредитного бюро, 82% заемщиков имеют среднюю задолженность в размере около 301 тысячи тенге, тогда как 2,2% заемщиков, или 118 тысяч человек, имеют среднюю задолженность около пяти миллионов тенге, и на них приходится почти 17% всего кредитного портфеля. Еще 1098 человек (или 0,01% заемщиков) имеют среднюю задолженность более 101 млн тенге и на них приходится более 3% всего портфеля. «Другими словами, большое влияние на общую статистику оказывают крупные займы относительно небольшого количества заемщиков», – пояснил эксперт АФК.

Аналитики Halyk Finance полагают, что ситуацию, которая сложилась на рынке кредитования, стоит рассматривать с нескольких сторон. С одной – в банковском секторе сложилась ситуация, когда сокращение корпоративного кредитования банки компенсируют наращиванием розничного ссудного портфеля. За 8 месяцев текущего года займы юридическим лицам сократились на 9%, в то время как займы населению выросли на 16%. При этом растет доля займов, выданных на потребительские цели: если на 1 января 2018 года она составляла 23%, то на начало 2019 года – уже 25%, а по состоянию на 1 сентября 2019 года – 29% в структуре совокупного ссудного портфеля.

С другой стороны, уровень просроченной задолженности сейчас находится на более комфортном уровне по сравнению с предыдущими годами. Так, доля займов физических лиц, по которым присутствует просроченная задолженность сроком 90 дней и более, по состоянию на 1 сентября 2019 года сократилась до 6,2% против уровня в 7,2% на 1 января 2019 года и в 8,4% на 1 января 2018 года.

«Таким образом, пока преждевременно говорить о перекредитованности населения, однако такая динамика несет в себе определенные риски. Например, в условиях ограниченных возможностей по кредитованию корпоративных клиентов на розничное кредитование переориентируются банки, исторически не уделявшие столько внимания данному направлению. Здесь основная угроза состоит в том, как быстро и насколько эффективно они смогут выстроить систему управления относительно новыми для себя рисками», – пояснили в Halyk Finance.

По мнению аналитиков инвестбанка, главным риском ухудшения качества обслуживания займов населения на данный момент видится риск ухудшения макроэкономических показателей (замедление роста реальных доходов населения, рост безработицы и пр.).

Cтарший аналитик группы оценки финансовых институтов рейтингового агентства Moody's Владлен Кузнецов также не считает, что в Казахстане есть «пузырь» на рынке потребительского кредитования.Однако, предупредил он, при продолжении настоящей динамики, которая превосходит рост доходов населения, ожидается существенное ухудшение кредитного портфеля физических лиц. Вместе с тем, по его словам, Нацбанк озаботился этой ситуацией и принимает ряд мер, направленных на охлаждение розничного кредитования.

Меры, которые рассматривает Нацбанк.

Напомним, регулятор разрабатывает ряд мер регуляторного характера, направленных на снижение долговой нагрузки заемщиков-физических лиц

. Первое – запрет начисления штрафов, пени, а также комиссий и иных платежей, связанных с выдачей и обслуживанием потребительского беззалогового займа, по истечении 90 последовательных календарных дней просрочки исполнения обязательств по погашению любого из платежей по договору банковского займа заемщика – физического лица

. Второе – запрет на предоставление займов гражданам с доходом ниже прожиточного минимума.

Третье – изменения пруденциального регулирования банков в отношении беззалоговых потребительских займов и поддержания банками необходимого уровня капитала через дифференцированный подход к взвешиванию активов по степени кредитного риска.

Эти меры рассматриваются совместно с игроками рынка.

Нищих – «за борт»

В Казахстане рост потребительских займов возник не спроста. Из года в год в республике дорожают товары и услуги. Только согласно официальной информации, инфляция в 2015 году составила 13,6%, в 2016 году – 8,5%, в 2017 году – 7,1%, в 2018 году – 5,3%. То есть с 2015-го по 2018 год инфляция составила 34,5%. Среднемесячная номинальная заработная плата за это время выросла на 29%, а минимальная зарплата увеличилась на «впечатляющих» 32,4%, а на деле – всего на 6920 тенге. А теперь посмотрим на мнения самих работников. Согласно данным Antal Kazakhstan, в 2019 году повышение заработной платы получили 51% респондентов. Но в среднем компании индексируют зарплату на 6-10%. То есть зарплаты у большинства респондентов, по сути, едва поспевают за официальной инфляцией.

Недавно и вовсе выяснилось, что почти 2 миллиона человек в Казахстане живут за чертой бедности. По крайней мере, на это указывает число заявок, поданных на получение адресной социальной помощи. По сути, получается, что более 10% населения находится в сложном положении (или почти 22% экономически активного населения страны). Хотя, по итогам прошлого года, согласно данным Комитета по статистике, была зафиксирована доля населения, имеющего доходы ниже величины прожиточного минимума, в размере всего 4,3%.

Действительно, соглашается Мурат Кастаев, генеральный директор DAMU Capital Management, доходы населения снизились настолько, что у него на руках нет свободных средств и большинство расходов приходится осуществлять в рассрочку или в кредит.

«Если сильно ужесточить потребительское кредитование, то, помимо населения, пострадает и бизнес, у которого упадут доходы по причине сжавшегося потребительского спроса. Так можно запустить процесс по спирали – снижение доходов бизнес компенсирует сокращением расходов и рабочих мест, что повлечет за собой новую волну снижения доходов населения, сокращение их расходов и т. д.», – считает эксперт.

В этой связи, по его мнению, нельзя ограничивать кредитование, можно ужесточить его регулирование, но ограничивать или запрещать закредитованным слоям населения обращаться за новыми кредитами нельзя. «К проблеме нужно подойти с другой стороны, поняв, что население лезет в кредитную кабалу вынужденно, так как не имеет свободных средств для финансирования текущих потребностей или крупных покупок. Если Правительство сосредоточится на повышении доходов населения, проблема постепенно потеряет свою остроту, поскольку население направит свои увеличившиеся доходы на снижение кредитной нагрузки. Также могут частично помочь ввод процедуры банкротства физических лиц и упрощение для банков процессов создания резервов под такие кредиты и возможностей для их списания, освободив такие списания от возникновения дополнительных налоговых обязательств для банков», – считает Мурат Кастаев.

Впрочем, и копить у населения получается с трудом. Согласно опросу Нацбанка, порядка 78-80% респондентов не имеют личных сбережений или денежных накоплений. Более 80% опрошенных признались, что не имели возможности отложить в последнем месяце какую-нибудь сумму денег. Это значит, что лишь 20% могут копить на будущую покупку...

Таким образом, прежде чем ограничивать потребительское кредитование, стоит посмотреть на ситуацию шире… например, на повышение доходов населения. Все же лишать людей возможности брать кредиты – значит оставить их в безвыходной ситуации.

Ольга Фоминских

Источник  inbusiness.kz

Прочитано 252 раз

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

Новости