Суббота, 28 марта 2020
Среда, 25 марта 2020 15:07

Банки нужно пустить в «свободное плавание»

Оцените материал
(0 голосов)

Расчистка банковского сектора невозможна без регуляторных послаблений

Картинки по запросу "картинки  свободное  плаванье  банков рк"

В конце февраля Агентство по регулированию и развитию финансового рынка (АРРФР) объявит результаты оценки качества банковских активов (AQR) и список мер в отношении каждого из банков. Судя по всему, операция «Спасение-2020» не будет проходить столь же легко и гладко, как было ранее. Президент Токаев уже предупредил регулятора, что вопрос поддержки банков следует рассматривать на рыночных условиях и что Нацбанку необходимо найти баланс.

Между тем кризис в казахстанском банковском секторе перешагнул второе десятилетие. За это время, по оценке Fitch Ratings, в систему влили порядка 5 трлн тенге, что составляет почти 9% ВВП страны за 2019. И тема постоянно нуждающихся в подпитке банков начинает серьезно надоедать и обществу и власти.

В 2017 Нацбанк, выполнявший на тот момент функции финансового регулятора, заявил, что банковские портфели прошли основную расчистку и впереди у банков процесс реабилитации. Однако последующие два года продолжил заниматься ставшей привычной неприятной работой – отбирать лицензии у проштрафившихся банков, вести переговоры с потенциальными инвесторами и включать печатный станок. Итогом программы повышения финансовой устойчивости банковского сектора на конец 2019 стали мероприятия по улучшению качества активов и возврату задолженности на сумму более 1,2 трлн тенге, списание с баланса БВУ проблемных займов на общую сумму 838 млрд тенге и выдача банками – участниками программы новых займов на 2,4 трлн тенге.

Ситуация в отрасли, однако, далека от разрешения. Регулятор предупредил, что по итогам AQR банкам могут понадобиться дополнительные 450 млрд тенге поддержки. Международные эксперты считают, что объем помощи может быть больше, а время для ее оказания дольше. Так, в агентстве Moody’s говорят, что для окончательного решения всех исторически накопленных проблем в секторе потребуются несколько лет и дополнительная государственная поддержка. «Нацбанк объявил итоги AQR, согласно которым объем недосозданных резервов в целом по банковской системе составил около 450 млрд тенге. Это совпало с нашим прогнозом о величине недосозданных резервов на возможные потери. По нашему мнению, высока вероятность предоставления второго пакета помощи системообразующим банкам, по аналогии с поддержкой, оказанной осенью 2017 года», – отмечает вице-президент – старший аналитик, ведущий аналитик Moody’s по банковскому сектору Казахстана Владлен Кузнецов.

По оценке Fitch Ratings, в секторе остается несколько банков, которым может потребоваться дополнительный капитал по результатам AQR. Доля таких банков в активах банковского сектора составляет около 15–20%. «Мы полагаем, что банкам предстоит досоздать резервы, однако глубина дорезервирования и потребности в капитале будут распределены неравномерно между банками – участниками AQR. Некоторые БВУ смогут дорезервировать проблемные активы за счет прибыли. Другим для выполнения требований AQR может понадобиться докапитализация со стороны акционеров или господдержка», – поясняет директор аналитической группы по финансовым организациям Fitch Ratings Дмитрий Васильев.

Согласно раскрытию качества кредитных портфелей по МСФО 9 на конец 2018, средний уровень кредитов третьей стадии (наиболее рисковые) составил чуть более 20%, кредиты второй стадии (средний уровень риска) составили еще 10%. В Fitch Ratings констатируют, что за 2019 показатели существенно не изменились. В дополнение к этому на балансах некоторых банков еще есть существенные объемы нецелевых активов, в основном недвижимость. Это индикативный уровень потенциально проблемных кредитов в банковском секторе. Согласно регулятивной отчетности, проблемные кредиты составили 11% от кредитного портфеля. Таким образом, разница между проблемными кредитами по МСФО 9 (20%) и проблемными кредитами по регулятивной отчетности (11%) составляет более 1 трлн тенге. Эти кредиты будут являться основной целью для дорезервирования, полагают в агентстве.

Вопрос, кто заплатит за очередное спасение банков, потребует ответа уже через месяц. В Fitch Ratings считают, что господдержка не может быть оказана во всех без исключения случаях. Возможно, регулятор сделает акцент на стимулировании частных акционеров поддерживать собственные банки или же предоставит плечо тем БВУ, чьи владельцы будут готовы влить новый капитал. «Глубина дорезервирования будет зависеть от жесткости подходов, использованных для AQR. Из комментариев руководства Нацбанка мы видели, что по результатам AQR банкам может потребоваться 450 млрд тенге. Это несколько ниже, чем потенциальный объем проблемных активов. Однако оставшуюся часть банки могли бы покрыть постепенно за счет прибыли. К тому же по большинству проблемных активов у БВУ есть залоги, и они частично могли бы погасить проблемную задолженность за счет реализации этих залогов», – комментирует Васильев.

Fitch закладывает в рейтинги некоторых частных банков возможную господдержку из-за их системной значимости. Однако вероятность такой поддержка крайне неопределенна из-за достаточно неоднородной истории помощи банковскому сектору в прошлые годы. История показывает, что поддержка может сочетаться с механизмом bail-in старших необеспеченных кредиторов банка, когда они могут участвовать в компенсации дефицита капитала и делить убытки с государством. (Bail-in популярен на западных рынках в качестве инструмента санации банков. Он представляет собой конвертацию требований кредиторов третьей очереди – юридических лиц и частных предпринимателей, а также владельцев крупных депозитов в субординированные займы или уставный капитал банка. Похожую схему применили в прошлом году к Bank RBK, когда его крупный депозитор, №1 рейтинга богатейших бизнесменов Forbes Kazakhstan Владимир Ким, стал его акционером.)

«Риски вовлечения кредиторов в покрытие убытков особенно высоки, если у банка существенные потребности в дорезервировании проблемных активов. Господдержка, скорее всего, будет зависеть от системной значимости банка, объема потенциальных проблем и характера отношений акционеров с властями», – говорит Васильев. По расчетам агентства, казахстанские банки сохраняют зависимость от государственного фондирования. Доля клиентских средств, предоставляемых БВУ от государственных холдингов и национальных управляющих компаний, превышает 20% обязательств сектора. С точки зрения взаимной зависимости банков и нацкомпаний, механизм bail-in, похоже, будет рассматриваться в первую очередь.

«Без государственной поддержки оздоровление банковской системы может затянуться на достаточно долгое время. Банки, у которых недосозданы резервы на возможные потери, не имеют достаточной возможности покрыть их за счет генерации денежного потока в среднесрочной перспективе, – полагает Кузнецов. – Реорганизация регулятора вряд ли существенно повлияет на планы правительства по оздоровлению сектора. Здоровая банковская система является необходимым условием для экономического роста и, как следствие, для улучшения социальных условий населения. По нашему мнению, правительство остается приверженным данному направлению».

К дискуссию о спасении частных банков за государственный счет подключился бывший главный экономист Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР) Сергей Гуриев. В ноябре прошлого года, выступая на конференции в Алматы, он заявил, что главным является не факт спасения кредитных учреждений, так как устойчивость банковской системы – это всегда хорошо, а вопрос качества спасения, чтобы не приходилось делать это каждый год. Для этого нужно, чтобы у акционеров банка или у менеджмента были стимулы избегать плохого качества портфеля. Поэтому каждое спасение должно сопровождаться потерями для акционеров. «Если вы плохо управляе­те банком, то должны отвечать за это. Если государство всегда вас спасает без последствий, то вы будете продолжать относиться к этому без должной дисциплины. Нет у вас денег – выпустите акции на рынок и привлеките новых инвесторов. Если нет, давайте думать: может, государство как-то войдет и назначит некоторых участников для принятия решения внутри вашего банка», – высказался Гуриев.

Если вспомнить, в 2009 Нацбанк прибегал к похожему способу поддержки, войдя в капитал четырех системообразующих банков с последующим выходом через несколько лет. Все это время банкиры не могли дождаться, когда представители государства покинут совет директоров. Для единоличных владельцев частных банков вхождение в их вотчину посторонних управленцев – наименее комфортный вариант развития событий.

По мнению экспертов, стандарты корпоративного управления в БВУ достаточно развиты. Есть комитеты и правильное распределение полномочий между подразделениями. Но, по сути, данные инструменты работали неэффективно. «У банков был завышен аппетит к риску с целью увеличения прибыли для акционеров. Все это приводило к росту рискованных операций, в том числе кредитованию связанных сторон. В результате во время последнего кризиса банковская система оказалась в очень непростой ситуации, – отмечает Кузнецов. – Считаем, что улучшение корпоративного управления не может быть решено только посредством улучшения его структуры. Данный вопрос лежит больше в плоскости надлежащей философии со стороны акционеров и менеджмента, где долгосрочные цели, включая репутационные, важнее краткосрочных показателей».

«В последние годы можно говорить об определенных улучшениях в корпоративном управлении, так как банки преимущественно растут в розничном сегменте, где концентрация ниже, а риски понятнее и проще оценить. Однако экономика и банковский сектор Казахстана достаточно цикличны, а обесценение кредитов происходит неравномерно и нелинейно, поэтому для однозначного ответа на вопрос об улучшении качества корпоративного управления потребуется дополнительная проверка временем качества активов в банковском секторе», – считает Васильев.

Стоимость спасения банков можно существенно снизить за счет сокращения числа таковых. Тем более что статистика показывает снижение роли банков в экономике. Нынешнее количество БВУ ей просто не нужно. Объем банковских активов к ВВП упал с 54,8% в 2015 до 40% на начало 2020- го. Также снизились доли банковских ссуд и вкладов клиентов в объеме ВВП. Банковское кредитование корпоративного сектора ужалось в 2 раза к итогам 2015, займы МСБ «топчутся» на месте, растет только кредитование населения: там меньше рисков и больше маржинальности. Благодаря рознице в среднем по сектору у банков хорошие результаты. Отдача на капитал (показатель ROE) за 2019 составила 24,6%. Активы сработали существенно хуже, показатель ROА составил всего 3%.

Похоже, что в ближайшее время кредитование экономики банками не восстановится. Частные сырьевые и нацкомпании напрямую занимают за границей. МСБ плотно сидит на государственных программах, к тому же доля средних компании в общей массе субъектов МСБ сокращается. Банки все больше погружаются в рисковых заемщиков – мелкий бизнес и индивидуальных предпринимателей. Розница поделена между несколькими банками. В условиях, когда регулятор ужесточил с этого года условия для розничного кредитования, у некоторых БВУ оно пойдет на спад. Наступившее будущее в виде финтеха не станет мягкой нишей для банков. Технологический отрыв Kaspi бесспорен, и бороться с ним бесполезно.

Говоря о поддержке банков, следует задаться вопросом, как стимулировать кредитование ими экономики. Проблема в том, что решения этому нет. Если банковская система не хочет кредитовать, принудить ее к этому достаточно сложно, уверен руководитель управления макроэкономического анализа «ВТБ Капитал» Петр Гришин. Он отмечает, что доля банковского дохода, связанного с посредничеством от обслуживания госпрограмм, в Казахстане самая высокая в регионе.

Причина затихающей кредитной активности – в чудовищной зарегулированности финансового сектора. Регулятор диктует такое количество вещей, что в конце концов поле, где банки делают реальный выбор клиентов и направлений деятельности, резко сужается. «Банковская система отзывается на рост, который возникает в экономике, сама по себе. На постсоветском пространстве рост должен быть демографическим, что сейчас происходит в Узбекистане, или ресурсным, как в Казахстане. В ином случае надо тратить из бюджета больше денег на раскачку экономики», – резюмирует Гришин.

Чтобы банковский сектор заработал, надо сократить влияние государства на экономику, смягчить регулирование и пустить банки в свободное плавание. На рынке должны остаться сильнейшие.


Автор Татьяна Батищева

Источник forbes.kz

Прочитано 191 раз

Новости